Жизнь-смерть-жизнь
Фото: HOT
Жизнь-смерть-жизнь

В подвале дома профессора Ландау обнаружена темноволосая женщина в состоянии комы. После выяснения личности оказалось, что это доктор Ясмин, которая взяла в клинике отпуск для поездки в Индию. Причем ее мать все это время регулярно получала от дочери интернет-сообщения. Проф. Ландау руководит особой программой исследований... 

 

Израильский сериал "Между жизнью и смертью" (его название на иврите - "Метим ле-рэга" можно перевести дословно как "Умершие на мгновение") захватывает с первых минут. В этом потоке загадок, интриг, детективных поворотов, мистических намеков нет времени скучать. Обаятельные, умные и красивые молодые врачи ищут ответы на вопросы о жизни, смерти, природе человеческих отношений, о том, что такое правда и как отличить ее ото лжи. 

Ночью, когда в больнице все спят, трое талантливых стажеров-медиков проникают в операционную. Скрипит дверца шкафа с лекарствами. Лимонного цвета жидкость в пузырьке будто вспыхивает в свете лампы. Девушка ложится на кушетку - и друзья вводят ее в состояние клинической смерти. А потом возвращают из пещеры, куда живым путь заказан... 

Харизматичный, давно и удачно снимающийся в телесериалах Офер Шехтер, утонченный Ади Кветнер (он еще и певец, и телеведущий на 9 канале, сын директора особых проектов театра "Гешер" Романа Кветнера). Прелестная актриса кино и телевидения Авигайль Харари (я видела ее театральные работы - Мадлен в "Ужасных родителях", Джульетту, Аделу в "Доме Бернарды Альбы", и ощутила электрическую, эмоциональную силу ее таланта). Агам Рудберг давно и тонко ведет свою линию в кинофильмах и телевизионных проектах, у нее особое амплуа - этакая нервная и аристократичная жительница престижной тель-авивской улицы Шенкин... И ее героиня - как раз такая. Арабская израильская актриса Маиса Авад-Альхади играет острую роль девушки-мусульманки, которой удалось получить медицинское образование, достичь неких успехов в престижной профессии, преодолеть океан предрассудков. В одном из эпизодов фильма сын, сопровождающий пациентку клиники, кричит доктору-арабке: "Дайте мне врача-еврея! Я это заслужил! Кого угодно, даже русского - но не ее!". Этот пассаж про "даже русского" звучит весьма горячо. И был бы смешным, если бы не был грустным...

 

В запутанном маршруте сюжета, - а в этом сериале все время что-то происходит, меняются акценты, возникают драматические ситуации, мерцают головокружительные тайны, открываются новые детали, подробности, альтернативы, - есть серьезность и ирония. Лирика и эксцентричность. Наивность и мудрость. Есть ли что-то за гранью жизни? Что можно понять о себе, открыть, вспомнить, если заглянуть за занавес? Да и нужно ли это человеку, обычному, погруженному в свои повседневные заботы и тревоги? Стоит ли пытаться стать осведомленнее, принесет ли это пользу нам, которые, как сказал поэт, "бессмертны на время"... 

В сериале "Между жизнью и смертью" есть социальные проблемы, дыхание актуальности. Он не копирует американские блокбастеры. Заставляет волноваться, сопереживать, думать. Это несомненная удача сценаристки Рони Йядур, режиссеров Йоава и Дорона Паз, оператора Ротема Ярона... 

А теперь самое время вспомнить, что ровно тринадцать лет назад вышел первый израильский телевизионный сериал "Лагаат ба-ошер" ("Прикоснуться к счастью"). Значит, ныне у жанра - бар-мицва. С тех пор он окреп, стал любимым, достиг успехов, похвал, призов. На мой взгляд, новые сериалы можно рассматривать с точки зрения совершенной в этом виде киноиндустрии революции. Израильские сериалы имеют свое собственное лицо. "Между жизнью и смертью" - точное попадание в цель. 

Смотрите - учащенный пульс и забвение собственных проблем на время, пока длится очередная серия, вам обеспечены. Показ второго сезона завершается на этой неделе на канале НОТ3, но если пропустили - все серии можно найти в видеотеке HOT VOD в любое время. 

 

Инна Шейхатович

counter
Comments system Cackle