Филипп Бледный: Святая земля дает силу...
Фото: пресс-служба
Филипп Бледный: Святая земля дает силу...

Филипп Бледный - один из самых перспективных российских артистов нового поколения. Молодой и популярный актер исполнит роль поэта Ивана Бездомного в спектакле "Мастер и Маргарита", постановки режиссера Сергея Алдонина, который пройдет на лучших сценах Израиля с 30 ноября по 5 декабря. 

В преддверии израильских гастролей, Филипп дал небольшое интервью. В нем он серьезно и, одновременно, с юмором рассказал об особенностях постановки спектакля, об отношении к многочисленным трактовкам романа Булгакова и о том, что посещение Израиля - это одно из важнейших событий в его жизни, а сам спектакль создан для того, чтобы играть его на израильской земле. 

Филипп Бледный. Фото: Кирилл Диденок

 

- Филлип, был ли ты когда-либо в Израиле? 

- Нет, никогда не был, и это вызывает у меня определенные сожаления, потому что мой старший брат бывал, множество моих друзей и подруг бывали, и все в восторге от Израиля. До сих пор из-за работы и по другим причинам не удавалось вырваться, поэтому это одно из моих жарких мечтаний - побывать в Израиле. 

- Есть ли у тебя еврейские корни? 

-Так произошло, что во мне смешалось несколько кровей, в том числе и еврейская, по маминой линии. В моем роду есть и иудеи, и христиане, и мусульмане. В какой пропорции все намешано я не знаю, в моей семье с советских времен все эти вопросы табуированы. Возможно, придет время, и мне это понадобится, и я докопаюсь до истины. 

- Будет ли у тебя время на гастролях поближе познакомиться с Израилем? 

- Гастроли предстоят сложные: шесть спектаклей за шесть дней, несмотря на то, что все они будут проходить в городах, расположенных недалеко друг от друга. Хотя в это время в Тель-Авиве будут гостить мои друзья. Может, с кем-то и получится увидеться. Кроме того, с нами едет еще один актер - Женя Самарин. Он неоднократно бывал в Израиле. Если не ошибаюсь, у него даже израильское гражданство. Так что я попросил его взять на себя шефство надо мной и еще парочкой моих друзей, чтобы мы могли погулять по городам Израиля в свое минимальное свободное время между спектаклями. Пока остальные актеры будут спать, мы ранним утром будем мчать куда-нибудь на такси и наслаждаться красотой страны, потому что, к сожалению, выходных у нас нет. Да все равно это очень здорово и это невероятное приключение! Тем более, я знаю, что Святая земля дает силу. Уверен, что все будет хорошо. 

- Скажи, пожалуйста, есть ли у тебя какое-то ожидание от встречи с реальным городом Иерусалимом, ведь по сути Ершалаим в произведении Булгакова - это он и есть. 

- Есть, но вот какие - объясню подробнее. Наш спектакль - очень мистифицирован, и в этом есть своя определенная прелесть. Все какие-то закосневшие определенности. Например, отношение к христианству или иудаизму, оно стерто: мы говорим в нашем спектакле о черном и белом, о добре и зле, о Боге и дьяволе. Вне зависимости от того, какую религию ты исповедуешь, все равно есть причинно-следственные связи, хорошие или плохие поступки и ты расплачиваешься за них. Наш спектакль заставляет задуматься, что если ты изнутри гнилой человек, то и в жизни у тебя будет происходить та же гниль. 

Вообще я считаю, что наш спектакль удивительный. Мы обычно играем его в "Нехорошей квартирке" - в Булгаковском театре, а он находится прямо под квартирой, где жил сам Михаил Афанасьевич, в которой по роману происходят все эти истории. И, получается, что есть влияние той самой нехорошей квартирки на весь наш спектакль. Мы играем его "на костях" персонажей, которые описаны в книге. Выступления в Израиле - это будет еще одна страница, которая буквально оживет. 

Филипп Бледный. Фото: Кирилл Диденок

 

- Сама постановка Алдонина - особенная, верно? Мне еще не довелось посмотреть спектакль, но я начиталась отзывов: люди делятся на два противоборствующих лагеря. Одни считают, что это гениальная, чуть ли не самая лучшая из постановок романа "Мастер и Маргарита", наиболее близкая к булгаковскому прочтению. Другие говорят, что она абсолютно никакого отношения к Булгакову не имеет. 

- Что касается именно романа "Мастер и Маргарита" - это особенное произведение и все его по-разному трактуют... Например, я сейчас читаю "Зону" Довлатова. Эту же книгу читал мой брат и мой близкий друг, и они оба говорят: "Ой, классно!". Но каждого из них зацепили разные отрывки, каждый запомнил что-то свое, у каждого сложилось свое впечатление. И зависит это от того, какая была музыка, освещение, когда он читал, какое настроение. 

И когда говорят - вот это по Булгакову, а вот это нет - сразу хочется спросить, да откуда вы знаете? Каждый человек пропускает книгу через призму своего восприятия, и мы никогда не узнаем, что имел в виду автор. Даже если бы лично Булгаков, сидя в зале, посмотрел наш спектакль и сказал: "Нет, здесь вот так, а тут - вот так надо", и мы бы запротестовали "А почему? Мы иначе видим!". Он бы ответил: "Ну, ведь это я так написал!" (смеется). 

- А расскажи о своем персонаже в спектакле "Мастер и Маргарита". Бездомный - он же и добрый человек, и не очень. Есть где разгуляться актеру? 

- Бездомный - как персонаж добрый, но дело не в его доброте, а в том, что он обманщик. Наше решение в постановке конкретно это передает, когда Воланд спрашивает его на лавке у Патриарших прудов: "А Вы, Иван Николаевич, как я вижу, здорово верите в Иисуса Христа!". На что тот отвечает, что никогда не верил и не будет. Но вот в чем штука-то - он верит, хоть и отрицает это. Бездомный - человек, попавший в такие обстоятельства, когда он вынужден говорить о неверии, и ему это нравится. Славить СССР, ядреную силу сохи, а на самом деле внутри себя он понимает, что Бог есть и он один. И не деться от этого ему никуда. 

- Зрителя не обманешь, не так ли? 

- Конечно! Иногда говорят, вот, такой тяжелый зритель сегодня, да я и сам так часто говорю. Да, тяжелый! Но это вовсе не значит, что не нужно стараться, наоборот, это значит, артист должен такого зрителя "додавить", пронять! Хотя, когда в зале тебя приветствует добрый зритель, то это - кайф! У нас недавно проходил тур, и в одном из городов было тяжеловато. А в другом городе с самого начала зал стал смеяться, хлопать. Нет, не в истерике, а видно было, что люди рады тому, что мы к ним приехали. И в этот момент актеры на сцене стали как бутоны в парнике раскрываться - выдавать лучшие краски, лучшие шутки, и спектакль от этого заиграл еще ярче! Я как раз отношусь к тем актерам, которых нельзя ругать, мне лучше говорить, что я молодец, тогда я горы сверну. 

Филипп Бледный. Фото: Кирилл Диденок

 

Беседовала Гюна Смыкалова 

Фото: Кирилл Диденок

counter
Comments system Cackle