Зависимость от видеоигр признана диагнозом
Фото: Shutterstock.com
Зависимость от видеоигр признана диагнозом

Это патологическое влечение внесено в новую классификацию болезней       

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала самостоятельным диагнозом патологическое влечение к видеоиграм (Gaming Disorder) и внесла его в опубликованную 18 июня новую классификацию болезней. Это важное событие в истории отношений между обществом и современными технологиями. 

Критериями для постановки диагноза называются потеря контроля над частотой и длительностью игры, все чаще отдаваемый ей приоритет перед другими занятиями, а также продолжение игры даже при наличии негативных последствий. По мнению ВОЗ, диагноз игровой зависимости должен ставиться, если пациенты охвачены патологическим влечением на протяжении не менее чем 12 месяцев. 

Многие родители уже давно высказывают обеспокоенность широким распространением игр для смартфонов, которыми пользуются их дети. С другой стороны, сами же родители подсаживают ребенка на разнообразные гаджеты, покупая их ему чуть ли не с двухлетнего возраста. Очень удобно: ребенок уткнулся в смартфон, у родителей освобождается время для себя или для дома. Неизвестно, к чему может привести описанная тенденция, но существует риск вырастить из малышей игроманов. 

Игромания формируется из безвредного увлечения компьютерными, сетевыми либо азартными играми. Она отличается от алкоголизма или наркомании, поскольку не касается физического здоровья индивида, а затрагивает лишь эмоции, и сходна по проявлениям с психическими заболеваниями. Кроме того, игромания осложняется тем, что в начальной фазе ее практически нереально выявить: ведь соматически она не проявляется. 

К тому же игра испокон веков считалась безопасным средством для времяпрепровождения, невинным способом снять последствия стрессовых влияний и возможностью отвлечься от насущных проблем. 

Далеко не все врачи и ученые согласны с решением, принятым ВОЗ. Критики, среди которых почти 30 ученых из Оксфордского, Мюнстерского университетов и других организаций, не отрицают, что у некоторых игроков возникают проблемы из-за чересчур страстного увлечения. Но, по их мнению, новый диагноз вряд ли поможет решить эти проблемы. 

Возможно, чрезмерное пристрастие к играм – это всего лишь защитный механизм. У тех, кто часто играет в видеоигры, нередко отмечают подавленность, тревогу, дефицит внимания. Что здесь причина, а что следствие – не ясно. 

Критики решения ВОЗ считают, что критерии для постановки диагноза чересчур туманные и аналогичны тем, что применяются при злоупотреблении психоактивными веществами и азартными играми. Иными словами, зависимость от игр представляется чем-то вроде наркомании, только без наркотиков. 

Идея о том, что можно подсесть на определенное поведение, сравнительно новая. Она утвердилась благодаря технологиям визуализации мозга, например магнитно-резонансной томографии (МРТ). Исследования показали, что некоторые действия могут активировать ту же систему вознаграждения, что наркотики. То есть в конечном счете и наркотики, и аддиктивное поведение перенастраивают мозг, отчего человек меняется, иногда до неузнаваемости. 

В статье на сайте американского научного журнала PNAS психолог Крис Фергюсон из Стетсоновского университета пишет: "При депрессии многие люди целый день проводят в постели, но мы же не говорим, что у них зависимость от кровати". Он считает, что зависимость от видеоигр рано рассматривать как отдельную проблему. 

При желании медицинский ярлык можно повесить на что угодно, но тогда нормальных людей почти не останется. Высказываются опасения, что ученые станут искать подтверждения существования зависимости от видеоигр, хотя сначала нужно разобраться, как поведение в принципе может переходить в зависимость. С таким подходом в любом занятии можно будет отыскать патологию, но это только навредит вполне нормальным людям и помешает распознать настоящие проблемы.

Елизавета Алексеева

counter
Comments system Cackle