Репатрианты достигают больших успехов в обучении
Фото: Shutterstock.com
Репатрианты достигают больших успехов в обучении

Борис Штивельман: современная школа - не источник знаний, а место сопереживания 

Почему главное в школе - ощущение ребенком счастья и уверенности в себе, как советский подход отразился на школьном образовании в Израиле, и почему репатрианты достигают больших успехов в обучении - об этом и многом другом - в интервью с основателем проекта Израильский лицей д-ром Борисом Штивельманом. 

- Борис, качество образования - тема неисчерпаемая, но каковы, на ваш взгляд, критерии хорошей школы? 

- Сегодня я убежден, что хорошая школа - это школа, где ребенку хорошо. Блестящие педагоги и интеллектуально развитые одноклассники - это прекрасно, но… вторично по отношению к главной идее школы, особенно начальной. 

К этой точке зрения я пришел не вдруг и не сразу, более того, в первые годы жизни в Израиле был - как и 99% репатриантов - в числе критиков местной школы. Где детей только хвалят, а родители приходят на собрание, чтобы услышать, какой их сын или дочь умница. Как учится? Да нормально учится, - успокаивает учитель. Какие оценки? Да нет у нас оценок, но вы не волнуйтесь... 

Повторяю, я много лет воевал с этой системой, но отчасти стал ее пленником. Ведь родители уже давно, а учителя относительно недавно не являются главным источником знаний для детей. Они остаются источниками подхода, оценки, навыков учебы и работы, но не информации как таковой… 

Школа в некотором смысле стала местом сопереживания, поэтому выстраивание новой парадигмы требует особого расположения духа. В плохом настроении вы мало что запомните из музейной экспозиции и не воспримете театральный спектакль. Я бы уподобил хорошую школу семье. Где ребенку живется лучше - у зажиточных родителей или у тех, с которыми он просто счастлив? 

- Прекрасно, что в израильской школе все направлено на то, чтобы ребенок был счастлив. Но, как писала одна израильская мама-репатриантка, что нам ждать через 10 лет от этого поколения счастливых идиотов? 

- Этот ход мысли присущ репатриантам, сетующим, что на уроках в израильской школе - шум и гам, нет уважения к учителю, дети стихи не учат, оценок им почти не ставят и, главное, - знаний они не получают. Но выясняется, что это не совсем так, и в школе, как и в семье, заботятся о том, чтобы ребенок чувствовал себя нужным и любимым. Кажется, раву Карлибаху принадлежат слова о том, что ребенку нужно немного - хотя бы один взрослый человек, который в него верит. А тут вся школа уверяет его в том, что он талантливый, умный и т.д. 

Ребенок должен знать, что если он захочет - он сможет. Израильские дети совершенно не похожи на советских, закомплексованных и неуверенных в себе. Каждый толстый израильский мальчик и каждая прыщавая девочка абсолютно уверены в своей неотразимости. И это правильно - основание мировоззренческой пирамиды должно быть широким, чтобы она не падала от каждого дуновения ветра.  

Школа, в которой творится это отчасти контролируемое безобразие, дает ребенку важный навык - он учится брать ответственность на себя. Он принимает решения чаще, чем это делают за него родители. Он или она четко знают, кем хотят быть. 

Да, в результате трансформировались многие присущие нам, евреям диаспоры, ценности. В Израиле не считают, что еврейский ребенок непременно должен получить высшее образование. И это не вызывает такого протеста, как, например, у моих родителей, когда я в десятом классе пошел в школу рабочей молодежи, одновременно поступив на чулочный комбинат учеником электрика. В университет я потом все-таки поступил, но это был мой выбор. 

Израильский учитель поощряет инициативу, в школах все более популярны дни предметов на выбор, когда вы можете учить то, что вам нравится, - из определенного набора, разумеется. Есть даже так называемые открытые школы, где все решают дети - что учить, как построить расписание, какого учителя принять на работу - в этих школах неплохие результаты, и главное - на них огромный спрос. 

- Процитирую вас: ребенок должен понимать, что если он захочет - то сможет. А если не захочет? Я окончил обычную советскую школу и, вспоминая наших двоечников, понимаю, что даже они обладали элементарными базовыми знаниями… Так ли это в Израиле, где принято ориентироваться на слабых учащихся, поэтому средний уровень падает? 

- Хочу вас удивить. В последние годы интерес к учебе в Израиле постоянно растет, и это во многом заслуга выходцев из стран бывшего СССР - я не раз был свидетелем того, как сабры ищут репетитора с русским акцентом для своих детей. И вот еще: много лет наблюдаю один и тот же феномен. Шалопаи в младшей школе, с которыми трудно сладить и в средней, к 10-му классу начинают бешено учиться - эта непонятно откуда взявшаяся заинтересованность в отметках, одобрении учителя, хорошем аттестате - повсеместна. Они стремятся к тому, чтобы их аттестат был настолько хорошим, насколько это возможно, поскольку "внезапно осознали", что он является ключевым фактором в дальнейшей жизни. Нас - репатриантов - считают "помешанными на образовании", и израильтяне активно перенимают эту моду. 

- Но при этом аттестат получают в среднем всего 70% израильских школьников. 

- Это так, но к пониманию важности получения аттестата они приходят сами, без всякого влияния родителей. Ведь без аттестата они окажутся в менее престижных частях ЦАХАЛа, и это бьет по их самолюбию. 

У этой системы, безусловно, есть недостатки - израильская школа не ориентирована на престиж, она не дисциплинирует, не предполагает домашних заданий и не воспитывает уважение к старшим - так что вчерашним старшеклассникам нередко приходится ломать себя в армии. 

- И как в эту систему вписалась концепция Израильского лицея, которую вы на протяжении 25 лет реализуете в школах по всей стране? 

- Мы берем лучшее из израильской школы и синтезируем с главной идеей элитарных советских школ: учиться - это интересно, важно и престижно. Этот синтез крайне плодотворен - в первую очередь его оценили выходцы из стран СНГ, но сегодня и многие дети коренных израильтян приходят в наши классы. 

Надо сказать, что для школы - это серьезное испытание. Во-первых, мы - коммерческая компания и к нам обращаются, когда школа хочет сделать апгрейд, улучшить успеваемость, повысить процент получения аттестата зрелости и главное - влить новую кровь - ведь Израильский лицей привлекает учеников, ориентированных на успех. И это некая ломка идеологии, ведь мы ориентируем детей на достижения, а не только защиту собственного достоинства. 

Сегодня Израильский лицей - это несколько десятков детей репатриантов в обычной школе, меняющих среду обитания, - они больше внимания уделяют спорту, склонны к изучению естественных наук - у них в каком-то смысле более правильно построены векторы образования. Любому директору ясно, что эти дети - благодаря особому культурному коду - легче поддаются обучению, они более дисциплинированы и сосредоточены - поэтому нас приглашают во все новые и новые школы. Подчеркну, платит за подобный ребрендинг сама школа, а не родители или министерство образования, но это выгодная сделка, которая сразу отражается на успеваемости. 

- Насколько в целом советский подход оказал влияние на систему израильского образования за последние четверть века? 

- По-моему, огромное, хотя израильская школа по природе своей сопротивляется авторитарности, большим нагрузкам и т.д. Сопротивляется и… не может устоять, поскольку впечатлена результатами. 

В последние годы стали чрезвычайно популярны олимпиады, которые раньше считались уделом избранных, сегодня же школьная олимпиада - норма жизни, их количество выросло в десятки раз. Появились учебные заведения, очень напоминающие советские физматшколы, например, "Шевах Мофет" в Тель-Авиве, с основателями которой я дружу десятки лет. Да, в этом новом горшке знакомый цветок выглядит иначе - это не советская, а израильская школа, где только попробуйте накричать на ребенка или схватить его за руку - рискуете пойти не на ковер к директору, а в тюрьму. 

Так или иначе, выяснилось, что из детей выходцев из СССР вырастают люди, которых принято называть элитой общества. И это плоды синтеза израильской свободы и инициативы и свойственной лучшим советским школам ориентации на высшие достижения. 

- Тогда поговорим о высших достижениях. Лет десять назад месяца не проходило без скандала, поводом к которому было занятое израильскими школьниками на очередной международной олимпиаде по математике/физике/химии место в третьем-четвертом десятке. Примерно в эти же годы Израиль занимал 64-е место в мире по конкурентности образования, 79-е место по преподаванию математики и т.п. С тех пор ситуация заметно улучшилась. За счет чего? 

- На заре своей независимости Израиль занимал верхние строчки на международных олимпиадах для школьников. Но Бен-Гурион решил, что народ един и элитных школ в стране не будет - мы по сей день расхлебываем последствия этой в целом правильной идеи равенства. Долгое время считалось, что образование должно быть демократичным, а ориентация на высшие достижения - порочна. Лишь в середине 2000-х годов министр образования профессор Юли Тамир заявила, что отныне слово мецуянут (достиженчество, - ивр.) больше не является позорным! 

При этом Израиль страна глубоко элитарная - на курсы летчиков огромный конкурс, а поступить на медицинский факультет у нас настолько сложно, что многие предпочитают учиться на врача в Италии или Румынии. Но в школе на элитарность до последнего времени было табу. Хотя сегодня уже есть сильные школы и сильные классы - и с каждым годом это неравенство смущает все меньше, поскольку современное общество не может существовать в обстановке тотальной уравниловки. 

Что же касается наших успехов на олимпиадах, которые в последние годы стали очевидны, особенно по сравнению с 2000-ми, то это во многом заслуга одной семьи - Радзивиловских. Ее глава - мой сокурсник по Новосибирскому университету - сосредоточился на подготовке маленьких детей к поступлению в университет. Он, вероятно, считает, что математика подобна Торе, уверяя, что ее совершенно не обязательно понимать всю и сразу - как и Тору, ее можно учить с любой исходной точки. И эта идея оказалась очень эффективной для подготовки будущих чемпионов. Мало того, он вырастил двух сыновей, один из которых возглавляет комитет по подготовке израильской сборной к олимпиадам по математике, а второй - по физике. 

Да и в целом картина изменилась - если поначалу в этих командах были только выходцы из СНГ, то сегодня там множество коренных израильтян. Когда мой старший внук учился в замечательной школе Кфар а-Ярок, в его классе было две трети детей репатриантов. Когда там учился мой младший внук, "русских" было всего трое… 

- Несколько слов об университетском образовании. Как сочетается весьма посредственная школьная подготовка с хорошими университетами, занимающими достойные места в мировых рейтингах? 

- Университеты действительно сильные, и поступить в них непросто. Я недавно был на вручении награды декана лучшим студентам Техниона - это выдающиеся молодые люди, причем не только светские евреи - среди них много "вязаных кип", есть и арабы, и друзы, встречаются ультраортодоксы. Они явно осознают себя элитой общества вопреки всем комплексам израильтян по поводу элитарности. Учатся они как бешеные, мы с женой, окончившие один из лучших в Союзе университетов, пожалуй, такого не видели. Мой внук, получив 85 (в Израиле 100-балльная система), непременно идет пересдавать, сломав руку, не переносит экзамены - и он отнюдь не "ботаник" - напротив, занимается спортом, возглавляет союз студентов компьютерного факультета Техниона и т.п. И такие ребята не исключение. 

- То, что израильские студенты в целом старше, чем в Европе или США, - с вашей точки зрения - плюс или минус? 

- Знаете, с чем связаны успехи китайцев в сфере образования? Они начинают учить своих детей с рождения. Да, о свободе выбора речь не идет - решение принимается "сверху" и обжалованию не подлежит. В Израиле, как я уже говорил, все по-другому, - первые шесть лет дети практически не учатся, один из моих младших внуков - шестиклассник - до сих пор не выучил таблицу умножения, и нас всех это здорово травмирует. Но он не хочет. И попробуй его заставь!   

Школьники начинают учиться в возрасте, когда это уже не так просто, а для студентов это верно вдвойне. Они ведь в среднем на 4-5 лет старше своих западных "сокурсников" - три года армии, потом год-два путешествий по миру - конечно, это огромный минус для учебы, но это наши реалии... 

- В Израиле постоянно идут разговоры о реформе образования, получающие новый импульс с приходом нового министра. 

- Это огромная проблема - министры меняются часто, а образование - медленный процесс, инкубационный период составляет здесь примерно 10 лет. Но беда даже не в отсутствии стабильности, главное, - защитить отдельные сферы образования. Некоторые из них уже защищены - для детей с ограниченными возможностями есть прекрасные специальные школы. Если талантливые дети получат свой защищенный заповедник, - это очень укрепит израильское образование. Нельзя промывать золотую жилу, как глину, - с каждым годом в Израиле понимают это все лучше. 

Беседовал Михаил Гольд

counter
Comments system Cackle
«агрузка...