Елена Воробей прошла тест на еврейство
Фото: vorobei.ru
Елена Воробей прошла тест на еврейство

"Дело в том, что моя настоящая фамилия Лебенбаум, папа у меня - еврей". (интервью интернет-порталу 7 дней.ru)

Какая любопытная закономерность наблюдается. Стоит журналисту в интервью задать вошедшей в моду знаменитости вопрос о национальной принадлежности, как сладкое выражение лица, неизменно лица осеняющие – мгновенно на холодную маску сменяется. Самые приличные и даже можно сказать вполне уважаемые звезды будто с лица спадают, улыбку теряют и сухой справкой о еврейских корнях ограничиваются.

Ну, а наиболее отчаянные и терпение потерявшие, кому эти вопросы до смерти надоели, те могут любопытного и подальше послать. Как будто изо всех сил стараются сорвать с себя "желтые звезды Давида", символы жалкого гетто, насильно на них напяленные, и показать миру, как чисты они и незапятнанны. Как нелепы на платье их знаки еврейства, как хочется откреститься от иудаизма и предстать перед публикой в безукоризненной чистоте православия.

Это и есть "тест на еврейство" - самая точная и беспристрастная  проверка личности, безупречный детектор правды.

Посмотрите интервью, где несли свой тест-крест о происхождении Дмитрий Быков, Владимир Познер, Владимир Винокур, Божена Рынски, Людмила Улицкая, Мария Арбатова… Поучительное зрелище!

Как же могла Елена Воробей в стороне остаться? Ведь за свою изрядную примесь еврейской крови в жилах отвечать все равно пришлось бы. Тем более ее подлая разоблачительная фамилия Лебенбаум, полученная ею при рождении, не дает возможности благополучно тех вопросов избежать.

"Сейчас я очень благодарна дедушке, который не дал нам свалить в Израиль".

В пространном интервью газете "Семь дней", где заданы были ей в лоб те самые провокационные вопросы, пришлось нашей героине на них реагировать. Так как нельзя было сыграть в несознанку или прикинуться полной дурой - одной из своих героинь - приходилось выкручиваться, сохраняя приличную мину на лице: "Ведь в Израиле моя судьба абсолютно не сложилась бы. Я бы вышла замуж, растила детей и плевала бы супругу в борщ — в отместку за загубленную, искалеченную жизнь…"

Читатель должен был понять: нормальную звездную славу актрисе Елене Воробей Израиль ну никак предоставить не мог. Разве что жизнь загубить, да талант в землю зарыть.

Боже, как хотелось после этих слов высмеять пародистку, разоблачив ее отступничество. С точки зрения русского читателя, тест она прошла безупречно.

Но чем больше углублялся в материал, чем больше читал о ее "хождении за славой", чем яснее становился ее характер и цели, которые она перед собой ставила – тем быстрее менялось мое отношение к хрупкой женщине и талантливой  актрисе со своей нелегкой женской долей и фанатичным упорством, с каким она  рвалась на сцену. Может быть, поэтому ненужным довеском, дополнительной ношей, третьей ногой, мешающей успешной карьере, казалось ей ненавистное еврейство.

"Если бы вы знали, как часто мне давали от ворот поворот. Поэтому сильно ненавижу кастинги, конкурсы". 

А теперь представьте себе, что пришлось пережить никому не известной провинциалке из не отмеченного на звездной карте Бреста да еще с гадкой фамилией Лебенбаум на пути к вожделенной сцене. Вообразите себе, как следовало извернуться, чтобы на кастингах, смотрах талантов, фестивалях с отборочными комиссиями просочиться сквозь тонкое сито, доказывая право на большую сцену. 

Ведь ни внешние  данные, ни большие деньги, ни серьезные  связи помочь ей в ее безумном прорыве не могли. Их, собственно говоря, не было. 

Вот тут и кроется загадка: как же при все при том невзрачный воробей смог переплюнуть и голосистых соловьев, и наглых ворон, и цветных колибри, и хищных ястребов, и вороватых сорок, и ярких павлинов, и на все готовых попугаев – уму непостижимо. 

"Моя жизнь складывается так, что мне всегда приходится что-то доказывать: отвоевывать место на театральной сцене, право выступать на эстраде, делать пародии, право петь".

"Ну, возьмите меня…"

Помните маленькую смешную сценку, принесшую Елене Воробей настоящую славу. Почему так глубоко как заноза проникла она в подсознание и крепко там засела. Потому, что в ней под юмористическим текстом прятался глубокий подтекст. Ну примете меня в круг избранных, - умоляет смешная уродина, - дайте место среди сексапильных красавиц. Так близко нам и понятно состояние души, готовой ради этого на все, пережившей всяческие унижения, но не теряющей оптимизма. 

Несмотря ни на что, никогда бы не пробиться ни Лебенбаум, ни даже Воробей на эстраду, никогда бы не засветиться на телевидении, тем более поразить публику в образе секс-символа. Пришлось ей напялить на себя шутовской колпак, надеть пародийную маску и, согнув ноги колесом, выкатиться на сцену в образе недотепы-клоунессы. 

И уже в таком карикатурном виде Воробей дебютировала и стала быстро набирать популярность. Сначала в ленинградском театре "Буфф", затем в миниатюрах с Юрием Гальцевым и Геннадием Ветровым. Потом артистка доросла до сольных номеров – пародий на пафосных звезд эстрады. Позднее работала в театре Винокура. Сегодня создала свой театр, успешно играет на сцене. Она великолепная актриса, востребованная и самодостаточная.

Казалось бы, все, о чем  мечтала в детстве Лена Лебенбаум с блеском воплотила в жизнь Елена Воробей. Но она на не была бы женщиной, если бы не хотела теперь большего: сбросить прилипшую к ней шутовскую маску, забыть о роли пародистки и предстать перед публикой в образе сексуальной певицы: "Я мечтала, чтобы красивые платья на мне хорошо сидели, чтобы можно было выглядеть не только смешно, но и сексуально".

Яков Бендерский

counter
Comments system Cackle
«агрузка...