Как "марокканец" "русского" спас
Фото: salat.zahav.ru
Как "марокканец" "русского" спас

В Израиле сняли фильм о новых репатриантах из бывшего СССР. Это произошло около года назад, но сегодня всеобщим достоянием становятся только блокбастеры, а информация о малобюджетных лентах медленно просачивается в массы. Поэтому будет нелишним рассказать о кино читателям.

Итак, фильм сняли, смонтировали и даже успели показать на Московском кинофестивале. В России кино фурора не произвело, а вот в Израиле было номинировано на местный "Оскар". Поскольку фильмы о репатриантах выходят не так уж часто, стоит потратить полтора часа на просмотр. Картина сделана добротно, скучать и ерзать в кресле вам, скорее всего, не придется. Этим лента отличается в лучшую сторону от наиболее награждаемых на европейских фестивалях картин "про плохих наших и хороших арабов". Вот это действительно унылое зрелище. Фильмы таких режиссеров, как Амос Гитай гораздо чаще получают призы "за смелость", чем за режиссуру, операторское мастерство или игру актеров. В отличие от них, картина Дани Райсфельда сделана крепко. Да, в ней много  штампов, но это бич любого нынешнего фильма. Более того, в голливудских блокбастерах вообще не осталось ничего, кроме штампов. Сегодня это - продукт, созданный маркетологами (плюс щепотка индоктринации в духе мультикультурализма) и это совершенно не мешает им зарабатывать миллиарды. Но в израильском фильме, который называется "Белая пантера" (на английском лучше – White Panther, отчетливее слышна перекличка с White Power) есть еще целая коллекция стереотипов. И как раз на этом стоит остановиться подробнее.

Есть, правда, одна проблема: как рассказать о фильме, ничего не рассказывая, чтобы не испортить удовольствие тем, кто захочет его посмотреть. Ладно, вначале пара слов для всех, а потом, отдельным абзацем пойдет спойлер. Да, пока не началось, на авторитетном сайте IMDB, где фильм получил 5.6 из 10 возможных баллов, говорится, что это кино про self-hating Jewish skinheads – еврейских скинхедов-самоненавистников. Вот так!

Дани Райсфельд

 

Итак, Израиль, Тверия, наши дни. Режиссер, правда, утверждает, что действие происходит где-то в двухтысячных, но это неочевидно, разве что отсутствие сотовых телефонов бросается в глаза. Два брата-репатрианта – отца нет, мать больна – возглавляют банду трудных "русских" подростков. Тренируются в заброшенном доме, бьются с соседями - такими же гопниками, только из восточных евреев. В один из дней братья затевают драку около клуба, убегают от охраны и налетают на волонтера полиции, Давида Охану, "марокканского" еврея (его играет известный актер Зеэв Ревах). Младший брат бьет волонтера по почкам, тот его "винтит" и везет в участок. Там Охана выясняет, что у задержанного Алекса отец был бойцом батальона "Алия" и погиб в Дженине, проникается и предлагает вместо тюрьмы пойти в принадлежащий ему боксерский клуб. Тут и начинается наша добрая сказка.

Зеэв Ревах

 

Отсюда начинается пересказ сюжета! Дальше Алекс (актер Евгений Орлов) приходит в клуб, встречает там дочь Давида Ясмин (актриса Мейталь Галь). Отношения молодых людей не ладятся, у Ясмин есть парень, давний враг Алекса по уличным войнам, да и сама она не в восторге от "русского". Зато Давид в нем души не чает, растит из Алекса чемпиона, а попутно приобщает к израильским ценностям. Про погибшего отца он уже знает, а тут еще узнает про больную мать (актриса Наталья Манор), отключенное за неуплату электричество и прочие радости нищей репатриантской жизни. Дружба Давида и Алекса крепнет и это не нравится старшему брату, Евгению (актер и рэпер Зура Вулкан Картвелишвили). Он идеолог "русской" шпаны, но оказывается, что его слова  - дымовая завеса, а на деле он просто отбирает "бойцов" для взрослых бандитов. В какой-то момент пытается завербовать и брата, и тому приходится сделать выбор между чемпионством и криминалом. Дело осложняется тем, что у Алекса и Ясмин былая ненависть уступила место большой и светлой любви, а это категорически не нравится Давиду. В то, что у пары есть будущее, он не верит, и пытается отвадить недоеврея Алекса, к тому моменту ставшему чемпионом, от дочери. Конец этой истории светел – пройдя ряд испытаний, Алекс посылает брата и уходит с Ясмин в лучезарное завтра (восход на Кинерете, бодрая музыка). Устыдившийся Давид молча смотрит им вслед.

Евгений Орлов

 

Спойлер окончен, начинается лирическое отступление. Сюжет о том, как спорт выводит в люди парня из нищего района, сильно затаскан кинематографом. Рокки кочуют по экранам четвертый, если не пятый десяток лет. Но во время просмотра первым все-таки вспоминается не герой Сталлоне… История отношений Давида и Алекса больше напоминает мультфильм "Шпионские страсти" – где стиляга и тунеядец Вольдемар Колычев перевоспитывается под чутким руководством чекистов Сидорова, Сидорина и Сидоркина. Уж очень положителен волонтер Давид – эталонно встречает шабат, образцово молится в синагоге. И даже попытка разрушить отношения Алекса и Ясмин не снижает уровень сахара в сиропе – усовестился же, отступился. А антиподы Оханы – брутальные репатрианты, промышляющие мелким рэкетом, столь же однозначно отвратительны (кстати, визуально эти персонажи напоминают членов американских байкерских банд, а не российских "быков" – видимо, для израильской аудитории это более знаковый образ). Выбор главного героя в итоге не так уж и сложен: если "русскость" это гетто, драки и бандиты, а "израильскость" – кубок чемпиона,  любовь к красивой девушке и ее красивому народу, то какие сомнения, что выбирать?

Интересно тут вот что: в качестве образца для подражания Дани Райсфельд на самом деле подсовывает Алексу людей, которые так и не выбрались из гетто. Они были "Черными пантерами", они провели своих вождей в Кнессет, но сами живут в тех же нищих кварталах – уже который десяток лет, а их дети так же состоят в уличных бандах. Просто вместо русского рэпа слушают хиты Коби Переца, а вместо креста носят кипу. Стать одним из них – на самом деле никакой не выход. Хотя об этом нигде не говорится прямо, но Охана не спасает Алекса, это Алекс должен спасти Давида, став чемпионом и воплотив его мечту – выйти из гетто. В этом свете совершенно по-другому выглядит слабо мотивированная в фильме готовность Оханы отдать Алексу свою дочь.

И тут наступает пора психоанализа – что двигало режиссером-ашкеназом, родившемся в том самом "первом Израиле", куда никак не удается попасть его героям и (по его словам) натерпевшегося от них во время армейской службы. Так ли он хочет, чтобы "русские" пришли? Или его вполне устроит, чтобы они остались в гетто, просто приняли приличный вид? В "Шпионских страстях" Сидорин и Сидоркин по определению не могут стать стилягами и тунеядцами, это не вопрос, вопрос, как реагировать, если перевоспитавшийся Колычев-младший начинает метить на место генерала Сидорцева… 

Забавная деталь – в разговоре Райсфельд настаивал, что фильм создан на основании реальной истории и что клуб, где помогают трудным подросткам, существует. Правда, выяснилось, что руководит им не "марокканец", а "русский". Но эти подробности в фильм не попали – кино зрелище не простое, а очень простое, деталям, усложняющим восприятие, туда вход заказан. Впрочем, Дани Райсфельд уверен, что и без них все вовсе не так однозначно, и что фильм вовсе не видеоиллюстрация к набору ходовых предрассудков. Аргумент у него есть, хотя и весьма своеобразный – "марокканцы", смотревшие кино, заявили ему, что это они представлены расистами. Может быть, это еще одно подтверждение того, что все герои "равноудалены" от режиссера.

 

И еще одна привязка к реальности. Давно – лет 10, а то и больше назад, в Беэр-Шеве была предпринята попытка создать структуру, подобную "Черным пантерам". Называлась эта организация "Белые медведи". Кто там был формальным лидером сегодня уже и не скажешь, а вот идейным вдохновителем – умный и энергичный человек Михаэль Дорфман, благополучно проживающий ныне в Канаде. Его организация оказалась никому не нужна. Некоторое время этот фантом существовал в интернете, а потом бесследно сгинул. Может быть, Дорфман просто не нашел общего языка со шпаной. А, может, "русские" уже тогда готовились не отвоевывать гетто, а выходить из него. Надеюсь, что верно второе предположение.

Текст и фото: Гарри Резниковский

counter
Comments system Cackle
Загрузка...