Конфликт холодного ума с горячим сердцем
Фото: Getty Images
Конфликт холодного ума с горячим сердцем

"Пора сладких монстров, коими являются адепты так называемых акций возмездия "таг мехир", назвать своими именами - это еврейские неонацистские группировки". (Амос Оз)

У всех на слуху последние резкие высказывания израильского писателя Амоса Оза против тех, кто оставил граффити на стенах домов в Иерусалиме. Заметим, подобного рода оскорбительные реплики Оза против поселенцев, против политики правого правительства, не идущего навстречу мирному процессу, не редкость для этого ультралевого деятеля.

Тут же на русскоязычных израильских сайтах появились едкие комментарии. В итоге последовал вывод-приговор: не может писатель столь крайних взглядов и тенденциозного мировоззрения - ну никак не может быть хорошим писателем. Потому расплачивается писатель Амос Оз своим литературным талантом за увлечение журналиста Оза.

Мне представляется, что наши политизированные критики не только плохо знакомы с творчеством самого Амоса Оза, но и вовсе не знакомы с современной литературой и ее представителями. 

Ведь точно такое же удивительное противоречие наблюдаем мы и у других израильских писателей; такое же несоответствие между глубоким проникновением в души героев в литературных произведениях и крайними взглядами в частной жизни. Не углубляясь в причины такого поведения, большинство из них почему-то предпочитает левый лагерь, точнее даже позицию "Шалом ахшав".

Во главе списка стоят заслуженные мэтры: Амос Оз, Давид Гроссман, Меир Шалев. Далее расположились Ронит Маталон, Сами Михаэль, Йегошуа Соболь, Сефи Рахлевский, Йорам Канюк, Этгар Керет, Хаим Бар и Нисим Кальдерон. 

"Если мне нужно рассказать историю, я не буду объяснять людям, как жить, что думать и за кого голосовать. Я рассказываю истории о том, о чем мечтаю". (Амос Оз)

Еще одно замечание в сторону. 

Чем талантливее израильский писатель и чем чаще награждали его международными премиями, чем шире его аудитория и длиннее хвост почитателей, чем большим коммерческим успехом пользуются его книги и чем известнее он за границей - тем левее его взгляды. Тем непримиримее отношение к правому правительству Биньямина Нетаниягу, поселенческому движению и религиозному диктату.

"Граждане мира" ни за что не хотят да и не могут вместиться в узкие рамки национальных интересов. Ориентированные на европейские ценности писатели- космополиты скорее предпочтут критиковать свою страну, чем пойти против общечеловеческих ценностей.

Будь то вопросы мирного процесса, "дорожной карты", территориальных границ, раздела Иерусалима, вопроса палестинских беженцев, незаконности израильских поселений, нелегальных беженцев из Судана и прочих неразрешимых и "вечных" израильских проблем. 

О том не раз говорено, но не следует думать, будто такое противоречие между писательским мастерством и политическими взглядами явление сугубо еврейское.  

"Загадка, как мог Гарсиа Маркес, автор таких книг, ничего не разглядеть на Кубе за столько десятилетий. Слепота, которая делает честь его верности дружбе, но не делает чести его честности". (П. Вайль)

Я мог бы привести в пример множество случаев, как в прошлом, так и в настоящем, когда самые талантливые и даже гениальные писатели не смогли избежать конфликта ненавистной политики с трепетным сердцем.

Вспомним о политических высказываниях Гоголя, Достоевского, Горького, Бунина или Набокова и сравним их с взглядами литературных героев в их книгах, которые зачастую оказываются намного прозорливее, честнее и глубже, чем понимание самих авторов.

Не забудем и пример недавно умершего Габриеля Гарсиа Маркеса, попавшего все в ту же писательскую ловушку. В "Осени патриарха" литературный мэтр, знаток политической жизни Латинской Америки дал детальный анализ диктаторского режима и распада личности диктатора. Зато в жизни в упор не замечал дикторских замашек и жажды власти закадычного друга Фиделя Кастро. 

В реальности Маркес далеко не таков, каким представляется в книгах: он так далеко зашел влево, так истово служил коммунистическим идеям, так искренне ненавидел империалистов, так близок был к пламенному революционеру Кастро - что его книжным героям такое и в голову не могло прийти. 

"Всe дело в том, что большой художник в чем-то очень силен, а в чем-то очень слаб. На этом они, бедные, и подламываются". (Б. Акунин)

Еще несколько примеров современных русских писателей, чьи политические взгляды не всегда соответствуют взглядам их героев. 

Вспомним известных оппозиционеров-либералов, мастеров пера: Людмилу Улицкую и Максима Кантора, Бориса Акунина и Дмитрия Быкова, Михаила Веллера и Виктора Ерофеева, которые в частной жизни открыто выражают свои политические взгляды и порою выглядят весьма наивными простаками и романтиками. Но вот в своем творчестве рисуют героев, которые намного интереснее, шире и разностороннее, чем их создатели.

Буквально на днях в интервью на "Дожде" ведущая задала Акунину вопрос о том, почему не совпадают взгляды на политику литературного героя и создателя. Эраст Фандорин - самый что ни есть консрватор, убежденный монархист, ярый защитник правящего режима. Зато вот писатель Акунин - оппозиционер, противник существующей власти.

Насколько интересным и сильным был вопрос - настолько вялым и неточным ответ. 

Акунин почему-то углубился в разницу между поклонником Конфуция (любителем свободы) и японским самураем (преданным хозяину слугой). Хотя какое отношение имеет что тот, что другой к политическим взглядам Фандорина не совсем понятно. 

С другой стороны, сторонники национальных идей: Захар Прилепин, Владимир Сорокин, Дмитрий Галковский, Эдичка Лимонов, Валентин Распутин - в книжном мире умеющие оценивать ситуацию всесторонне - в реальной жизни прямолинейны и зачастую примитивны. Там они допускают свободный диалог и борьбу мнений - здесь же демонстрируют нетерпимость, негибкость, глухоту к доводам и однозначно принимают сторону националистов.

Чем объяснить такой парадокс, такую аберрацию сознания, такой странный перекос у талантливых писателей - не знаю. Но то, что он существует - нет никакого сомнения.

Яков Бендерский

counter
Comments system Cackle