Если бы Барби ожила
Фото: Shutterstock.com
Если бы Барби ожила

Мало что так мучительно переживается женщинами, как ощущение, что они недостаточно хорошо выглядят. Огромное количество душевной энергии, времени и денег тратится на то, чтобы выглядеть лучше, или если быть более точной - соответствовать тому образу красоты, который в нашем обществе считается эталоном. Женщины переживают из за своего веса, морщин, кожи, формы носа…

Ага, скажет читатель - опять хотят женщинам запретить быть красивыми, отнять у них радость жизни! Я, конечно, за радость, но мне кажется, многое из того, что мы делаем и чувствуем продиктовано совсем не радостью, а общественным  давлением, необходимостью соответствовать абсолютно недостижимому идеалу красоты.

Современная девочка уже в три года получает свою первую куклу Барби. C анатомической точки зрения, если бы Барби была реальной женщиной, она не смогла бы ходить, а лишь передвигаться на четвереньках. Талия у нее настолько узкая, что в ее животе места хватило бы только на половину печени. Ну, скажете вы, не то что бы девочки хотят выглядеть как Барби, они понимают, что это кукла. Но Барби (кстати, одна из самых распространенных игрушек в мире)  - она не сама по себе,  она является частью индустрии красоты, которая день за днем пытается заставить женщин почувствовать себя неадекватными. И вот результат - исследования показывают, что половина десятилетних (!) девочек периодически сидит на диете.

Cовременный стандарт красоты настолько нереалистичен, что  ему соответствовать просто невозможно. И практически нет женщин, которым удается избежать этого давления, как ни были они  близки к “идеалу”. И вот пример - Анжелина Джоли,  как известно, страдает от анорексии.  И еще - в рамках своей работы на телевидении я интервьюировала израильскую  королеву красоты, которая на тот момент уже сделала 5 пластических операций.

В то же самое время ведутся бесконечные разговоры о том, как надо бороться с ожирением. Якобы женщины и девочки пытаются похудеть  во имя здоровья. Спору нет, чрезмерная полнота действительно может быть проблематична, но речь идет о крайних случаях. Женщин (и девочек) которые наносят вред своему здоровью в погоне за худобой гораздо больше, чем тех, чей избыточный вес действительно опасен . Речь идет и о диетах, о сомнительных пищевых добавках, о пластических операциях, о булимии, анорексии и т.д.
 
Кстати, о здоровье. Исследования показывают, что 30% женщин с диабетом реже делают себе инъекции инсулина, чтобы не поправиться или чтобы потерять вес. В среднем, такие женщины живут на 13 лет меньше, чем остальные женщины с диабетом!  Другое исследование свидетельствует о том, что каждая шестая женщина предпочтет ослепнуть, чем стать толстой. Согласитесь, речь явно не идет о борьбе за  здоровье.

Поправьте меня, если я не права, но я не помню в советское время девочек, которые, пообедав, шли в туалет, чтобы стошнить съеденное. Возможно они и были, но это уж точно не было массовым явлением. В часности, на мой взгляд, из за отсутствия рекламы. Пишу и думаю, вот мол, получается, что я восхваляю Советский Союз, к которому у меня, мягко говоря, смешанные чувства. Хорошо, давайте не про Союз, давайте про остров Фиджи.

До 1995 года на Фиджи не было телевидения. Антропологические исследования продемонстрировали, что женщины и девушки, живущие на Фиджи, чувствовали себя комфортно со своим телом, вне зависимости от веса, и не страдали ни от булимии, ни от анорексии. В 1995 там появилось телевидение, и уже через три года, в 1998, 11 процентов девочек и женщин сообщили исследователям, что они периодически вызывают у себя рвоту, чтобы контролировать вес, а 62 процента на тот момент сидели на диете.

Обвиняю ли я телевидение? Как и в случае с Барби - это лишь один из компонентов “индустрии красоты”. Возникает вопрос: почему западный идеал красоты - это запредельная худоба? Что это - непредсказуемые веяния моды? Вот, мол, во времена Рубенса была модной полнота, сейчас худоба. Возможно. С точки зрения анализа западной культуры можно говорить о многих причинах. Можно говорить о патриархии, о контроле над женщинами, о христианской борьбе с телом и его животным началом, о теме контроля над собой, над своей душой и телом. Все это, безусловно, часть проблемы.  Но я сосредоточусь на одном аспекте - как говорил Эркюль Пуаро, ищи, кому выгодно. Кто выигрывает от того, что  у женщин (а теперь все чаще и у мужчин) создается ощущение, что они недостаточно худы, а значит, неполноценны?

Оказывается, индустрия похудения сегодня оценивается в 40 миллиарда долларов в год. Существуют десятки тысяч диет, способов контролировать вес, каждый год только в израиле на рынок выходят все новые специалисты-диетологи, масса книг, таблеток, открываются группы для контроля за весом и т.д.. Причем исследования показывают, что 95%  людей, которые сидят на диете, через 1-3 года возвращаются к изначальному весу или набирают вес, превыщающий тот, с которого они начинали. Если бы все эти способы работали, то индустрия похудения изжила бы сама себя. Все стали бы худыми, и надобность в ней отпала. А тем, кто на этом зарабатывает, нужны вечно недовольные собой люди.

Для того, чтобы женщины (и мужчины) все эти книги и таблетки покупали, нужно, чтобы они чувствовали, что выглядят плохо. Причем чем больше разрыв между идеалом и реальным весом, тем больше денег человек готов будет потратить, чтобы приблизиться к эталону. А сделать этот идеал недостижимым не так и трудно - сегодня ни одна  реклама в журнале не выходит без фотошопа, с помощью которого у манекенщиц убирают складки, сужают талию и бедра, удлиняют ноги и т.д. Нам кажется, что мы существа рациональные, мы знаем, что это фотошоп. Но вот напоследок еще одно исследование - 80% женщин после просмотра модных журналов испытывают спад в настроении и даже депрессивные симптомы. Мы недооцениваем влияния рекламы и образов на экране - вспомните пример с Фиджи.

Можем ли мы этому сопротивляться? Очень трудно. Ведь эти образы буквально везде. Даже если отказаться от телевизора и куклы Барби - достаточно выйти на улицу, чтобы на рекламном щите на автобусной остановке увидеть очередную девушку с кожей без единого прыщика, полутораметровыми ногами, и талией, которая в обхвате примерно соответствует размеру кисти среднестатистической женщины. Может быть, чуть-чуть поможет помнить, что речь идет о многомиллиардной индустрии, и значительная часть этих миллиардов тратится на то, чтобы заставить нас не любить себя, ибо это повышает шанс, что мы купим их товары. И еще одно - скорей всего, девушки, которых мы видим на рекламах, проводят часы после ужина, склонившись над унитазом. Такой ли радости жизни мы хотим для себя?

Ася Истошина

counter
Comments system Cackle