Сумасшедшая жизнь Леонида Пташки
Фото: salat.zahav.ru
Сумасшедшая жизнь Леонида Пташки

Если музыкант хороший, то у него и юбилей получается замечательный. Вот у Леонида Пташки юбилей растянулся на целый год, и это не какие-то застолья, а непрерывные гастроли.

- Год получился очень напряженным, - говорит Леонид, - хотя у меня все года напряженные, я живу в сумасшедшем ритме, по-другому не умею. Так у меня всю жизнь, я очень много гастролировал и до приезда в Израиль. Если посчитать, сколько километров я уже накрутил, то, наверное, это как несколько раз в космос слетать. В этом году у меня уже были гастроли в США, Канаде, России, Германии, Франции. Они проходили в главных концертных залах этих стран. А теперь будут выступления в Израиле - тоже в главных концертных залах и с участием самых известных джазовых музыкантов. Среди них будет и легендарный Рэнди Брекер.

Отступление первое: Брекер считается музыкантом диктующим стандарты в джазе. Звучание его трубы  уже пять десятилетий воспринимают, как эталон. У него есть огромное количество совместных записей с ведущими музыкантами джазового мэйнстрима. Он пять раз становился обладателем самой престижной премии Grammy. В Израиль Брекер приезжает по приглашению Пташки. Специально для их совместных выступлений Леонид написал для Брекера новую пьесу.

В юбилейных концертах также примут участие ведущие израильские музыканты Шломо Гроних и Гиль Шохат, джазовый дирижер, композитор и пианист Анатолий Кролл, "Big Band" под управлением Александра Кандберга, камерный оркестр "Класси-Джаз" и другие музыканты.

- Будут и выступления с Саней Кройтором, - продолжает Леонид, - У нас очень необычный дуэт, я бы сказал - дуэт-гурмэ, хотя на сцене всего два музыканта, но этого достаточно, чтобы свести с ума публику. Та сумасшедшая энергия, которая есть у меня и та, которая есть у него, очень подходят друг к другу.

Юбилейные концерты пройдут с 4 по 10 декабря в Ашдоде, Тель-Авиве, Хайфе и Беэр-Шеве.

- Вот такая насыщенная программа, - улыбается Пташка, - надо только все это выдержать и пережить.

- Когда в 90-ом вы приехали в Израиль, потребовалось много времени, чтобы пробиться?

- Я начал свою карьеру до приезда в Израиль, у меня уже было имя, но все равно пришлось нелегко, нужно было доказывать свою состоятельность. Это сегодня включил YouTube и все увидел, а тогда было сложнее, тем более, что и ситуация в мире музыки была иной: Израиль страна очень современная, но у людей были другие потребности. Первые годы были очень непростые, но мое желание найти свое место в Израиле оказалось достаточно сильным, чтобы все преодолеть.

- У вас был продюсер?

- Продюсеров в Израиле немного и они работают с гастролерами. На внутреннем рынке продюсеров практически нет, есть директора, но только у "звезд". Они занимаются технической стороной выступлений. Раскруткой исполнителя не занимается никто. Мне пришлось самому доказывать публике, что я стою ее внимания, завоевывать ее любовь, приобретать поклонников.

- Трудно было без иврита?

- Выручал хороший английский - я приехал в Израиль, объехав много стран. Я мог бы там остаться, но уже в возрасте 23 лет я понял, что буду жить в Израиле, это была цель моей жизни.

- С проблемой "стеклянного потолка" сталкиваться не приходилось? 

- Не верьте, когда говорят, что местные не принимают и не любят исполнителей из бывшего СССР, потому что у них есть свои музыканты, это все пустые разговоры. Очень много хороших музыкантов работают в главных музыкальных коллективах Израиля - и в симфоническом оркестре Зубина Меты, и в оркестрах Ришон-Лециона, Ащдода, Герцлии. Конечно, если ты певец и поешь песни на русском языке, то не стоит рассчитывать, что тебя полюбит израильская публика.  А тот же Аркадий Духин, который поет на иврите, пользуется у израильской публики большим успехом.

Меня приняла местная публика, я полностью интегрирован в израильскую жизнь. Я работаю с израильскими артистами - самыми лучшими, с легендами. Например, Шломо Гронихом. Гилем Шохатом, Рами Кляйнштейном, сейчас у нас вышла программа "Семь виртуозов", где выступаем мы и еще три музыканта. Никто не обещал, что будет легко, но надо работать, профессионалы находят свое место.

- Ваши юбилейные концерты пройдут в наиболее престижных залах Израиля. Но в свое время я слышал ваше выступление в гостинице "Пастораль" - хорошей гостинице, но не самом прославленном концертном зале. И, насколько я знаю, вы снова будете выступать в "Пасторали".

- Да. Там собирается очень хорошая публика, которая ждет встречи. Кстати, гостиница находится на территории кибуца Кфар-Блюм, который славится своими фестивалями классической музыки. А в этом году они решили познакомить свою аудиторию с джазом. В "Пастораль" люди приезжают на три дня и в этот раз я с ними все это время, и представляю разные жанры. Одно из выступлений - это моя программа "Другой Beatles", известные песни этой группы прозвучат в джазовой обработке. Другой концерт будет как раз с Саней Кройтором -  "Двойная энергия", где прозвучит балканский джаз, этническая музыка разных стран и, в частности, израильская музыка. И в заключение будет нью-орлеанский джаз, диксиленд. Эта идея оказалась настолько удачной, что очень уютный, но небольшой зал гостиницы не может вместить всех желающих и они собираются переносить выступления в большие залы. Говорят "хочешь рассмешить бога - расскажи ему о своих планах", но я, в общем-то, не боюсь об этом говорить - раз все так хорошо удается, я хочу сделать там международный фестиваль. А в целом дело не в том, в каком зале ты выступаешь. Дело в том, чтобы выступать там, где тебя ждут.

Леонид Пташка. Фото: salat.zahav.ru

 

Отступление второе: "Пастораль" - известная гостиница на севере страны. Отель, который может похвалиться не только комфортными номерами и качественной кухней, но и культурными традициями. Музыкальные уикенды в гостинице собирают больше любителей музыки, чем иные тель-авивские фестивали. Это, по большей части, репатрианты первых волн, но понемногу растет и число уроженцев бывшего СССР.

- Леонид, трудно удерживать израильскую публику? Вы ведь не только играете - вы общаетесь с людьми на неродном для вас языке, а у публики иные культурные коды.

- Не трудно. Музыка - это колдовство. Если публика верит музыканту, если она видит, что на сцене - человек, который дарит им волшебство, общаться с нею легко. Что касается языка, то иврит у меня практически как русский, и почти такой же английский, поэтому я могу точно также вести концерт в Америке. А культурные коды совпадают, раз уж люди пришли слушать ту музыку, которую я играю. Но главное - срабатывают не мои разговоры и шутки, а волшебство музыки.

counter
Comments system Cackle