Марк Галесник: "Народ Книги стал народом интернета"
Фото: salat.zahav.ru
Марк Галесник: "Народ Книги стал народом интернета"

В начале этого года сатирический интернет-проект "Бесэдер?" стал самым популярным в мире юмористическим сайтом на русском языке, обогнав сотни юмористических сайтов и заняв первую строчку в рейтинге mail.ru. И это при том, что "Бесэдер?", много лет существовавший в виде приложения к разным газетам, является практически новым игроком на поле электронных изданий. О том, есть ли жизнь в интернете и каковы ее особенности рассказал основатель и бессменный редактор "Бесэдер?" Марк Галесник. 

"В двух часах лета от Парижа" 

Чем отличается электронная версия "Бесэдер?" от бумажной и легко ли вам дался этот переход в интернет-формат? 

Честно соврать - легко. Я думал, что ежедневное издание - в 7 раз больше, чем еженедельное, но, кажется, заблуждался. Тут какая-то другая арифметика. Ежедневка - это, по сути, непрерывный процесс - по мере появления новостей нужно ведь на них реагировать. В поисках новостей я и мои коллеги постоянно сидим в интернете, слушаем радио, переключаем телеканалы, а потом пытаемся найти, что же в этом смешного. Ведь "Бесэдер?" - не просто сатирический, но и новостной сайт. Наша цель - не просто пошутить, а сообщить об актуальном событии. Вот прямо сейчас, когда оно произошло, продемонстрировать, что в нем смешного, нелепого, странного. Причем, желательно продемонстрировать так, чтобы в редакцию не пришли читатели с автоматами. 

Вы говорите о событиях в Израиле? 

Уже во всем мире. Просто раньше этим миром и был Израиль. Мы реагировали на то, что происходит у нас под носом, в нашей маленькой стране, и "клиентами" нашими были преимущественно израильские деятели. Сегодня, благодаря интернету, мы живем не в стране, а в мире. То, что происходит на востоке Украины - как сказал президент Франции, "в двух часах лета от Парижа" - для нас так же болезненно и близко, как и то, что происходит на нашей улице. Так что, сегодня среди наших читателей - весь русскоговорящий мир. 

Марк Галесник. Фото: А. Лернер

 

"Полковник наш рожден был бабом" 

Отличается ли российский и израильский русскоязычный юмор? 

Во всем мире публика пребывает под воздействием центростремительных сил. Потоки тем движутся в безумном вихре по одной траектории. В "Бесэдере?" много российских авторов. Например, карикатуру про скандалы в израильской полиции нарисовал замечательный питерский художник Александр Зудин. События в Кнессете проиллюстрировал карикатурист Игорь Варченко, который живет на Кипре. Еженедельную колонку для "Бесэдер?" пишут Игорь Иртеньев и Виктор Шендерович, с которыми "Бесэдер?" сотрудничает с первых дней своего существования - с начала 90-х. Вопрос не в том, откуда - из какого города или страны человек пишет, а в том, как он относится к той или иной проблеме. Многое из того, с чем сегодня сталкиваются наши друзья в других странах, мы начали обсуждать и обдумывать не вчера и не после Майдана, а 20 лет назад. В разных странах в разное время происходит примерно одно и то же, но поскольку Израиль, задрав штаны, всегда бежит впереди прогресса, то очень многие вещи происходят здесь раньше, чем у других народов. И мы считаем, что наш опыт - опыт отношения к тому или иному событию - может им пригодиться. Например, опыт сосуществования с внешними и внутренними врагами. Или попытка определить, что такое "национальные" ценности и у кого они национальнее. 

Был ли Джонатан Свифт евреем? 

Национальность любого гражданина определяется паспортом, а чем же определяется национальность писателя? 

Если это хороший юмор, то меня не интересует, какой национальности юморист. Вот Аристофан был греком, причем древним, а почему-то до сих пор смешно. А многие вроде и по-русски пишут, и живы еще, но не смешно почему-то. А какая вам разница, англичанином или шотландцем был Джонатан Свифт? Каждый из нас опирается на свой культурный, нравственный и эстетический опыт. Только это и важно, а отнюдь не местечковый акцент, который нам выдают за еврейский юмор. 

Тогда чем отличается израильский юмор от любого другого? 

Израильский юмор отличается от других способов восприятия жизни границами того, над чем у нас можно смеяться. Эти границы шире, чем где-либо. У нас практически нет запретных тем. В соцсетях нам часто пишут: "Как вы можете смеяться, когда идет война?" Я читаю это и думаю: в Израиле постоянно идет война, что же теперь, не выпускать сатирическое издание? Кстати, у ивритоязычного юмора границы еще шире, чем у русскоязычного. 

Это можно объяснить их взаимным влиянием? 

К сожалению, израильская и русскоязычная культуры по-прежнему изолированы друг от друга, развиваются параллельно, внутри себя и почти не взаимодействуют. Мы постоянно входим в одно и то же пространство - правда, через разные двери. Хотя должен похвастаться... Недавно в издательстве "Ктав" вышел мой сатирический роман "Пророков 48", блистательно переведенный на иврит Сарой Кой. Читая корректуру перед выходом книги, я вдруг обнаружил, что иврит даже больше подходит к моему стилю, чем русский. Он лаконичней. А многие из тех каламбуров, которые мне казались непереводимыми, на иврите зазвучали еще смешнее. 

"Толпа у причала спортсмена встречала" 

В интернете сейчас процветают самые разные юмористические жанры - тут и "падонки", и изобретательные видеоблогеры, и самодельные стишки-"пирожки". Что из этого "самодеятельного" многообразия ближе вам как профессионалу жанра? 

В потоке народного творчества можно отыскать истинные шедевры. Все эти "пирожки-порошки", "падонские" шутки, "демотиваторы" и т. п. - просто разные ракурсы смешного. Наша цель - собрать в "Бесэдер?" все лучшее, не опуская при этом планку. Легко смеяться над глупым, а ты посмейся над изощренным, умным, хитрым. Что касается самодельных "пирожков", то мы выпекаем их с начала 90-х. Помнится, тогда мы провели конкурс одностиший имени Владимира Вишневского, в котором победил Александр Елин с шедевром: "Скажу отцу, чтоб впредь предохранялся". Мы проводили и конкурс "гариков", под председательством Игоря Губермана. Тогда, кстати, я получил от одной из участниц такое четверостишие:

"Толпа у причала

спортсмена встречала

и долго качала...

Но не откачала".

Это было стихотворение Ренаты Мухи, которую сегодня знают все. А вскоре после нашего знакомства в издательстве "Бесэдер?" вышла и ее первая книга "Гиппопопоэма", которая уже стала классикой. 

Марк, а не тяжело ли это - генерировать шутки в режиме нон-стоп? 

Ну, поскольку цель сатирического жанра добиться легкости, беспечности, без которой шутка будет несмешной, то, конечно, тяжело. Иногда приходится перебрать тысячи тонн словесной руды, пока добудешь из нее удачную шутку, а иногда удачная шутка приходит сама. Как делать смешно очень трудно объяснить, хотя попытки объяснения предпринимаются со времен Аристотеля. 

А как, по-вашему, будет ли следующее поколение русскоязычных израильтян читать по-русски и понимать наши шутки? 

Сегодня мультикультурность уже не столь фатальная проблема. Тот язык, на котором будут создаваться талантливые произведения - сохранится, а тот, которым завладеет "падонская" лексика и официозно-демагогический треск - вымрет. Наши дети и внуки живут не только в Израиле, они живут еще и в общем доме - в интернете, и то, что они будут читать, зависит пока от нас. Я часто выступаю за границей и однажды меня занесло в маленький калифорнийский городок Пало-Альто. Я готовился к встрече с 70-80 любителями интеллигентного юмора, а в зале оказалось раз в 5 больше. Первым делом я спросил: "Ребята, откуда вы знаете про "Бесэдер?" Они расхохотались. 

"Где наша не продавала?" 

Вы не устаете от усиленного присутствия политики в вашей жизни? 

Политика - это наш хлеб. И одновременно зрелище. Только в Кнессете у нас 120 ярких персонажей, прекрасных натурщиков для карикатуры. К сожалению для Израиля и к счастью для нас, политика заменяет израильтянам очень многие вещи. В Советском Союзе мы могли ночи напролет спорить о книге, спектакле или кино. А здесь все место в мозгу и в СМИ занимает политика, отодвигая на второй план все остальное. Увы "народ Книги" постепенно превратился в "народ газеты", а теперь уже - интернета. 

Чем отличается онлайн-юмор от других жанров? 

Прежде всего - быстротой реакции. Если раньше образцом скоростного реагирования была фразочка "Утром в газете - вечером в куплете", то теперь между событием и комментарием к нему проходит зачастую несколько минут. Наши шутки иногда появляются не то, что сразу после события, а даже до него. На днях, например, в "Бесэдер?" появилась заметка под заголовком: "Где наша не продавала?", где сообщалось: "В четверг Олланд и Меркель посетили Порошенко, с которым обсудили продажу оружия Украине, а в пятницу - Путина, с которым обсудили продажу Украины - России." На момент публикации нашей "новости" в мировых СМИ не было никакой информации о том, зачем Меркель и Олланд ездили к Путину и Порошенко. В этой ситуации серьезным изданиям потребовались бы независимые эксперты, и достоверные источники, ведь серьезные издания, не шутки шутят... А мы - другое дело. Впрочем, как заметил герой Шекспира, "Насмешники - хорошие пророки".

counter
Comments system Cackle