Тайна цветного мира
Фото: salat.zahav.ru
Тайна цветного мира

Творческая встреча. Монолог на фоне времени и пространства. Взгляд за кулисы. Все это произошло на вечере, сюжетом и сутью которого стала блестящая и необыкновенная Евгения Додина. Израильская актриса Евгения Додина весьма редко появляется перед залом с рассказами о себе и своей работе, жизни, любви. То ли идея такой встречи обходила стороной наших продюсеров, то ли природа и стиль этой удивительной, ни на кого не похожей актрисы не очень предполагают тихую спокойную беседу, стушеванные откровения, официальные ответы типа "о планах не буду: тут уж как сложится…"… Додина - стихия и загадка. Всегда и всюду иная, другая, она в любой ансамбль вписывается крупным росчерком. Светящимся мазком. А этот голос, необычный, с густым током спинета, с кларнетовыми, что ли, нотками, его не забыть и не перепутать ни с каким иным. Продюсеры Фаина Новоходская и Александр Гаврилов, арт-директор, художница-волшебница Полина Адамова пригласили Евгению Додину на одну из встреч в своем новом цикле "Линия жизни"

Евгения Додина. Фото: Лена Запасская

 

…Над сценой повисли стилизованные часы, напоминающие черно- белую клавиатуру, какие-то маленькие, молчаливые предметы оказались недалеко от столика ведущего, литературного критика, тележурналиста Александра Гаврилова. Зазвучала музыкальная тема, сотканная композитором Евгением Левитасом из мягкого и нервного волокна. 

Программу назвали "Странная такая". Ее, Евгению Додину, много раз именно так определяли: странная такая… 

Не из понятных субстанций. Совершенно оригинальная. Алмаз особой огранки. 

Зал Ярона Ерушалми в центре Сюзан Далаль был полон. Композитор, супруг актрисы Ави Беньямин сидел скромно в уголке - до поры, до того времени, когда он возникнет на сцене - и зачарует, заколдует, покажет себя во всем блеске ум и таланта. 

Девочка из Могилева…Студентка в Москве…Актриса театра "Гешер", актриса кино, актриса национального театра "Габима"… 

Ее Ванда в "Рабе" и Бланш в "Трамвае "Желание" прочертили какую-то особую траекторию в небе израильского театра. Были и другие, яркие, точные, тонкие, приметные работы. Анна Каренина, Медея, Иокаста…Ее Рахелька в одном из самых лучших израильских спектаклей, в саге о дружбе, горе, неискоренимых бедах зомбированности и облученности идеологией всякого толка, о жестокости и слабости ("Наш класс" Тадеуша Слободяника в постановке Ханана Снира) - чистейший и безоговорочный образец высокой оснащенности в профессии. РАхелька проходит путь от девочки, мечтающей стать врачом, до старухи, которая после ударов и потерь, гибели ребенка, мамы, сестры, всех родственников, отказа от собственных корней, разуверившись во всем, больше всего утешается телепрограммами про животных… Эту роль актриса не играет - она ее проживает, строго и человечно, просто, на живом, на огненном сердечном ритме. 

Евгения Додина. Фото: Лена Запасская

 

Недавно у нас снова подводили итоги израильских достижений театрального года. Назвали лучшие - по мнению "академиков"- спектакли и актерские работы. Среди актрис, номинировавшихся на приз за лучшую женскую актерскую работу, была и Евгения Додина за роль Бланш в габимовском спектакле "Трамвай "Желание". Ее страсть и ум, изысканная пластика и душевный порыв, очарование изломанной женственности сделали спектакль сгустком эмоций. Подняли его на особую высоту. Наблюдать за Бланш-Додиной - наслаждение. Следить за ее стаккатным шагом-побегом, за грациозным взмахом изломанной руки-крыла, за логикой умницы, которую калечат люди и калечит жизнь, слушать ее голос - удача. А приз как "лучшая актриса года, представившая главную роль" получила Лиора Ривлин. За очень среднюю работу в очень среднем спектакле "Старая-новая история" по пьесе обласканного прессой молодого американского актера и драматурга Джесси Айзенберга. Бывает. Все, в принципе, можно подтасовать…даже творческие свершения. 

Евгения Додина. Фото: Лена Запасская

 

На своем вечере-спектакле Евгения Додина играла-проживала Иосифа Бродского, Исаака Бабеля, Теннесси Уильямса. Ее голос метался и звенел, мелодически кружил, нервно срывался…Мы видели разных людей. Слышали разные судьбы. Актриса рассказывала о своей жизни. О начале театра, начале Израиля, начале любви. Призналась в том, что замечательная музыка Ави Беньямина всегда помогала, вдохновляла, давала толчок к решению образа. Ави Беньямин, скромный и всегда держащийся с неименным достоинством, показал уникальный инструмент - и сыграл на нем. Я к тому моменту уже слышала его изумительную. музыку к новому спектаклю "Я - Дон Кихот", и благоговейно смотрела на Мастера…Ави сказал о жизни и семье. И снова ушел в тень, оставляя на сцене, под светом софитов Актрису. Залу было интересно знать, чем отличаются российская и израильская актерские школы. Почему Женя Додина ушла из "Гешера"…Она улыбалась, грустновато и как-то из глубины души. Сказала, что ее главный учитель в профессии - режиссер Евгений Арье. Между строк было ясно, что любимый, самый органичный партнер по сцене - Саша Демидов. Что в "Габиме" многое сложилось правильно. 

Мы узнали новую Додину. Загадка приоткрылась. Занавес над сценой ее творческой лаборатории чуть приоткрылся. Как раз настолько, чтобы тайна этого мира, этой мелодии, этого цветного притягательного континента по имени "Женя Додина" осталась. И манила к себе вновь и вновь. 

Текст: Инна Шейхатович

Фото: Лена Запасская

counter
Comments system Cackle
Загрузка...