Я живу без границ
Фото: Getty Images
Я живу без границ

Каждый раз при поездках за границу я теряюсь, когда меня спрашивают о цели визита. 

У меня возникает ощущение, что я не вписываюсь ни в одну из существующих категорий. Я живу без границ. 

Может, я - простая туристка? Но что, если я приехала, чтобы произнести речь, поработать, принять участие в демонстрации, написать песню или на время устроиться в стране? Кто я - резидент, работник, турист или кто-то еще? 

Я одновременно живу везде и нигде. Вчера я была в Софии, сегодня нахожусь в Лондоне, а на следующей неделе отправлюсь в Москву. 

Я живу без границ. 

Когда Ай Вэйвэй, наконец, получил право выехать из Китая, мы встретились с ним в Берлине. Сейчас он в Пекине, но на следующей неделе вернется в Берлин. В подавляющем большинстве случаев границы стали сегодня для нас абстрактным понятием. 

Когда меня переводили из одной тюрьмы в другую, начальник московской тюрьмы спрашивал нас о родных городах. Когда пришел мой черед отвечать, я сказала: "Я - гражданка мира!" 

В ответ он прорычал: "Там ты - гражданка, а тут - всего лишь заключенная". 

Как сказала философ и феминистка Рози Брайдотти, "на заре третьего тысячелетия, в эпоху глобальной и разнообразной подвижности, образом жизни большинства из нас стало своеобразное кочевничество". 

Такой кочевой образ жизни, безусловно, включает в себя понятие подвижности границ. Когда ты ездишь с места на место и пересекаешь границы, у тебя возникает очень сильное чувство. 

Как сказала Брайдотти (пожалуйста, почитайте ее, если еще этого не сделали!), идеальный кочевник обладает следующими качествами:

Во-первых, это подвижность, то есть способность беспрепятственно перемещаться, в том числе и через границы. 

Во-вторых, это гибкое определение себя самого. Это означает, что ты ощущаешь себя гражданином мира без четких границ, которые определяют твою национальность, образ жизни, гражданство, расовую принадлежность и социальный класс. 

В-третьих, это активность. Кочевник очень активен и интересуется политикой. 

Глобализованная экономика зиждется на идеалах кочевничества: она больше не признает границ. Но законы и правительства в этом плане куда медлительнее, они намного отстали от нее. 

Наши правительства все еще одержимы силой границ. Именно поэтому Европа может закрыть их для беженцев, а Путину удалось захватить Крым. Нам следует отказаться от логики XIX века и лучше понять мир XXI века, мир без границ. XXI век - это век идей, а не закрытых и перегороженных границ, лагерей беженцев и огромных армий. 

А что же такое глобализация в хорошем смысле этого слова, если мы действительно живем во все более глобальном мире? Это свободное передвижение людей, имущества и идей. 

Мигранты несут с собой дух инновации и предпринимательства. В XIX веке треть населения Швеции, Ирландии и Италии эмигрировала в другие страны, в том числе и в США, которые стали прекрасным примером динамизма страны иммигрантов. 

Мы на самом деле думаем, что нынешняя массовая иммиграция станет сильнейшим стимулом роста европейской экономики, как она позволила США встать на путь успеха и процветания в начале ХХ века. Европе и в первую очередь первопроходцам новых технологий стоит задуматься, как наилучшим образом наладить сотрудничество с новыми европейцами, которые прибывают к нам с Ближнего Востока, из Африки, Азии и прочих регионов мира, как обеспечить их интеграцию. 

Докажем, что бомбардировки - не единственный ответ демократических наций на международные проблемы. Что им по силам принять миллионы новых граждан, работать вместе с ними и достичь больших результатов. 

Мы как граждане не должны полагаться на наши правительства, которые иногда слишком медлительны и апатичны, слишком загружены популистскими тенденциями и голосами. Возьмем ситуацию в свои руки, построим сети, воспользуемся технологиями, чтобы добиться успеха там, где наши правительства терпят неудачу. 

Если британский премьер Дэвид Кэмерон называет мигрантов "человеческим роем", нам следует наоборот проявить теплоту и солидарность. Так, например, мы можем собрать средства, создать полезные для мигрантов приложения, построить дома и жилье в прозванном "джунглями" лагере в Кале, как это уже делают наши лондонские друзья. 

Мы также можем взять пример с замечательной инициативы исландцев, которые предложили беженцам 10 000 мест в их домах. 

Давайте подумаем, как творчески подойти к делу и воспользоваться имеющимися у нас средствами новой цифровой эры, чтобы стать гостеприимным обществом, где люди могут работать сообща в духе искренности и открытости. 

Давайте жить без границ. 

Надежда Толоконникова, "Le Huffington Post", Франция

counter
Comments system Cackle
Загрузка...