Чужое vertigo
Фото: Гешер
Чужое vertigo

Vertigo - головокружение, с французского - дурь, прихоть, причуды. 

Пол Остер написал роман "Мистер Вертиго". Это многослойный роман. По нему трудно, почти невозможно выстроить недолгий и правильный спектакль. Такой, в котором бы не утонули главные мысли. Их слишком много, этих мыслей, их можно весьма широко и неоднозначно трактовать. Так написала я - и остановилась. Проза Пола Остера, емкая, пряная, афористичная, имеет особенность ускользать. Чудо слова - это не чудо театра. Природа этих материалов различна. Различен состав их красок, цветных стеклышек, световых потоков. Театр иначе повествует. Режиссер Ирад Рубинштейн решился вынести на подмостки театра свою пьесу по "Мистеру Вертиго" (он написал ее вместе с Йоавом Шотен-Гошеном). Театр "Гешер" дал площадку и актерский состав, сценографом и художником по костюмам выступил Михаил Краменко. Пьеса словно с болью вырывает из плоти романа фрагменты. Выдирает сцены и сюжетные линии. Они не даются, убегают, меняют форму и направление. Авторы инсценировки стараются. Когда мастер Иегуда появляется перед Уолтом впервые, он оживляет убитую злым дядюшкой Склизом (я употребляю то имя, которое употребляется в русском переводе романа) птичку. И поигрывает толстой стопкой банкнот. В романе Остера мастер никого не оживляет, и для того, чтобы купить еду в поезде, дает Уолту один блестящий доллар. Всего лишь один - больше у него нет. 

 

Описанное в романе гораздо менее эффектно, чем инсценированное, но так написал автор книги. По ходу действия отступлений от первоисточника очень много. Таким образом выявляется множество смысловых смещений. Иначе расставляются акценты. В романе очень важна жизнь героев после того, как Уолт потерял дар летать, мастер Иегуда покончил с собой, а Марион Виттерспун ушла по своей собственной, захватывающе драматичной и интересной дороге. Но "жизнь после" оказалась никому не нужна. В спектакле все затмило желание создателей сделать зрелищную и недлинную историю. Задержаться подробно на полетах. На конфликте со злобным бесчеловечным дядюшкой. Мастер Иегуда здесь полностью замешан, построен на чудесах и жестокости. Он умеет то, чего не умеют другие. Его дар - от иных миров и сфер. А это совсем не так, как задумывал Пол Остер. Иегуда - сын и внук раввинов. И этот факт тоже имеет в книге свое место и объяснение. "Раввин - это что-то среднее между священником и правителем", - объясняет чернокожий мальчик-инвалид Эзоп мальчику Уолту. Воля и сила, авантюризм и здоровый цинизм - все это есть в книжном мастере Иегуде, но напрочь отсутствует в сценической версии. Будто авторы инсценировки прочли другой роман. В котором и миссис Виттерспун, и Склиз, и индианка Сью, и Эзоп - совершенно иные люди. Даже сцена убийства Сью и Эзопа куклуксклановцами имеет другой моральный оттенок: в книге Иегуда и Уолт были свидетелями расправы - но мастер решил, что помочь друзьям они с мальчиком не смогут, только погибнут сами, так что из укрытия они не вышли. 

В спектакле Ирада Рубинштейна много намеков на мистику. На чудо. На тайное знание. И нет ничего про реальную жизнь Уолта. Про кражи, дружбу с плохими парнями, про бизнес. Про хождение по земле. Уолт, раздумывая о своих опытах полетов, о встрече с мастером, говорит, что продирался через "темный лес внутренних несовершенств". Да и после ухода мастера, - до старости, до самого конца продолжил идти этим маршрутом. И это в книге - главное… 

Спектакль - не книга. И, как зрелище, создание Ирада Рубинштейна вполне может быть понятым и оцененным. Главным образом - благодаря актерам. Гилад Клетер в роли Мастера живет напряженной внутренней жизнью. Он увлечен жизнью как трюком. Очарован ею. Азартен и печален одновременно. Умеет руководить людьми, старается быть честным и цельным. Актер захватывает внимание с первого появления, не отпускает зрителя до последней реплики и следующего за ней выстрела. Эта работа заслуживает самой высокой оценки. 

Удача и открытие - Мики Леон в роли Склиза. Таким мы этого актера еще не видели. Он прекрасно умеет играть гротеск и черную комедию. Его герой жалок и величествен в своей яростной жестокости и жажде разрушить, захватить, смять чужую душу и чужую жизнь. 

 

Ори Янив в роли Эзопа почти нежен и очень обаятелен. Анжела Штейнгарт в роли индианки Сью благородна, величественна, полна сердечности и такта. Она выразительна и преисполнена мысли даже без слов. Это хорошая и тонкая актерская работа. Карин Саруя - миссис Виттерспун саркастична и дразнящее загадочна. Самое слабое звено во всем актерском ансамбле - Уолт, как его играет Хилель Капон. Он неподвижен внутренне и не меняется внешне. Монотонно и однообразно ведет свою партию. 

Полет актеров все равно можно считать осуществленным. На них интересно смотреть. Интересно наблюдать развитие каждого образа. Профессионализм труппы очевиден. Уровень мастерства актеров театра "Гешер" не вызывает никаких сомнений. Здесь много личностей. Им под силу любой материал. На спектакль "Мистер Вертиго" надо идти обязательно. Накал страстей, эффектные и психологически-глубокие актерские работы не оставят равнодушными никого. 

Инна Шейхатович

counter
Comments system Cackle