Zahav.СалатZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+31+23
Иерусалим
+32+21

Салат

А
А

Евгений Руман: русский голос израильского кино

Разговаривать с ним просто, он сразу улавливает суть вопроса, отвечает как думает, не пытаясь понравиться

29.11.2021
Источник:salat.zahav.ru
Фото: из личный архив Евгения Румана

Евгений Руман не похож на человека от искусства, каким мы его представляем. Внешне он напоминает айтишника - очки, джинсы, сосредоточенный взгляд. Разговаривать с ним просто, он сразу улавливает суть вопроса, отвечает как думает, не пытаясь понравиться. В Израиле Румана хорошо знают, да и не только в Израиле - именно его пригласил в соавторы сценария известный российский режиссер Павел Лунгин. Сейчас Евгений Руман закончил снимать сериал, и это стало началом нашего разговора

- На платформе yes идет новый сериал «Играет и поет», который вы сняли. Как вы попали в эту историю?

- Мне дали посмотреть сценарий, предложили снять сериал. Это рассказ о «тайманим» (выходцах из Йемена), события происходят в Рош Аине. Прочитал, понравилось, согласился. Я увидел в этом общечеловеческую историю, которая могла произойти с кем угодно и где угодно.

- Насколько я знаю, вы жили в Рош Аине…

- Я до сих пор там живу. Но это случайность, забавное совпадение. Когда мне предложили сценарий, продюсеры не знали, что я там живу.

- Как зритель я рассматриваю «Играет и поет» как гангстерскую музыкальную сагу. Можно так назвать ваш сериал?

- Нет. Он не гангстерский. В первую очередь это семейная музыкальная драма. Мы показали элементы жизни криминального мира, но не это эмоциональный центр истории.

- О чем она лично для вас? О желании мальчика из маленького города стать известным?

- Не это его цель. Музыка в его душе, он чувствует, что это его жизнь - писать музыку, исполнять музыку, жить творчеством. Но судьба не дает Гили такого шанса. У него все очень запутано в семье, он должен думать о своих близких. Отец погиб, и Гили взял на себя его роль. Он старший брат, который заботится о младших, о маме. Он не может полностью посвятить себя музыке, потому что есть насущные заботы. Так что ему сложно вдвойне.

- Сюжет, придуманный сценаристами, или герои имеют реальных прототипов?

- Это некий собирательный образ. Да, в нем есть черты конкретных людей, но точного прототипа нет. Мы сняли очень жизненную историю - на пробы приходили десятки молодых певцов, которые хотят пробиться и стать известными. Их гораздо больше, сотни, может быть, тысячи. Сюжет придуман, но все это есть в реальности, и такие ребята, и криминальные авторитеты в городах.

- О том, что главную роль в сериале будет играть Бар Цабари, было известно сразу, или вы проводили широкий кастинг?

- Мы долго искали главного исполнителя, делали много проб. На каком-то этапе подготовки, довольно раннем, я понял, что нужно искать певца, а не актера. В этом была какая-то правда. Мы посмотрели очень-очень много молодых певцов, пока нашли Бара.

- У него были актерские навыки, или вам пришлось учить его азам профессии?

- Он никогда не играл в кино и на телевидении, но выступал на сцене, у него был определенный сценический опыт. Когда Бар готовился к роли, с ним занимался преподаватель актерского мастерства. Но я не хотел, чтобы Бар слишком входил в технику. Мне было нужно, чтоб он сохранил свои искренность и свежесть, которые я не хотел потерять. Он получил техническую базу игры перед камерой, и этого было достаточно. А в плане работы над ролью я хотел взять именно то, что он мог предложить - естественность и, если хотите, непрофессионализм.

- Выбор актера на главную роль повлек за собой то, что Бар написал несколько песен для сериала и сделал каверы известных мелодий.

- Да, он автор центральной песни сериала и ряда каверов. Но работала большая команда, которая должна была подогнать музыку под исполнителя, выбрать песни, которые, как мы считаем, ему подходят.

- Вторую центральную роль, криминального авторитета, с которым Гили многое связывает, играет Сассон Габай, один из известных израильских актеров? Как он оказался в вашем сериале?

- Он прочитал сценарий, мы с ним встретились, говорили о роли. Он актер, он хочет играть. Мы оба поняли, что смотрим на героя схожим образом. У нас сложился хороший диалог. Сассону пришлась по душе эта роль, понравились люди, которые участвуют в проекте.

- С кем вам было проще работать - с начинающим артистом Баром Цабари или с опытным Габаем?

- Мне было комфортно работать и с тем, и с другим, просто немножко по-разному. Удобно мне было с обоими, иначе я бы их не выбрал. Когда идут пробы, ты понимаешь, с кем у тебя есть общий язык, а с кем нет. Я всегда выбираю актеров, с которыми у меня есть диалог.

- Герои сериала - выходцы из Йемена, которых в Израиле называют «тайманим». Говорят, что они особенные. Вам понятна их ментальность, или пришлось разбираться в неизвестном?

- Я не думаю, что у них особая ментальность. Конечно, у разных людей есть разные обычаи, коды. Они свои у «русских», у «тайманим», у «американцев», у «французов». Не знаю, можно ли это до конца понять. Но мне близки общечеловеческие вещи: вопросы любви, семьи, стремления, амбиции. Я не думаю, что в этом плане они чем-то отличаются. Конечно, мне были интересны какие-то особенности, ведь я не вырос именно в этом. Кроме этого, я все-таки живу в Рош Аине, когда-то это был город йеменских евреев, их до сих пор здесь много. Мне кажется, что это люди, у которых в жизни есть радость, даже если они живут небогато и у них есть не все, чего они хотят. Они умеют радоваться жизни, быть благодарными за то, что есть.

- Может быть, поэтому у них столько музыки, которую мы все знаем…

- Это правда. Их, конечно, выделяет музыкальность, культура, где музыка занимает очень важное место. Она является большой частью их существования. Даже если они не поют и не играют сами, музыка - фон их жизни. Многие известные израильские артисты были и есть выходцы из Йемена.

- В 2009-м вы стали режиссером первого русскоязычного сериала в Израиле, он назывался «Между строк». Вам было тогда 30 лет - как получилось, что молодому режиссеру доверили 50-серийный сериал?

- Идея была моя. Yes решил сделать русскоязычный сериал, и не я к ним пришел - инициаторами были они. Обращались к разным людям, я среди прочих написал заявку, и ее выбрали. Моя идея пришлась по душе больше остальных, вот и все.

- Для русскоязычных зрителей сериал «Между строк» стал событием, его обсуждали, следили за сюжетом. Вам тогда удалось попасть в какой-то нерв общины. Вы ощущали обратную связь?

- Отношение к сериалу было очень полярным. Некоторым зрителям это было интересно, приятно, некоторые встретили его в штыки. Я помню, что отзывы были разными и не всегда касались самого сериала. Кто-то обиделся - почему нас показывают такими? Почему на экране не показана вся наша жизнь? У части зрителей были какие-то социологические ожидания. С одной стороны, я могу это понять, с другой, сериал всего лишь кино. Всем не угодить никогда и ни в чем.

- Один из актеров, игравших в сериале «Между строк», снялся в четырех ваших фильмах, включая дипломный. Я говорю о Владимире Фридмане. Его же вы пригласили на главную роль в свою картину «Голоса за кадром». Из-за коронавируса фильм, к сожалению, не прокатывали в Израиле, но у него достаточно успешная фестивальная судьба.

- Фильм у нас еще не вышел, надеюсь, это случится в ближайшие месяцы. Сейчас заканчивается довольно успешный прокат в США, его показывали в Японии, в странах Балтии, в Австралии.

- «Голоса за кадром» - очень ностальгический, трогательный фильм. Вы и ваш соавтор и оператор Зив Беркович посвятили его своим родителям. Что было сначала - идея картины или желание рассказать о поколении алии 90-х?

- Первичной была история. Но мы с Зивом Берковичем очень быстро поняли, что у нас есть к ней личное, интимное прикосновение. Не в автобиографическом плане, а на уровне связи с поколением наших родителей. Это люди, которые приехали в Израиль с жизненным багажом и были вынуждены по-новому себя изобретать в новой стране. Мы были детьми, у нас было свое восприятие. Но по прошествии лет, когда мы приближаемся к возрасту наших родителей в годы репатриации, для нас стало важным то, что они пережили тогда.

- Вы сразу решили, что главного героя будет играть Фридман?

- Да, я знал это заранее, эта роль писалась для него. Мы с Володей работаем, начиная с моего дипломного фильма. Поэтому актер на главную роль был мне известен заранее.

- Как вы нашли исполнительницу второй главной роли?

- Маша пришла на пробы на «Голоса за кадром», и для меня это было попадание в яблочко. Я даже не надеялся на него, если честно, думал, что мне придется искать актрису в России или в странах СНГ. Но появилась Маша Белкина - это было счастье и везение. Она оказалась лучше, чем я придумал.

- Евгений, вы закончили сериал «Играет и поет», что вы будете делать теперь? Чем вы еще любите заниматься, кроме кино?

- Я уже в работе над новым сериалом. Вообще сейчас появилась возможность участвовать в интересных проектах, которые мне нравятся. Того, что называется хобби, у меня нет, но есть большая семья, маленькие дети, я их люблю, стараюсь посвятить им время, которое у меня остается.

Послесловие

Актер Владимир Фридман - о Евгении Румане:

«Женя Руман - режиссер, который всегда оказывается прав. Например, перед съемками сериала «Между строк» он рассказывал, каким мятущимся и бесприютным видит моего героя. И я понял, что должен сделать - похудел на 14 килограммов за месяц, и это было очень правильно. Руман очень точно знает, как должно быть и чего он хочет. И если он увидел тебя в роли, то снимает без проб, для артиста это очень важно. Я с удовольствием пойду с ним в любой проект».

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке