Zahav.СалатZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+22+15
Иерусалим
+19+9

Салат

А
А

Созвездие Нины, или Немного о балете

…Она полна изящества и той молодости, юности, которыми на всю жизнь отмечены только поистине творческие люди. Деятельна, амбициозна.

04.07.2022
Фото: Эстер Эпштейн

Требовательна. И преисполнена нежности и любви к тем, кто идет рядом, бесстрашно, без сожалений, по этой каменистой и славной дороге.

Нина Гершман. Одна из тех, кто определил характер, стиль балета Израиля. Была солисткой. Ослепительной примой. Ей, Нине Гершман, создательница израильского балета, сложная и неумолимая Берта Ямпольски подарила спектакль-сувенир, манифик, который так и назвала - «Ни-На». Приглашение к танцу. Объяснение в любви и признательности. Изящную апологию движения.

Дуэт Нина Гершман - Александр Уткин представлял нашу страну в масштабном проекте «Звезды балета ХХI века» в Канаде. Нина Колпакова, по мужу Гершман, - уроженка Красноярска, получившая профессиональные секреты по линии учениц Агриппины Вагановой. Нина всегда умела идти к высокой цели. Помню ее Мирту, трагически одинокую, обремененную горькой необходимостью мстить… И Золушку, понимавшую, что труд и скромность пусть не обязательно дадут богатство, но точно принесут уважение и благодарность людей...

Героини Нины Гершман, прелестные, поэтичные, встают перед глазами, когда смотришь на ее юных учениц. В каждой - частица ее души, ее полета. Я сидела на репетиции в школе танца «Бикурей а-Итим». В одном из тель-авивских переулков, где гуляют преисполненные снобизма собаки, и ленивые медлительные голуби клюют деликатесные ресторанные крошки. Где жизнь идет своим чередом, и про чудо, творимое в учебных классах, мало кому известно…А там, в классах, происходит именно то, о чем написал Иосиф Бродский. «…Ставят ногу, как розу в вазу»… И строят замки красоты.

Шла репетиция. Музыка «Раймонды» плескалась, как цветные флажки в потоке солнца. Как кувшинки на глади пруда. Девочки в белых пачках, старательные, одухотворенные, слушали и слушались. Пуанты нежно шелестели по полу. И принцесса Раймонда была в каждой. И каждая гордо и победно несла чудесное умение, дивный старинный секрет. Так ставили ножки в балетную позицию при Дидло и Петипа. Так посматривали в зеркала девочки Вагановой. Так и юные израильтянки, гораздо более раскованные, чем это принято в классическом балетном обучении, плохо принимающие муштру любого вида и толка, тянули носок и всплескивали нежными руками. И на лицах был - честное слово! - отблеск счастья.

Я, конечно, понимаю, что профессиональными балеринами станут единицы; что неимоверная нагрузка и жесткая система не всем подходят; что любить балет и отдать ему все силы - это далеко не одно и то же. Но вот сейчас, в этот миг, они плывут, живут в музыке. И невидимые короны качаются на их головах…

Патрисия Аарони, которая танцевала в «Бат-Доре», одной из первых профессиональных балетных компаний Страны Израиля, учрежденной баронессой де Ротшильд и балериной Жаннет Ордман, не говорит по-русски. Я видела ее урок. И создалось абсолютно реальное впечатление, что она просто не признается в том, что знает русский. Критерии, принципы, стиль замечаний - абсолютно знакомые. Одна группа крови, одни балетные гены. Можно сказать, родные.

И интонация, божественное, чуткое «говорение» рояля под пальцами пианиста, недавнего москвича Дмитрия Пресмана, который словно дышит вместе с танцующими… А в соседнем классе ворожит Катя Брехова, чудесная, артистичная… Ах, какая она была особенная на сцене! Балерина, педагог, наследница и продолжательница вагановской школы…

И Ичина Шаровин, и Слава Саркисов, и Наама Тавори, и Леон Кравиц, и Анат Грегорио... Как они нашли друг друга, и обрели совершенно удивительный дом для танца, для любви и красоты...

Спрашиваю у Нины Гершман, собирательницы эти драгоценных кадров:

- Как удается в нашем мире, где все так прагматично, материально, где мало поэзии и альтруизма, жить в другом режиме? В иной атмосфере?

- Наверное, дело в любви. В том, что я вижу, как это необходимо, как это прекрасно…

- Вы никогда не пожалели о том, выбрали такой жесткий, строгий, очень непростой путь?

- Никогда. Ни разу. Я двадцать два года танцевала в Израильском балете, это были счастливые годы. Потом еще несколько лет работала в этом коллективе… Была художественным руководителем. Не сложилось, по разным причинам…

- …Это потеря для Израильского балета…

- …И тогда я получила предложение от изумительной, нежно любимой Михаль Линенберг, директора центра «Бикурей а-Итим». И вот уже пятый год возглавляю отделение танца. Я всем довольна. Вероятно, если бы не было драматичных, сложных моментов, я бы не двигалась вперед. Теряя - обретаешь. Что-то не произошло - а что-то родилось, возникло. В моей жизни были боли, потери. Мрачные времена. Но я за многое, за все говорю судьбе слова благодарности. Думаю, это правильно.

- Вы дипломат? Человек с особым даром вести переговоры?

- Для руководителя быть дипломатом - просто первое дело. Все можно решить мирным путем. К каждому можно найти ключик. И взрослым, и детям нужны стимулы. Чуткость. Понимание. Уж слишком тонкому и сложному делу мы вместе отдаем большую часть жизни. Наша база, наша общая концепция - вагановская школа. Мы не стоим на месте. Балет - живое дело, развивающееся. Сейчас идет смена поколений. Традиции тоже меняются. Все в движении - мир, танец¸ каноны.

- Ваш муж, доктор Игорь Гершман, никогда не говорил: «Ниночка, может, хватит этого сумасшествия? Лучше отдать нервы и силы семье, детям..»?

- Никогда! Он очень любит искусство, живопись. И всегда меня поддерживал. И очень за меня волновался. И был главным соратником на всем моем пути.

- Ваши дети не танцуют?

- Нет. У них не было данных, необходимых для балета. И поэтому не было смысла… Они будут медиками. И мы все вполне этому рады.

- Если бы у вас были совсем лишние, нигде не учтенные деньги¸ как бы вы их потратили? На торт, кольцо, цветы, книгу?..

- Скорее всего - на цветы. Или книгу. А еще точнее - на путешествие. Я очень люблю видеть новые страны, города. Это очень многое дает интеллекту, развивает эмоционально. Последняя поездка с девочками на португальский конкурс очень была интересной. Познавательной. Там так красиво - сказочно! Вообще артисту, человеку искусства, всегда полезны новые впечатления, новые знания, новые краски.

- Вам иногда хочется снова встать к балетному станку? Сделать балетный класс?

- К станку - не знаю, хотела ли бы я, а вот вариацию попрыгать - да, иногда очень хочу!

Мы выходим из кабинета Нины Гершман. На столах сверкают серебром пачки. Я вижу в руках у Нины пакет с хлебом.

- Что это? Для семьи?

Она улыбается.

- Для мамы, для мужа.

- А сами, конечно, не едите?..

- Нет.

Говорить о балете - то же самое, что танцевать об архитектуре. Возможно, в этой ироничной фразе и есть доля правды. И в то же время - как же еще можно зафиксировать, обозначить впечатление от волшебной невесомости, тревожащей выразительности? Наше стремление все описать, соотнести, высказать - так естественно, так логично. Танец на каблучках¸ феерическая балетная вариация на стальных пуантах, завораживающий шаманский жест композиции-модерн нуждаются в словах.

Об этом я думала в тель-авивском зале «Арисон». На праздничном гала-концерте. На празднике танца, который знаменовал окончание учебного года Центра сценических искусств «Бикурей а-Итим».

Вечер оказался таким красочным¸ таким волнующим и полным сюрпризов, что впечатление о нем осталось ярким и благодарным. Дафна Джерси, юная звезда классического балета, победительница международного конкурса в Португалии, удостоенная права быть зачисленной в молодежную труппу балета Стокгольма, была Одиллией. Смелой, яркой. Колдовской. Повелевающей. И композиции-откровения, поставленные Денисом Бородицким, составившие бы честь любому самому авторитетному танцевальному коллективу мира, звучали тайной, многозначным кодом, манили глубиной и многообразием настроения, гордой красотой оригинальной пластики.

Дорогой Денис, вас будут переманивать многие, это ясно - пожалуйста, не уходите, поработайте еще в этом прекрасном мире, в «Бикурей а-Итим».
Вечер в «Арисон» летел вперед. Без задержек и сбоев. Как в самом серьезном театре. Танцевали на хорошо выстроенном изобразительном фоне: здесь были огромные веера, мельницы, сверкающие дворцовые залы… Купидоны, гномы, цыгане, ликующие короли брейк-данса, создатели метафорических, глубоких образов в миниатюрных новеллах-модерн, - они так радостно и всерьез творили, что я снова убедилась: они могут все! Они, наши дети, эмоциональны, артистичны¸ естественны на сцене, будто это самое понятное для них место. Они умеют перевоплощаться.

Понятно, что модерн им ближе классики. Они ведь и сами, по сути, модерн. Это их стихия. Потому у нашей страны такие успехи на международной арене в сфере современного театра танца. Отсюда «Бат-Шева», Инбаль Пинто, Авшалом Полак, «Вертиго»…

«Телом можно выразить все», - говорила Майя Плисецкая. И прекрасные танцовщики «Бикурей а-Итим» тому подтверждение. Обо всех преподающих эти чудеса - брейк-данс, джазовый танец, модерн, характерный танец, классический балет - можно рассказывать или стихами, или очень выразительной прозой. Творите, создавайте красоту. Пусть мир для вас будет той доброй и благословенной сценой, на которой сбываются самые гуманные сказки!

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке