Zahav.СалатZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+31+23
Иерусалим
+32+21

Салат

А
А

…А потом были яблоки

Этот спектакль держит зрителей в напряжении, но одновременно и веселит. И вселяет оптимизм.

10.08.2022
Фото: Кфир Болотин

Театр "Бейт-Лесин" представил премьеру спектакля "Яблоки из пустыни". Пьеса Савьон Либрехт, режиссер Амир Вольф. Это вторая постановка "Яблок", возвращение истории, придуманной Либрехт, на сцену театра, который объявил своим приоритетом израильскую драматургию.

Действие происходит в квартире-коробочке, в скромном жилище религиозного строгого Абарбанеля. Он правит домом, как правили цари израилевы своими царствами. Решительно, авторитарно, бескомпромиссно. В его доме очень многое нельзя, многое под запретом. Нельзя танцевать, нельзя иметь свое мнение. Нельзя ослушаться главу семьи. На стене дома висит портрет аскетичного устрашающего рава "сфарадим". Все религиозные ритуалы и заветы исполняются неукоснительно…

Муж и отец, Реувен Абарбанель - жесткий, холодный, придирчивый. У его жены Виктории всего и радости, что маленький радиоприемник. С ним она ведет беседы, под его звуки занимается домашним хозяйством. Иногда, когда муж не видит - даже танцует под музыку, которую ей предлагает радио.

В семье есть дочка Ривка. Ей запрещено ходить в кино, служить в армии¸ гулять по улице. Тиски отцовской тирании невыносимы. А она чувствует себя в полете, свободной и счастливой, когда танцует.

И еще Реувен Абарбанель не жалует "ашкеназим". Все-то у них не так, все не как положено. В общем, этот глава семьи не слишком обаятелен. В этой роли Йонатан Черчи обстоятельно и всерьез изображает истинного садиста, который в финале вдруг на удивление, как по мановению волшебной палочки, размяк и перевоспитался. И режиссер, и актер поначалу акцентируют темную сторону этого персонажа. Мракобесие, фанатизм. Многие из его реплик показались мне просто балансирующими на грани здравого смысла.

Сутью драматургической пружины оказывается даже не противостояние Ривки отцу, не ее бунт и уход из дома. И не хеппи-энд, когда все стороны, все герои объединяются за самодельным столом в кибуце, где гармонично живут - без хупы и обязательного посещения синагоги Ривка и ее избранник Дуби. Не это - самое важное в спектакле. В эпицентре сюжета находятся сложные отношения и полные юмора диалоги жертвы патриархального уклада - тихой, но хитроватой Виктории, и ее сестры Сары - одинокой, горбатенькой, но не унывающей.

Зал во время спектакля много смеется. Так задумал режиссер, так сыграли две ярчайшие актрисы - Тики Даян и Лирит Балабан. Именно их сцены для меня - роскошь и праздник этого спектакля. Их перепалки, хитрости, анекдоты, воспоминания - ядро происходящего на сцене. Они безукоризненны в партнерстве; острота и точность их реакций, легкость и в то же время глубина переживаний, продуманность каждого мгновения сценического существования делают эту линию пьесы и спектакля главной.

Виктория (Тики Даян) несчастлива. Она очень угнетена и лишена света, радости жизни. Боится мужа. Не имеет своего мнения. То есть - имеет, но оно никого не интересует. Надо его прятать, чтобы не вызвать громы и молнии мужниного гнева. И Виктория всегда дипломатично, с особой виртуозной стратегией, талантливо представляет мужу-самодуру чуть приукрашенную картину действительности: защищает дочь, контрабандой приводит сестру на "кабалат шабат", - и скрывает то, что мужу неприятно, чего он не желает знать, что приводит его в ярость…

Йонатан Черчи в роли Реувена очень грозен и устрашающ. Именно поэтому мне слабо верится в то, что он смирился с переменой в жизни дочери - она "вернулась к вопросу", стала практически светской. Хотя и ввела в кибуце моду на мезузы…

Сцена, когда папаша сообщает, что нашел дочери жениха - вдовца с четырьмя больными детьми, - поистине страшна. Он цветет умильной улыбкой, упивается отцовской властью, лелеет мечту о том, как выдаст свое дитя замуж по всем правилам; а то ведь она такая высокая, поистине "верблюд", так что "женихов придется ждать до сорока лет…". Ему все ясно в этом мире; а этот дом и "шхуна", в которой расположен его магазин, - и есть весь его мир, его территория.

Текст пьесы живой, в нем много комических моментов - но он выглядит чуть ходульным, сконструированным. Ясно, что все точки будут расставлены в строго определенном порядке: добро победит, отец подобреет, Дуби попросит у папы с мамой руки их дочери, Виктория будет счастлива узнать, как выращивают в пустыне, в кибуце чудесные яблоки, в которых сохранены витамины…

После финальной музыки (милая, узнаваемая по интонации, функциональная работа Эльада Адара) остается двойственное чувство. Прекрасные актерские работы радуют. Естественность, подлинность переживаний, цельность и рельефность характера персонажа, прекрасно переданная Тики Даян, и комические эскапады, - чуть более доминирующие, чем это требуется, - яркость и наполненность образа, создаваемого Лирит Балабан, делают этот спектакль событием. Придают ему значимость, колорит.

Хороши лаконичные декорации Нива Манора: контраст дома-коробочки, закрытого, отделенного от остального мира - и простора, торжествующего лазурного света кибуца, где из зеленых ящиков можно построить что угодно, где все открыто и можно свободно дышать. Художник по костюмам Авива Баш тоже в своей работе тонко подчеркивает этот контраст. И театральный свет Зива Волошина несет столь же важную и совершенно определенную смысловую нагрузку.

На протяжении всего действия сохраняется единый темпоритм. Этот спектакль держит зрителей в напряжении, но одновременно и веселит. И вселяет оптимизм (если не придираться к частностям). Мне было интересно смотреть его благодаря виртуозным и обаятельным Тики Даян и Лирит Балабан. Интересно было бы только узнать: когда папаша Абарбанель подобрел, изменилось ли его отношение к "ашкеназим"? Хотя в контексте этой театральной работы такая мелочь не существенна…

В финале все с аппетитом поедают яблоки в меду по рецепту Виктории. Этим все и венчается: яблоки на столе, мир в окружающем нас мире.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке