Забота о женщине или убийство ребенка?
Фото: Shutterstock.com
Забота о женщине или убийство ребенка?

Неделю назад Нью Йорк принял закон, по которому беременность можно прервать вплоть до 9 месяца, а человеческого ребенка умертвить. Закон был подписан губернатором Эндрю Kуомо. Этот закон является финальной точкой в непрекращающихся дебатах по поводу процесса Roe versus Wade, который только что справил свое 46-летие. В горячих спорах приняли активисты обоих сторон - защитники тех, кто считает, что аборты необходимо продолжать совершать легально, и те, кто вообще против них - это, конечно, все религиозные группы: католики, евреи-ортодоксы. 

Фото: Shutterstock.com/stockce

 

Аборты, как выразился один мой друг-католик, это, вероятно, "necessary evil" - неизбежное зло. Уже на ранних сроках беременности сейчас врачи могут предсказать, что ребенок может родиться со многими врожденными болезнями и дефектами. Родители могут сделать выбор: взвалить на себя это тяжкое бремя - растить тяжелобольного человека или не делать этого,а  скажем, попробовать опять. А если дефект генетический, не лучше ли взять сироту на воспитание, их тысячи.  Другой возможный вариант - тяжкая болезнь самой матери, не позволяющая доносить в сохранности. Или, например, изнасилование жутким преступником, наркоманом. 

Вспоминаю роман Лизы Скоттолини "Most wanted".  Молодая пара очень хочет ребенка, но у мужа бесплодие, и наконец они решаются на искусственное оплодотворение через сперм-банк. Сперм доноры конечно анонимные, они под номерами. Но подбирaют молодого человека, похожего на них обоих. Героиня благополучно беременеет. Каков же ее ужас, когда через пару месяцев она узнает в новостях своего донора арестованным по обвинению в нескольких убийствах! 

В ужасе героиня думает, что она носит в себе дитя патологического убийцы и начинает собственное расследование. Времени у нее мало. Если этот ребенок унаследует гены сумасшедшего папаши - что делать тогда? Сделать аборт или рожать будущего урода? 

В таких случаях это моральная дилемма. 

Католическая церковь и иудаизм считают, что всякая жизнь имеет  право на жизнь, и это даже не обсуждается. 

Но закон, о котором мы пишем, принятый в Нью-Йорке закон  не вдается в такие моральные нюансы. Напротив, он имеет в своих интересах лишь одно: защиту выбора женщины. Ребенок, который живет в теле этой женщины уже 9 месяцев, этого выбора не имеет. Почему? А вот почему:  потому что либеральная партия переписала английский словарь и медицинский словарь тоже заодно. Потому что это не ребенок, не беби, не человек. Это называется "зародыш"! (по-английски "fetus". ) А зародыш - это не человек. Он  так себе, червячок. Они не хотят видеть и знать, что убивают ребенка. 

То есть этот зародыш живет в животике у мамы, растет, у него уже бьется сердечко, в 6 месяцев он весьма активно начинает ворочаться, пинать ее в живот своими коленками, локтями, всякая мама помнит, как на истончавшей растянутой коже ее живота там и сям появляются незабываемые отпечатки его крохотных ножек!  Она уже наверняка видела его на сонограмме и знает, будет это мальчик или девочка… и, наверное, имя уже дала этому ребенку. 

Но что-то пошло не так. Бойфренд или муж сбежал. Бросил. Ушел к другой. Дом сгорел? Жить негде? Иначе почему надо было ждать до самого конца, когда уже почти время этому ребенку увидеть наш белый свет? А может, все проще - государство денег больше дает как пособие определенным категориям общества, если женщина беременна? Вот и беременеют, получают деньги, а потом избавляются. 

И тогда происходит невероятное, немыслимое, невозможное, противное уму, даже доктор Менгеле, мне кажется, содрогнулся бы, если бы этот ребенок был бы выношен арийской женщиной. 

Она приходит в Planned Parenthood. Там с улыбкой ее привечают - ведь мясницкое дело их бизнес. Ей дают лекарство, которое вызывает искусственные роды. И он рождается - этот "зародыш". Вполне живой, кричащий, требующий маму, желающий жить, как желает жить котенок, щенок, дельфин, дикобраз и змееныш. Но нас не волнует в данный момент дикобраз. Это homo sapience родился! Который по образу Бога, как многие утверждают. 

И тут дама (кстати по новому закону даже не обязанная иметь никакого медицинского образования!) берет ножнички и … перерезает ему шейный позвоночек. М-а-а-ахонький такой. Не нужно гильотины и топора. Ножничек вполне хватит. 

И это, господа, в нашем цивилизованном XXI веке. А мы еще катим бочку на дикие африканские ритуалы и мусульманские традиции женитьбы на девочках. На мой взгляд, это все детский лепет по сравнению с тем, до чего докатились американская забота о женском выборе. 

Я вот не понимаю некоторых вещей. Во-первых, уже сколько лет полки ломятся от изобилия презервативов. Тут тебе и на всякий размер, и цвет, и даже вкус и запах. И с пупырышками, и без оных, и с латексом и без (у кого, может, аллергия), только что радио в них еще не придумали вставлять с музыкой на любой вкус. Думаю и это не за горами. Скоро и самонадевающиеся тоже будут, уверена. 

Это для мужчин, которые не спешат. 

Далее, масса препаратов для женщин, только не забывай принимать. Девочкам молодым их уже тоже прописывают, дабы устранить менструальные боли, ну а заодно и обезопасить тинейджерское баловство - так сказать, двух зайцев одним камнем. 

И технические прибамбасы ведь есть - пружины, диафрагмы, гели… их ведь тоже много. 

Ну и, наконец, если уж так случилось, что ничего этого не имелось под рукой, то бишь ногой, то бишь попой, то в конце концов, не в лесу живем. Есть же знаменитая таблетка т.н. "Morning after"! Утренняя таблеточка - "После греха" так сказать. Случилось дело - взял таблетку и гуляй смело! 

А еще вместо истории Холокоста… да что там Холокост, вообще вместо  истории хоть бы даже Америки - здесь в школах всему этому учат - как предохраняться, что покупать, как презерватив надевать! 

Так я все-таки не понимаю, кому понадобились аборты в 9 месяцев?! Почему легислатура тратит деньги налогоплательщиков на заседания по такому античеловеческому поводу? И в чью ублюдочную голову вообще это пришло? 

Вопросы явно риторические, потому что ответов на них я не получу. Как говорит мой знакомый, который живет в Европе:  "У них мозги как-то иначе устроены, мы не можем их понять".  И это, наверное, правда. Наверное,  я скорее выучу Тагалог, чем их пойму. 

Только очень наивно хочется, чтобы кровь всех этих убиенных младенцев мучила их до конца их дней, как мучила несчастного царя Бориса. Но они же искренне считают, что делают правое дело. У них орган, где живет совесть, атрофирован. 

Алла Аксельрод

counter
Comments system Cackle
Загрузка...