Бремя Стаса Михайлова
Фото: Wikipedia
Бремя Стаса Михайлова

1 июня начинаются гастроли Стаса Михайлова. В Израиле певец покажет свою программу "Лучший день", где прозвучат и знакомые хиты, и совсем новые песни. 

- Стас, давайте сразу брать быка за рога: в чем секрет вашей популярности, по-вашему? Билеты на ваши концерты разлетаются, как горячие пирожки! 

- (смеется) Наверное, это лучше спрашивать у зрителей, им виднее. Сложно рассматривать самого себя, пытаться найти ответ на этот вопрос: ответ не будет объективным. Ты не можешь честно признаться себе, почему ты стал популярным, почему люди готовы приходить на твои концерты, почему они готовы платить за это деньги... 

- Позвольте, спрошу иначе: вы как-то признались, что очень рады, что популярность не пришла к вам в 20 лет, хотя вы очень ее желали. Что же в этом хорошего? Столько лет потеряно.

- Я был не готов к славе в 20 лет. В прямом смысле, молодой неокрепший организм не может быть готов к славе. Я бы не выдержал... 

- ... испытания медными трубами? 

- Да. Я даже не знаю, что бы со мной было бы. У тебя в 20 лет очень слабые ориентиры, ты не можешь осознавать, что тебе дал бог, как вообще правильно стоять на земле. Ты не готов к каким-то моментам, ты вообще ни к чему не готов! А потом проходит время, ты сталкиваешься с жизненными трудностями и учишься их преодолевать. У меня, поверьте, их было предостаточно! Я ведь получил славу и известность только к сорока годам, уже будучи очень зрелым человеком. Поэтому и убежден, что только так ты можешь достойно нести это самое бремя медных труб. 

Стас Михайлов. Фото: Александр Ханин

 

- Как вы сейчас к нему относитесь? Для вас ведь было важно, как и для любого творческого человека, что слава наконец пришла? 

- Я отношусь к славе... с благодарностью, пожалуй. Я рад, что пришли слава и популярность, но вопрос самой славы я мало рассматриваю уже. Мне сейчас уже не так важны узнаваемость, поклонники и популярность как таковая. Я гораздо больше думаю о том, как правильно распорядиться тем, что у меня есть в руках. Я очень хочу оставаться нужным как можно дольше - как творческая единица, как артист. А слава - есть, и прекрасно, я очень ей рад и благодарен. 

- Вы как-то упомянули, что ваша супруга Инна... Я так понимаю, она один из ближайших ваших друзей, правда? 

- Точно, так и есть! Она у меня большая умница! 

- Так вот, она определенно больше связана с вашим имиджем в интернете. Это потому, что вы сами очень болезненно воспринимаете критику, как в юности? 

- Нет, нет, что вы! Нисколько! У меня выработался иной подход к критике. Понимаете, я уверен, что критику стоит воспринимать только от тех людей, которые сами из себя что-то представляют. Их я с удовольствием выслушаю и приму к сведению все, что они скажут. Интересно, кстати, что такие люди как раз критикуют очень мало и всегда по делу. Кроме того, я всегда очень внимательно прислушиваюсь к критике со стороны близких друзей, которым не все равно. Это люди, которые жизнью доказали, что они на моей стороне. Критика всех остальных, особенно в интернете - оно того не стоит. Мне очень жаль тратить время на суету, поэтому я и не слежу за интернетом вообще. Мне интереснее потратить это время, чтобы написать что-то новое, создать новую песню, отшлифовать ее и довести до слушателя. 

- То, что вы сейчас сказали, совсем не коррелирует с вашим же признанием, что гордыня - это один из самых серьезных ваших недостатков. По вашим словам складывается впечатление, что я имею дело с крайне скромным человеком. 

- И тем не менее, гордыня - это то, с чем я постоянно борюсь. Она есть и у меня, и у любого человека рядом со мной. Не из-за близости ко мне, а потому что это очень по-человечески - страдать от гордыни. Вы разве не согласны, что этот порок есть у всех? 

- Мне почему-то кажется, что некоторые имеют на него право. 

- Совсем не уверен. Мы ведь не о гордости говорим, а о гордыне. Гордиться собой, своей семьей, детьми и мамой, своими достижениями - это действительно хорошо и правильно, и человек имеет на это право. А вот гордыня - грех смертный, как ни крути. Страшное чувство, которое не дает тебе относиться спокойно ни к собственным достижениям, ни к косому взгляду со стороны. Мудрые люди лишены этого петушиного задора - "ах, как ко мне смели так отнестись!" Они с возрастом вызывают у меня все большее восхищение. Так вот, я очень надеюсь, что избавляюсь от этого разрушительного самоощущения. Оно есть у всех, а если уж ты отягощен популярностью, тебя узнают - ты подвержен ей вдвойне или втройне. Тут главное себе напоминать, что ты обычный нормальный человек, и падаешь, как и все, и стараешься подняться, как и остальные, часто через "не хочу, все, я устал". 

Стас Михайлов. Фото: Александр Ханин

 

- Что вас поддерживает в моменты падения? 

- Бог. Вы знаете, моя вера в бога и поддерживает. 

- Вы вправду производите впечатление верующего человека. К тому же, вы в Израиль прибыли на один из важнейших в иудаизме праздников - на Шавуот, Пятидесятницу. В этой связи посещение святой земли предполагает какую-то особую программу? 

- Конечно! В выходной день мы обязательно поедем в Иерусалим. Это особое место для меня, как для верующего человека, в каждый свой приезд я стараюсь там побывать. Такого места на Земле больше нет. Там время останавливается. Так вот, хотя я и православный, я обязательно пойду и в православный храм, и к Стене Плача. 

- Записку будете оставлять? :) 

- Буду :) И свою, и несколько человек попросили меня прийти туда вместо них. Я очень постараюсь прийти туда ранним-ранним утром, сделаю все возможное для этого. В это время суток там все совсем по-другому: и выглядит, и чувствуется. 

Севиль Велиева 

По вопросам приобретения билетов обращайтесь в кассу afisha.zahav.ru

counter
Comments system Cackle