"У меня есть тайна: мой отец - Стив Джобс"
Фото: Getty Images
"У меня есть тайна: мой отец - Стив Джобс"

Для своего всемирно известного отца она была "компьютером, из которого ничего не получилось", говорит Лиза Бреннан-Джобс. Быть дочерью основателя Apple - не легкая судьба. В интервью с журналистом Der Spiegel Филиппом Оэмке Лиза Бреннан-Джобс рассказала о своем детстве. 

В 1978 году, когда родилась Лиза, ее отец Стив Джобс сначала оспаривал отцовство, его не убеждал даже тест ДНК. Матерью Лизы была подруга Джобса по учебе Крисанн Бреннан, пара рассталась еще до рождения дочери, но родители поддерживали связь друг с другом. Лишь когда Лизе исполнилось 8 лет, а Джобс уже был звездой Силиконовой долины, он (по-своему) сблизился с ребенком, повествует Оэмке. 

Вскоре после рождения Лизы Джобс начал разработку персонального компьютера, который стал предшественником Macintosh. Компьютер назывался Lisa. 

"Мисс Бреннан-Джобс, ваш отец назвал свой компьютер в вашу честь или нет?" - поинтересовался журналист. 

"В детстве я очень надеялась на это, это было своего рода утешением: мой отец долго меня не хотел, но назвал компьютер в честь меня! Когда мне было восемь и я несколько лучше узнала его и пара первых встреч прошли хорошо, я собралась с силами, чтобы спросить его. Его ответ был: Нет. Извини, малыш. (...) С годами этот вопрос всплывал постоянно. (...) Стив всегда с бесстрастным лицом говорил: нет, нет, это чистая случайность, ему очень жаль. (...)", - рассказала собеседница издания. В том, что компьютер был назван в честь дочери, Джобс признался не Лизе и не ее матери, а Боно, участнику рок-группы U2, человеку, которого, по словам Лизы, Джобс едва знал. Это было в 2005 или 2006 году, когда девушке было уже 27 лет. Отец пригласил ее в путешествие на яхте, во время которого он встретился с Боно. "Во время обеда Боно поинтересовался у моего отца об истоках Apple. В какой-то момент он спросил: "То есть компьютер Lisa был назван в честь нее?" Я уже готовилась к уничтожающему ответу, этому вечному унижению. (...) После паузы мой отец сказал: "Да, это так". (...) Казалось, будто известные люди могут говорить о своих тайнах только с другими известными людьми", - поделилась Лиза Бреннан-Джобс. 

"Возможно, он так долго не признавался в этом, потому что ему было стыдно за компьютер Lisa. В конце концов, он был провальным. (...) Это такая сильная метафора для наших расстроенных отношений, - отметила собеседница издания. - У всех в этой истории о Стиве Джобсе есть свое место: мой отец на Олимпе, моя мачеха, мои сводные сестры и брат. Я была плохой частью хорошей истории. Я как компьютер, из которого ничего не получилось. Ребенок, которого он не хотел". 

"Мой отец вплоть до своей смерти говорил в интервью, что у него трое детей, не четверо, - подчеркнула Бреннан-Джобс. - Вы знаете, каково это, когда тебе не хватает твоего отца, ты ищешь его в Google и читаешь, как он говорит, что у него трое детей! (...) В 1983 году, тогда мне было четыре года, он сказал в интервью газете Time, что моя мать спала со многими мужчинами и статистически моим отцом могут быть 28% мужского населения Америки. Позже, когда я жила у него и его новой семьи, он часто давал мне почувствовать, что я не являюсь ее частью". 

Дочь Стива Джобса рассказала о своем детстве: "По средам меня забирала из школы секретарша моего отца, я проводила вторую половину дня в его компьютерной фирме, а вечером мы ехали в его черном кабриолете Porsche в дом, в котором было так много комнат, что в большинстве из них он не был. (...) К сожалению, мне было запрещено рассказывать об этом. Но я, конечно, все равно это делала и шепотом говорила: "У меня есть тайна. Мой отец - Стив Джобс. - Кто это? - Он изобрел персональный компьютер. Он живет на вилле и ездит на кабриолете Porsche. Каждый раз, когда на Porsche появляется царапина, он покупает себе новый". 

"Стив Джобс не знал, как разговаривать с ребенком, - заметила Бреннан-Джобс. - Он мог делать презентацию и быть самым харизматичным и убедительным человеком. А потом мы ехали домой, и в машине он не говорил мне ни слова. Когда мы приезжали домой, там в холодильнике всегда стояли два салата, которые приготовили его работники. Он подавал мне оливковое масло и говорил, что это лучшее масло, какое только можно найти в мире. Он думал, это воодушевит восьмилетнего ребенка так же, как его". 

В подростковом возрасте Лиза часто ссорилась со своей матерью и в итоге переехала к отцу. "В этом доме мне было очень холодно, я хотела, чтобы он каждый вечер желал мне спокойной ночи. Я была зависима от этого. Для ребенка нет ничего хуже, чем быть зависимым от кого-либо. Особенно от кого-то вроде Стива Джобса. Когда кто-то в чем-то нуждался, он чувствовал себя плохо и еще больше отстранялся. Тогда мы закрутили ужасную психологическую спираль, из которой так никогда и не выбрались. (...) Моя теория заключалась в том, что своим равнодушием он защищал свое чуткое творческое начало", - рассказала Бреннан-Джобс. 

"Когда он был уже сильно болен, я посещала его чаще. Но эти визиты были удручающими, - поделилась дочь Стива Джобса. - Он не проявлял особого интереса ко встречам со мной, просил меня покинуть комнату, потому что хотел посмотреть фильм с моим братом. Когда я заходила в его комнату, я надеялась, что он спит. Вообще-то я планировала больше не навещать его. Но месяц спустя он написал мне sms, чего он не делал никогда. Он написал, что на выходных не будет его жены и детей и спросил, могу ли я прийти. (...) Он извинился. Это значило для меня больше, чем что-либо в мире. Когда я зашла в его комнату, он сказал, что рад меня видеть, что это будет последний раз. Он был такой худой, ноги как спички. Его лицо было покрыто слезами. До этого я видела его плачущим только два раза, на похоронах его отца и однажды в кино в конце фильма "Новый кинотеатр "Парадизо". Он сказал: "Я проводил с тобой недостаточно времени, когда ты была маленькой. А теперь слишком поздно. Мне очень жаль". 

"Почему он ждал почти до своей смерти, чтобы выговориться?" - спросил журналист. 

"Возможно, он боялся, что я его не прощу. Возможно, он сам не мог себя простить. (...) Даже когда он извинился: он был тогда слишком болен, чтобы мы могли это обсудить. Я сказала ему, что все в порядке". 

Лиза Бреннан-Джобс отметила в интервью, что не получала денег от своего отца: "Он ненавидел кумовство. Мои дела не должны были идти лучше, чем у других, только потому, что он был Стивом Джобсом". 

"Вы получаете, по крайней мере, каждый год новый iPhone от Apple?" - поинтересовался Оэмке. 

"Нет. Думаю, у меня есть скидка 10%", - ответила Лиза Бреннан-Джобс.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...