"Амирей а-Галиль" или чисто еврейское убийство
Фото: Амирей а-Галиль
"Амирей а-Галиль" или чисто еврейское убийство

Итак, едем в отель-бутик "Амирей а-Галиль" на склоне горы Мирон, не промахнитесь с поворотом, горное гнездо прячется от глаз автомобилистов. Ахать от восторга мы начали прямо на стоянке: тут тебе небольшой водопадик с рыбками, цветы и заросли, шезлонги и столики, беседка в лесу и удивительное, словно сбежавшее с греческих островов, белое здание в средиземноморском стиле. Кроме основного входа со всех сторон наверх ведут витые металлические лестницы, чтобы постояльцы поменьше встречались. Это отель для взрослых, сюда с детьми не пускают. Вырастите, дождитесь внуков, а потом получайте короткое удовольствие от отсутствия цветов жизни и шума, который они производят.

 

Эта атмосфера камня, дерева и металла, это мягкие кресла, огромная видеотека для гостей, которую можно неспешно разглядывать, столики, панно, картинки, словом весь интерьер, предполагает погружение в себя любимого. Поэтому пока вас регистрируют, непременно подадут различные сорта душистого чая и свежую выпечку.

Мне показалось, что галилейскому архитектору Натану Он-Бару эту сказку Кипр навеял. Нечто похожее, в стиле Агаты Кристи, я видел в горах Троодос. Там тоже росло дерево, пробивающее крышу.

Просторный холл с внушительным оливковым деревом посредине, белые арки в плюще, винтовые ажурного металла лестницы на второй этаж к номерам по периметру, стеклянная крыша и торцевые стены, пасторальная тишина и покой. Так и ждешь по сюжету, что среди ночи раздастся предсмертный крик красавицы-миллионерши.

Случайно оказавшийся детектив потребует от гостей не покидать гостиницу, а мы и не собирались. Мы только приехали. Подозреваются обитатели всех 17 номеров: обычных, мини-свит с верандами и кухонькой, и, наконец, счастливые обитатели двухкомнатных апартаментов с уютным полукруглым балкончиком, джакузи в салоне, элегантной мебелью в стиле ретро, вместительным баром-холодильником и двумя телевизорами, чтобы не ссорились.

 

Моя жена в такой дизайнерской обстановке предпочитает смотреть канал "Fine living", а я - Проханова, Зюганова и Шевченко, чтобы жизнь медом не казалась. Здесь все номера с видом, но с нашего балкончика, где помещаются два витых кресла и столик, открывалась потрясающая панорама на Галилею, озеро Кинерет и гору Мирон. Настолько красива была эта господствующая высота, что хотелось устроить здесь огневую точку. Если немного выпить и приглядеться, то можно разглядеть фигурку парня средних лет, идущего аки посуху по глади Тивериадского моря.

 

А воздух пьянил без вина, супруга отправилась в джакузи и сауну внизу, значит можно налить воду и виски в бокал и вдоволь послушать гневную речь Шевченко об израильских оккупантах Голан и страдающих сирийских братьях. От возмущения в джакузи закипала пена. Надел халат, заварил кофейку и с огорчением узнал, что российские Миги улетели.

 

Поклонница канала "Fine living" тем временем вернулась и прочитала лекцию о массажах: обычном шведском и шведском термальном, таиландском, шиацу, загадочном гавайском "Луми-лу, ароматерапии, рефлексологии. Забила Мике баки рейкой, аюр-ведой и энергетическим хилингом.

- Офигеть! – сказал я ей или что-то созвучное. Выпил за ее здоровье, и пошел на балкон стряхнуть с ушей глубину полученных знаний. Паренек с Кинерета уже ушел с кем-то преломлять хлеба, пора и нам на ужин.

В холле уже сидели за картами сытые и по-детски жуликоватые пожилые пары.

Поздние ужины - долгие слезы по талии. Особенно в уютном и интимном шефском ресторане. Меню традиционно израильское, с легким упором на друзскую кухню. Вот и подали нам к потрясающему, прямо из печи, горячему хлебу белую фасоль, тхину, душистое оливковое масло с бальзамическим уксусом и интересную пасту из баклажан задорного фиолетового цвета. Следом чашечку густого супа из кабачков и для перебивки вкуса - сорбе из пассифлоры.

На второе - отменный антрекот, кебабы на палочках корицы и санья, уж не знаю, как перевести это слово. Представьте себе горячую сковороду с телячьим и бараньим фаршем в тхине и тушеными помидорами. Отлично идет с местным вином.

На десерт, в надежде на чисто английское убийство, шел горячий пай с мороженым и душистый здешний чай.

Кровати были такие просторные и удобные, что убийца не проснулся. Может, забыл попросить портье разбудить.

Зато обильный завтрак был чисто еврейским убийством.

А древнее оливковое дерево в "Амирей а-Галиль" все еще ждет своего детективного писателя… 

 

Леонид Луцкий

counter
Comments system Cackle