Откровенное интервью Константина Меладзе
Фото: vk.com
Откровенное интервью Константина Меладзе

Константин Меладзе: "Я вдохновляюсь только людьми, для которых пишу песни" 

Сегодняшнего гостя ведущей авторской программы на RU.TV и звездного редактора "ТН" Елены Север смело можно назвать человеком-эпохой. Песни, которые он создал, знает не одно поколение россиян. Однако вначале его карьера совсем не была связана с музыкой.

- Константин, первый вопрос такой: есть ли у тебя слоган, фраза, которая помогает по жизни?

- Я заметил: чем проще слоган, тем он лучше работает. Когда-то давным-давно прочитал, что у Черчилля на столе лежал лист, на котором было трижды написано: "Никогда не сдаваться!" Мне кажется, что такая мантра действует, потому что бьет в самое сердце. В ней нет каких-то философских ответвлений, все четко. У каждого человека в жизни бывают случаи, когда он может и хочется сдаться, бывают они и у меня. И именно тогда я вспоминаю эту фразу.

- Это касается и личной жизни?

- Это касается всего. До последнего дня человек должен жить и не опускать руки. Такая нехитрая истина.

- Хочется поговорить про ваш последний клип "Мама, не горюй!", созданный тобой совместно с группой MBAND и Валерием Меладзе.

- Мы просто решили вспомнить свою раннюю молодость. В первых клипах Валеры я снимался в качестве клавишника. А в этом клипе сошлись и молодость, и зрелость. Ребята, которые работают в MBAND, чем-то напоминают нас 25 лет назад. К тому же предполагалось, что в клипе будет звучать живая музыка. И я решил вспомнить молодость, встать за клавиши, а одним глазом продолжал контролировать съемочный процесс. Мне кажется, что в этом есть определенный смысл, энергия - и моя, и Валеры, и парней - суммировалась. Это, наверное, один из самых легких клипов, которые мне приходилось снимать. Вставали рано, ложились поздно и гоняли по всей Московской области.

- А кто придумал две автоплатформы?

- Режиссер Заур Засеев. Для того чтобы разместить сразу всех, кто снимается в клипе, а также свето- и звукооборудование, использовали огромные траки.

- Твоя идея свести несколько поколений - это больше творческий эксперимент или расчет на то, что поклонники разных возрастных групп как-то соединятся?

- В принципе, любую мою работу, конечно, можно обосновывать с точки зрения здравого смысла, бизнеса и всего прочего. Однако все, что я делал за 30 лет занятий музыкой и продюсированием, делалось по наитию, импульсивно. Мне захотелось увидеть своих артистов-мужчин вместе. Понятно, что клипы создаются для того, чтобы продвигать певцов. Но при таком статусе, как у Валеры, это было все-таки больше для удовольствия. И, записывая песню, мы его получили.

- Знаю, что вы с Валерием и сестрой Лианой давно занимаетесь благотворительностью, перечисляете деньги в онкологические центры. Знаю также, что и у твоей жены, Веры Брежневой, есть свой фонд. Как ты думаешь, каждый человек должен в какой-то период жизни прийти к этому?

- Каждый человек должен жить в соответствии со своими стремлениями и принципами. В благотворительности главное - все делать тихо.

- Но Вера, чтобы привлечь внимание к своему фонду, должна же об этом говорить.

- И у Веры, и у Валеры есть видимая часть благотворительности, и это такая небольшая верхушка айсберга. И есть менее заметная, когда они помогают людям непублично. Думаю, даже за то, что я здесь это говорю, они меня по головке не погладят.

- Получается, что Вера не советуется с тобой, принимая решения в этой сфере?

- Она советуется со мной по части всего, в том числе и по части благотворительности.

Ни слуха, ни чувства ритма

- Костя, у тебя интерес к музыке проявился еще в детстве. Большая редкость, особенно для мальчика, что в музыкальную школу родители повели тебя не насильно, а чуть ли не по твоей просьбе.

- Да, я в музыкальную школу попросился сам. А до этого произошло вот что. Однажды в 6 лет я пошел в кино - в поселке, где мы жили, в клубе были воскресные сеансы для детей по 10 копеек за билет. Показывали фильм "Полонез Огинского". Это польская картина о войне. Ее сюжет: мальчик познакомился с пастором, и тот научил его играть на скрипке "Полонез Огинского". И они стали вдвоем исполнять этот полонез - мальчик на скрипке, а пастор на органе. Меня это так впечатлило, произошел, что называется, взрыв мозга. Я вернулся домой совершенно ошарашенный и сказал маме: "Хочу учиться игре на скрипке". Тогда мне казалось, что стоит взять инструмент в руки, и он сразу зазвучит. Мама, удивленно на меня посмотрев, пообещала: "Хорошо, сынок, конечно". И меня привели на вступительные экзамены в нашу поселковую музыкальную школу. Экзамен я сдал, мягко говоря, неудачно. Преподаватели сказали: "Слуха нет, чувство ритма почти отсутствует", - и намекнули маме, что лучше бы отдать меня на футбол. Но мама была упрямая, она и сейчас такая, заявила: "Нет, вы обязаны взять моего сына". И преподаватели с кислыми лицами взяли меня в школу. Мама купила мне скрипку, первую, маленькую, я взял ее в руки - и каким же было мое разочарование: она зазвучала чудовищно! Я тут же воскликнул: "Мама, извини, я передумал, не хочу в музыкальную школу, тем более по классу скрипки". Но мама строго ответила: "Нет, сынок". У нее всегда был такой принцип: если ты за что-то взялся, дело нужно завершить и до­учиться. И вот семь лет мама практически за шкирку таскала меня в музыкальную школу.

- Но ты же потом все-таки перешел в класс фортепиано?

- Нет, не перешел. Но когда обу­чаешься игре на скрипке, тебе факультативно преподают сольфеджио, фортепиано, хоровое пение. Только в 7-м (!) классе музыкальной школы я вдруг заиграл, но не на скрипке, а на фортепиано. Увлекся современной музыкой, роком, и подбирал все на фортепиано. А когда учился в 9-м классе, меня даже взяли в какую-то группу при Дворце железнодорожников. Я стал играть на клавишах, на ионике.

- Валера все-таки в детстве больше любил футбол, а у тебя со спортом не очень складывалось?

- Валера любил все, он блестяще занимался борьбой, карате, авиамодельным спортом, плаванием - у него по плаванию уже в 13 лет был первый взрослый разряд. Собственно, во все кружки, которые работали в поселке, мама нас водила, чтобы мы не попали под влияние улицы. И Валера, и сестра были загружены все детство.

- Но ты со спортом не дружил?

- Нет. Я ходил на баскетбол и довольно хорошо играл, и на плавание, и на легкую атлетику. Но я не такой универсальный человек, как Валера. Валера и в науке показывал совершенно блестящие результаты.

- Валера и диссертацию написал, а тебя это не прельщало?

- Нет, я не Юлий Цезарь, у меня правое полушарие менее развито. У Валеры в равной степени развиты оба полушария, и вообще все, за что он ни берется, у него получается блестяще. Он в музыкальную школу пришел на год позже меня, и, когда поступал, маме сказали: "Так вот же, слух есть, ритм есть".

- А тебе никогда не было обидно, что брат везде, а ты все никак?

- Удивительное дело, но никогда мне не было обидно. Я, видимо, изначально рос каким-то закулисным человеком, и поэтому роль продюсера для меня идеальна: ты вроде занимаешься серьезным делом и вместе с тем работаешь на своего артиста.

А собирался работать на заводе

- Вы с братом в кораблестроительном институте учились вместе, хотя ты старше Валеры на 2 года?

- Валера поступил на год позже, чем я. Я год работал на заводе, а Валера поступил после школы.

- А ты работал, потому что не поступил изначально?

- Я поступал во Второй медицинский институт в Москве, так как мама сказала: "Иди, сынок, поступай". Естественно, я не поступил, потому что там был конкурс 10 человек на место, а я даже не был комсомольцем, шансы мои равнялись нулю.

- И почему вы с братом оказались в институте в Николаеве?

- Потому что я работал в Батуми на кораблестроительном заводе и меня по направлению от завода послали учиться в институт в Николаев. В те времена между Николаевым и Батуми существовали межгородские связи.

- А Валера решил: чего там долго думать, буду поступать туда же?

- Нет, Валеру мама с папой прислали ко мне, потому что он был очень хулиганистый парень и за ним нужен был глаз да глаз. Он приехал под мое крыло, так скажем.

- Вы предполагали, что после института будете работать по приобретенной специальности?

- Во время учебы я прошел разные этапы. Сперва хотел поехать в Батуми. Вернуться туда и жить, и работать на своем заводе, как все нормальные люди. Потом по мере того, как я взрослел и становился более амбициозным, был момент, когда я даже хотел вступить в партию. Меня, конечно, не приняли, меня и в комсомол-то не принимали.В итоге я хорошо закончил институт, и меня распределили в Клайпеду на какой-то завод.

- А участие в самодеятельности уже было в твоей жизни?

- Было. И я ведь думал-думал и решил все-таки остаться в Николаеве с институтской музыкальной группой, чтобы продолжать музыкальную карьеру. К тому же мы уже выпустили свой первый магнитоальбом, и он как-то очень понравился студентам.

Только не ресторан!

- Как тебя нашел композитор Ким Брейтбург?

- Он нашел меня через барабанщика группы "Диалог" Толика Дейнегу, тот приходил к нам на репетиции. Просто по городу пошел слух, что есть в институте какая-то странная группа из пацанов, которые не играют на свадьбах, - на свадьбах-то все играют, - а пишут свою музыку, которая действительно нравится людям.

- Ты тогда уже писал свою музыку?

- Да, писал. И Толик пришел, послушал нас, потом пришел еще, а мы репетировали всласть, нам было все равно, кто приходит. Хотя Толик в те времена в Николаеве считался просто гуру, а Ким Брейтбург был вообще полубогом. Они в те времена гастролировали по Германиям всяким, и это казалось чудом. В общем, Толик к нам приходил-приходил, а потом сказал: "Пацаны, дайте мне свою кассету". А мы как раз записали наш магнитоальбом из восьми песен. Он взял эту кассету и куда-то увез, позже выяснилось, показал своему руководителю Киму Брейтбургу. Ким послушал. И звонит нам Толик: "Завтра утром срочно приезжайте в Кривой Рог", - у них там был концерт на стадионе. И мы купили билеты - плацкарт, третью полку - и приехали утречком в Кривой Рог. Нам объяснили, в какую гостиницу идти. Толик нас встретил и повел к Киму. Помню, открывается дверь, мы заходим в номер, и сидит там Ким и еще кто-то из музыкантов, и слушает наш альбом. Они слушают и даже не замечают, что мы приехали. Тут Ким поднимает голову, видит нас и говорит: "Пацаны, вы вообще понимаете, что вы сделали?!" И тут же пригласил нас к себе в группу.

- В группу "Диалог"?

- Да. Проработали мы в ней года два, а потом "Диалог" прекратил свое регулярное существование, и мы остались вдвоем с Валерой. Дела шли совсем плохо. Музыка, которую я писал, песни, которые потом стали популярными - и "Сэра", и "Лимбо", - валялись на полке, потому что такая музыка была не совсем востребована. Было в моде диско, танцевальные мелодии, а у нас музыка такая атмосферная, медитативно-аморфная по ритму. И вот уже самое дно, меня охватывало такое отчаяние. А у Валеры родилась дочь, мы же жили в общежитии. Все продавалось по талонам, денег нет. Валера учился в аспирантуре с окладом 85 рублей в месяц, по тем временам это просто ноль.

- Но и тогда вы не выступали ни на свадьбах, ни в ресторанах?

- Нам предложили работать в ресторане, когда было самое тяжелое время. Сказали: "Вот вам деньги, можете петь свои песни". И я произнес сакраментальную фразу, которую Валера до сих пор помнит: "Если сейчас мы залезем в ресторан, то не вылезем из него никогда, это такое затягивающее болото". Он послушался меня, хотя у него было совсем тяжело с деньгами, а дочку надо кормить. Но через полгода мы попали на "Рождественские встречи" к Алле Борисовне.

- Представляю, это для вас был просто космический рывок.

- Я даже не знаю, с чем сейчас это сравнить. В те времена "Рождественские встречи" были самой крутой программой, причем достаточно было одного эфира, просто постоять рядом - и можно ехать на гастроли утром на следующий день. Кстати, так и случилось, мы поехали на гастроли, и после этих съемок все потихоньку пошло.

- А как в вашей жизни случился Киев, если в Москве уже все сложилось?

- В 1993 году мы, Валера с женой и дочкой и я, переехали в Москву, сняли двухкомнатную квартиру на окраине в хрущевке. Жили в ней, помимо нас, еще наш барабанщик и гитарист. Было, конечно, весело, но не очень. Дом у железной дороги, каждые 5 минут гонял какой-то состав, грохот стоял. Я понял, что писать музыку тяжело. Было как-то тревожно, некомфортно, да, собственно говоря, и негде. Я написал пару песен в те времена, и они были неудачными - стер. А когда мы начали ездить на гастроли, часто приезжали в Киев и выступали там. И мне показалось, что вот тот город, где я смогу найти единомышленников и сформировать свой "заводик" - мы станем снимать клипы, шить костюмы, писать песни. С одной стороны, Киев большой город, с другой - гораздо спокойнее Москвы, в те годы был, по крайней мере. И все, я как бы там осел, тем более я уже тогда был женат, и жена моя тоже очень хотела переехать в Киев. И мы переехали.

Творчество - когда ничего, кроме музыки

- Какую песню ты все-таки считаешь вашей визитной карточкой? Песня, с которой все началось?

- Первая песня, которая действительно мне понравилась, - а это редко бывает, я критично к себе отношусь, гораздо критичней, чем к коллегам и к своим артистам, - "Притяженья больше нет". Однажды ночью услышал ее по радио и в первые секунды подумал: какая классная, а потом понял, что это моя. В ней я почти не нашел изъянов.

- Но группа "ВИА Гра", конечно, стала мощным прорывом?

- И это многих наверняка раздражает. Ведь группе 18 лет, за это время через нее прошло примерно 20 участниц. Из этой школы вышло такое количество сольных артисток и телеведущих! В принципе, мне кажется, в этом есть какой-то смысл и здравая идея, ведь "ВИА Гра" - это такой женский театр, где женщины сами поют о себе, о том, что их волнует. Причем песни сильно менялись за 18 лет. Мы начинали с совершенно дурацких, с "Попытки № 5", например. Но потом были и глубочайшие произведения, такие как "Цветок и нож", - сложные, серьезные, но все равно это женские песни о любви к мужчине. Типажи, которые я подбираю в группу и по сей день, должны соответствовать музыке, которую они несут, это реально можно сравнить с театром. Меняется труппа, люди вырастают, уходят.

- Но ведь женская группа - это вообще отдельный космос, особенно отношения участниц между собой. Например, есть хороший состав, слаженный, но если в группе возникнут какие-то трения, это может привести к распаду?

- У меня странный и своеобразный принцип: до последнего времени у нас ни с кем контрактов не заключалось. Мы работали как некий союз художников до той поры, пока существует взаимная симпатия друг к другу.

- А может, надо было заключать контракты?

- Нет. Только живая музыка, нервная, трепетная - она рождается, когда у людей нет никаких иных взаимосвязей, кроме музыки, творчества, взаимной симпатии, - и все.

- Допустим, приходит девушка. Тебе кажется, что она хочет петь, а она просто хочет найти себе мужа.

- Ну тогда это мои проблемы и моя ошибка. Были несколько девушек, которые приходили и находили мужчин своей мечты - и покидали группу. И было дико обидно, но в том числе и благодаря этой обиде рождались очень хорошие песни. Понимаете, в этом театре, который был организован 18 лет назад, все всегда было по-серьезному. В этой кажущейся текучке кадров есть правда жизни. Люди работают друг с другом, пока этого хотят.

Песни - только для своих

- А расскажи про Светлану Лободу. Ты говорил, что она настолько выделялась своей творческой энергией, что никак не могла быть в группе. Почему же ты ей сольный проект не предложил?

- Я ни секунды не жалею, что Свету пригласил, и ни секунды не жалею, что мы с ней расстались. Я вовремя ее взял в группу "ВИА Гра" и вовремя отпустил. Все было очень вовремя. А заниматься сольным женским проектом у меня тогда не было желания. Мне хватало Валеры и группы "ВИА Гра", я был загружен по горло. Сольный проект я взял и почувствовал в нем необходимость, когда Вера Брежнева ушла из группы. В 2008 году мы с ней попробовали, и к 2010 году у нас получилось. Потом я занимался карьерой Полины Гагариной.

- А почему не сложилось с группами "Инь-Ян" и "БиС"?

- "БиС" в первый же год работы получили статус лучшей группы страны по всем премиям и начали друг с другом ругаться, причем сильно. И я, исходя из своих принципов, не стал никого удерживать, сказал: "Вы не можете найти общего языка друг с другом, расходитесь". А с "Инь-Ян" почему не сложилось, не знаю, у меня не на все вопросы есть ответы. И почему они не стали лучшей группой в стране, не знаю. Может, из-за меня. Ребята там работали потрясающие, все до одного талантливейшие артисты, и в том, что эта группа не стала номером один… Наверное, это один из немногих моих проектов, который я не сумел довести до пика. Виноват, безусловно, продюсер, не нашел какого-то ключика.

- Для тебя, помимо творческой составляющей, важен еще и личностный контакт с подопечным?

- Если человек тебе неприятен и не вызывает симпатий, глубинных эмоций, тяги к себе, хорошие песни не рождаются. Ты не можешь положить на клавиатуру гору денег и вдохновляться этим. Ты вдохновляешься людьми, для которых пишешь песни. Я не продал за всю жизнь ни одной песни, потому что все песни я пишу только своим артистам, своим людям. Или для фильма, в котором участвую как композитор, или для мюзикла, то есть я пишу только для своих.

- У вас все в семье в шоу-бизнесе? Вы и сестру Лиану теперь к вашим делам подключили?

- Она является сопродюсером певицы Ёлки, была сопродюсером группы UMA2RMAN и вообще многих артистов. Также Лиана - коммерческий директор лейбла Velvet Music, у нее под началом много артистов. Она приехала в Москву в 1993 году, и единственное, чем мы смогли ей помочь, устроили на работу курьером. Она бегала с письмами, посылками по городу целыми днями. А через два или три года уже стала коммерческим директором фирмы, где работала, причем стала сама, больше мы ей не помогали.

- Какие вы все способные.

- На мой взгляд, брат и сестра более способные, чем я. И я не рисуюсь. Лиана прагматичный, четко мыслящий человек. Я занимаюсь музыкой, у меня куча тараканов в голове, мне нужны рядом люди, которые бы меня дисциплинировали, сдерживали какие-то мои, часто идиотские порывы. Вот Валера и Лиана это и делают, с такими людьми грех не стать успешным.

Скрипке есть альтернативы

- Твоей старшей дочке Алисе 18 лет, она тоже играла на скрипке?

- Играла, и средняя дочка Лия ходила в музыкальную школу. Но они оставили это, уж больно все им показалось скучно. А так как в наше время есть огромное количество разных путей для самосовершенствования, я не настаивал. В пору нашего детства мама настаивала: "Ты должен закончить скрипку", - потому что альтернатив ей не было. А сейчас Лия участвует в детской группе, они клип недавно сняли, песни поют всякие модные.

- Пошла по твоим стопам?

- Пошла, но я стараюсь ее не подталкивать, она должна сама дозреть, понять, насколько это тяжелый труд. А если она не остынет к этому делу, я помогу на каком-то этапе, но только лет через пять. Сейчас ей 14 лет, надо учиться, окончить университет.

- Но в общем ты был бы не против? Многие артисты ведь не хотят, чтобы дети продолжали их дело.

- Понимаете, слесарь, сантехник или дворник может работать так себе, а артист должен быть либо супер, либо у него нет шансов. Поэтому дочь должна сама доказать и мне, и публике, в состоянии ли она эту стену проломить, потому что сделать это за нее не может ни папа, ни продюсеры, нужно только самому. Если она сумеет, если у нее хватит сил не остыть, не разочароваться в профессии, я ей буду помогать.

- Хочу закончить наш разговор твоим признанием: "У меня нет ощущения, что я чем-то лучше других людей. Я хорошо умею писать музыку, но другие люди делают столь же виртуозно иное. Я с большим уважением отношусь к чужому труду и чужим умениям. Я умею ценить талант в человеке и нахожу его". Всего-всего тебе самого наилучшего и новых хитов!

Константин Меладзе

Родился: 11 мая 1963 года в Батуми 

Семья: жена - Вера Брежнева, певица; дети от первого брака - Алиса (18 лет), Лия (14 лет), Валерий (13 лет)

Образование: окончил кораблестроительный институт  Карьера: с 1986 года пишет песни для брата Валерия Меладзе. Его песни исполняют Алла Пугачева, София Ротару, Григорий Лепс, другие артисты. Создал группы "ВИА Гра", "Инь-Ян", "БиС", МBAND. Композитор и продюсер мюзиклов "Вечера на хуторе близ Диканьки", "Золушка", музыкальный продюсер фильма "Стиляги", автор музыки к сериалу "Оттепель", балету "Великий Гэтсби". Продюсер "Фабрики звезд-7" и шоу "Хочу в "ВИА Гру" и "Хочу к Меладзе", наставник шоу "Голос"

Елена Север 

counter
Comments system Cackle
Загрузка...