Берегите паразитов
Фото: Getty Images
Берегите паразитов

Кто и почему победил на Каннском фестивале

72-й Каннский фестиваль закрылся в субботу, 25 мая, объявлением лауреатов основного конкурса, которых в этом году определяло жюри во главе с режиссером "Выжившего" и "Бердмэна" Алехандро Гонсалесом Иньярриту. Сама же церемония закрытия прошла без эксцессов - за исключением антитрамповской речи вручавшего один из призов документалиста Майкла Мура и ненадолго перетянувшего на себя внимание гостей Сильвестра Сталлоне, ничто не отвлекало от ставших победителями картин и их авторов. "Лента.ру" рассказывает о фильмах, которым Иньярриту и его коллеги (в их число входили актриса Эль Фэннинг и режиссеры Павел Павликовский, Йоргос Лантимос и Аличе Рорвахер) присудили награды главного кинофестиваля мира. 

"Золотая пальмовая ветвь" за лучший фильм

"Паразиты" (Gisaengchung), режиссер - Пон Джун-хо

Пон Чжун Хо. Фото: Getty Images

 

Пожалуй, самый сбалансированный фильм фестиваля - корейцу Пон Джун-хо, который благодаря картинам вроде "Вторжения динозавра", "Воспоминаний об убийстве" и "Сквозь снег" давно зарекомендовал себя как один из лучших в мире режиссеров жанрового кино, удалось снять ленту одновременно авторскую, уникальную по стилю и манере повествования, и зрелищную, держащую внимание бесперебойным потоком сюжетных твистов и эффектных приемов. История нищего семейства, которое обманом и артистизмом втирается в доверие другой, напыщенно буржуазной семьи, в руках Пона превращается в слепок травмированного состояния умов и душ в корейском обществе - а вслед за ним и во всей современной жизни.

Гран-при жюри

"Атлантика" (Atlantique), режиссер - Мати Диоп

Мати Диоп. Фото: Getty Images

 

Посреди конкурсной программы, которую в массе своей заполнили фильмы хорошо известных и прекрасных режиссеров, ни один из которых при этом не вышел за рамки уже давно известного зрителям персонального стиля (а значит, не смог и по-настоящему удивить) "Атлантика", дебютный полный метр француженки сенегальского происхождения Мати Диоп, выделялась как минимум свежестью авторского видения - и удостоилась второго по престижности приза на фестивале. Диоп осмелилась в "Атлантике", истории о трагической любви парня и девушки из Дакара, а также о натуральных призраках и немоте современной Африки, вступить с диалог с одним из величайших фильмов в киноистории - шедевре сенегальского магического реализма "Туки-Буки", почти сорок лет назад снятом ее родным дядей Джибрилом Диопом Мамбети.

Приз за лучшую режиссуру

"Молодой Ахмед" (Le jeune Ahmed), режиссеры - Жан-Пьер Дарденн, Люк Дарденн

Жан-Пьер Дарденн и Люк Дарденн. Фото: Getty Images

 

Одно из самых неожиданных решений Иньярриту и компании - награждение нового фильма живых классиков европейского кинематографа, братьев Дарденн, на рубеже 2000-х вместе с Брюно Дюмоном давших арт-кино всего мира тот язык, который до самого недавнего времени выглядел самым уместным и современным, но в последние пару лет решительно растерял всю актуальность. Дарденны, впрочем, остались собой - и "Молодой Ахмед", фильм о бельгийском школьнике, увлекшемся идеями исламизма, по большей части снят в их привычной, неброской режиссерской манере. Но приз Дарденнам тем не менее понятен - как минимум потому что в финале бельгийцы неожиданно сами отходят от своего фирменного реализма, впуская в пространство социальной, злободневной истории иррациональный, абсурдный, обезоруживающий элемент чуда.

Приз за лучшую мужскую роль

Антонио Бандерас, "Боль и слава" (Dolor y gloria) Педро Альмодовара

Антонио Бандерас. Фото: Getty Images

 

А вот награждение Бандераса мужским актерским призом было, наверное, одной из самых предсказуемых наград Канн-2019 - и при этом самых заслуженных. Альмодовар в "Боли и славе" отошел от привычной бурлескной эксцентрики, чтобы впервые в карьере эксплицитно, откровенно и искренне заговорить о самом себе, собственных тревогах, болезнях и страхе одиночества и смерти - через историю пожилого и заслуженного режиссера, который героином и ностальгией заглушает зуд застарелых ран и травм. Именно Бандерас, сотрудничающий с испанским классиком уже почти тридцать лет, при этом исполняет роль альтер-эго Альмодовара - и это его заслуга в том, что "Боль и слава" из драмы автобиографической, персональной вырастает в картину универсальную, понятную и пронзительную для каждого.

Приз за лучшую женскую роль

Эмили Бичем, "Малыш Джо" (Little Joe) Джессики Хауснер

Эмили Бичем. Фото: Getty Images

 

Кто из участников основного конкурса Каннского фестиваля ухитрился по-настоящему удивить (но не обязательно при этом восхитить), так это австрийский режиссер Джессика Хауснер. Автор медленных, интеллектуально перегруженных картин сняла броскую и бойкую фантастическую притчу о биологе, которая вывела новый сорт цветов - вызывающий прилив допаминов (вопрос, такое ли это достижение в мире, где уже много где легализована марихуана), но не рассчитавшая перспективу появления у ее детища собственного, хищного интеллекта. Проблема в том, что этот генно-модифицированный алармизм уже отработан телепроектами вроде "Черного зеркала" - но это не проблема Эмили Бичем, чья игра в роли биолога-гения держит служит основным инструментом поддержания саспенса в фильме.

Приз жюри

"Отверженные" (Les miserables), режиссер - Ладж Ли

Ладж Ли. Фото: Getty Images

 

Проблемы, достижения и реалии европейского мульткультурализма в современной массовой культуре - и медиа - к 2019 году стали таким общим местом, что появление фильма, ухитряющегося говорить на тему нормальным, и доступным, и при этом лишенным дешевых популистских крайностей языком, неизбежно превращается в настоящее событие. "Отверженные", хроника сложного дня троицы копов, следящих за порядком на одной из парижских окраин, - кино именно такое, как минимум потому что Ладж Ли превращает эту жанровую историю в средство в решающий момент передать право голоса самим обитателям банлье - молодым, чернокожим, отчаявшимся. И уставших быть отверженными.

Приз жюри

"Бакурау" (Bacurau), режиссеры - Клебер Мендонса Фильо, Жулиано Дорнель

Клебер Мендонса Фильо и Жулиано Дорнель. Фото: Getty Images

 

Бывший критик, а сейчас один из самых непредсказуемых режиссеров авторского кино на планете Клебер Мендонса Фильо сумел снять один из самых удивительных - и при этом лишенных заумных понтов - фильмов фестиваля (в соавторстве со своим постоянным художником-постановщиком Жулиано Дорнелем). Бакурау из названия - крошечная деревня в бразильской глуши, жители которой в недалеком будущем мало того что вынуждены мириться с презрением и бездействием локальных властей, так еще и оказываются под прицелом американских туристов с винтовками. Тем любопытнее то, как организован оказывается их отпор - и то, как Мендонса Фильо с Дорнелем задействуют язык бразильского синема нову (мощнейшее течение 1960-70-х в местном авторском кино), чтобы заговорить о современных проблемах своей страны. Напоминать о кровожадном популизме нынешнего президента Бразилии режиссерам даже не приходится - ярость в отношении Болсонару сочится в каждом кадре этого дерзкого фильма.

Приз за лучший сценарий

"Портрет девушки в огне" (Portrait de la jeune fille en feu), режиссер - Селин Скьямма

Селин Скьямма. Фото: Getty Images

 

Француженка Селин Скьямма постепенно заслужила своими работами переход из параллельных программ Канн в основной конкурс - другое дело в том, что "Портрет девушки в огне", по стилю классицистский и основательный, по первым ощущениям кажется работой все-таки куда менее эффективной, чем участвовавшее в "Двухнедельнике режиссеров" несколько лет назад "Девичество" с его хрониками жизни современных темнокожих француженок школьного возраста. В "Портрете" действие истории о притяжении художницы и ее натурщицы разворачивается несколько веков назад - и держится поэтому на несколько устаревших реалиях гендерного угнетения. Что не отменяет старательности письма Скьямма и ее постановки, которые моментами достигают подлинного, экзистенциального трагизма. 

Денис Рузаев

counter
Comments system Cackle
Загрузка...