Азартный Аркадий Арканов
Фото: Wikipedia
Азартный Аркадий Арканов

Аркадия Арканова трудно классифицировать по роду занятий. Он - писатель, сатирик, юморист, драматург, поэт, поэт-песенник, эстрадный певец, трубач, музыкант, шахматист, игрок в покер, завсегдатай телепередач и где-то даже врач. Буквально на днях в Израиле начнутся большие концерты "Трое на одной сцене, не считая микрофона", в которых вместе с Аркановым примут участие поэт Владимир Вишневский и писатель-драматург Александр Каневский. Накануне израильских гастролей Аркадий Арканов рассказал об устройстве своей головы, о пользе советской цензуры, о своих песнях из репертуара Фрэнка Синатры, раскрыл природу своего азарта, а также объяснил, почему он не почивает на лаврах и не выбрасывает старые галстуки.

- Аркадий Михайлович, как вы себя чувствуете? В Интернете бродят зловещие слухи о ваших болезнях и материальных трудностях, которые вы не успеваете опровергать. Кому на руку представлять вас больным, брошенным и несчастным?

- Я чувствую себя нормально. А что касается болезней, то у кого их нет?! Как правило всякие глупости и гадости, как и в Интернете, так и на бумаге пишут непосвященные безграмотные журналисты, не понимающие что такое медицина. Чаще всего в качестве источников всякого рода слухов о состоянии здоровья тех или иных известных людей желтая пресса использует низший медицинский персонал больниц и поликлиник - за небольшое вознаграждение медсестры, санитарки сообщают врачебные тайны, чаще всего ничего не понимая в этом, но с удовольствием комментируя и давая оценки.

- Почему, заслуженно обладая статусом Мэтра, вы не почиваете на лаврах: продолжаете писать, сниматься на ТВ, ездить по миру, встречаться с читателями? Где таится источник вашей неукротимой энергии?

- Где он таится я не знаю. Просто это моя жизнь. Ничем другим в жизни я не занимался и не занимаюсь. И если я перестану это делать, значит перестану существовать.

- Вы стали известны в Советском Союзе, расцвета и достатка достигли в демократической России. Вы много ездили, много видели и много знаете. Чего вам, как бывшему советскому человеку, не хватает в современной России, а с чем из советского наследия вы расстались без сожалений?

- Сегодня мне не хватает только моей молодости – ведь основные события моей жизни пришлись именно на те времена. При всех трудностях и неприятностях того времени, молодость есть молодость – вспоминая все самое хорошее в жизни, невольно констатируешь: все это случилось с тобой в молодые годы. Еще, как ни странно, мне сегодня не хватает советской цензуры - не смотря на идеологическое давление и пропаганду так называемого советского образа жизни, этот институт не пропускал ничего, что хоть чуть-чуть намекало на какую-то критику того строя, но, с другой стороны, никаких шансов не было ни у пошлости, ни у глупости, ни у безграмотности. Мне сегодня не хватает настоящей советской редактуры и корректуры при изданиях – никто в наше время за этим не следит, все отпущено. Понимаете, когда в течение двух дней страна объявляется свободной, то все то, что накопилось внутри у людей, начинает разбухать, как тесто. Все и хорошее, и плохое лезет наружу. И поскольку так называемая цензура отсутствует, то вопросы грамотности, культуры никого не волнуют. Хотя во всем остальном она присутствует.

- Что вы думаете о нынешнем состоянии в России наиболее близких вам жанров: литературы, драматургии и юмористического жанра?

- Я довольно пессимистично отношусь ко всему, что происходит и будет происходить. У меня стойкое ощущение, что так называемый технический прогресс и наводнение всех этих "Айфонов" и "Айпадов" привело к тому, что огромное количество молодых людей, родившихся уже в новую эпоху, ничего не читают, ничего по-настоящему не смотрят, историю свою не знают, какой бы она не была… А живут сегодняшним днем по принципу "Хватай, хватай, хватай!". Все это приводит, с моей точки зрения, к полной культурной деградации. Ничего хорошего от будущего я не ожидаю!

- Существует расхожее мнение, что имя определяет судьбу, и меняя имя, человек влияет на цепь будущих событий. В вашей биографии был момент, когда вам пришлось сначала придумать себе творческий псевдоним, который сегодня уже полностью соответствует вашим паспортным данным. Изменив фамилию, вы почувствовали, что изменилась ваша судьба?

- Нет. Свою фамилию я поменял только в силу требований того периода, в который мы вместе с моим другом Гришей Гориным начали совместную работу. Нам прямо было сказано на радио, куда мы принесли свои первые произведения, что они прекрасны и замечательны, однако ни одну передачу не пропустят, если их авторами будут Штейнбок и Гофштейн. Причем в этом не было антисемитизма. Это была констатация правды – людей с такими фамилиями в СССР на радио и телевидение не пропускали. На следующий день мы придумали себе псевдонимы: Гриша стал Гориным, а я – Аркановым.

- Говорят, вы до сих пор свои тексты пишите от руки, а не набираете на компьютере. Не доверяете технике?

- Технике я доверяю, но у меня голова устроена таким образом, что соответствие моих мыслей с тем, как я их излагаю на бумаге, проходит от головы в руку. Точнее, скорость моего мышления полностью соответствует скорости моего письма на бумаге. Если я начинаю сочинять что-то на компьютере, то просто не успеваю это отражать - просто не хватает техники. Поэтому на компьютере я только перепечатываю то, что я уже написал, и редактирую.

- Это значит, что существуют рукописи всех ваших 17 книг, пьес, стихов и рассказов. Где вы храните все это богатство?

- Увы, все сохранить не удалось, большинство рукописей утеряно. Сохранилось только кое-что.

- Вы автор нескольких, но очень известных песен, где-то даже отражающих временные эпохи. Ваша "Оранжевая песня" в исполнении Сохадзе прочно ассоциируется с 1960-ми – 1970-ми. Ваш дуэт с Милявской "Гондурас" и "Песня эмигранта", довольно драматично исполненная Буйновым" - с шальными и активно отъезжающими 1990-ми. "XX век" в исполнении Леонтьева и "Бабушка по имени Хочу" из репертуара Аллегровой – уже с новым тысячелетием. Почему, обладая таким ярким поэтическим даром, вы так редко обращаетесь к песенному жанру?

- Я никогда не считал себя поэтом в высоком смысле этого слова - как бы там не относились к тому, что я делаю. Но я иногда это делаю исключительно потому, что, обладая определенными музыкальными данными с детских лет, я очень люблю музыку во всех ее проявлениях - от классики до джаза. Прежде всего, мне доставляет огромное удовольствие, когда, то что я вставляю в стихотворную форму, становится песней, и эта песня нравится не только мне, но и другим людям. Я либо сам, как могу, сочиняю мелодию, либо прошу своих друзей-композиторов. И если это им подходит, получается новая песня. Кстати, мне гораздо больше нравится, когда мне дают готовую музыку, в которую я вкладываю сюжет. Не так давно у меня вышел, как принято говорить - большой альбом "Джаз моей любви", состоящий из 14 джазовых произведений, большая половина из которых - известные во всем мире хиты из репертуара, например, Фрэнка Синатры, Элвиса Пресли, Антонио Карлоса Жобима. Но я их исполняю, как ни странно, сам, с шикарными музыкантами и на свои собственные тексты. Причем это не переводы, а мои собственные интерпретации той музыки, которая мне нравится.

- Приходилось ли вам когда-нибудь вспоминать свою первую профессию врача?

- Я был врачом в течение трех лет по окончании медицинского института - я был и участковым, и педиатром, и даже какое-то время гинекологом. Потом моя медицинская профзанятость уменьшилась до полставки в медпунктах различных организаций типа театрального училища. Постепенно я ушел из медицины в литературу, но ни сколько не жалею, что заканчивал медицинский институт. Он очень многое мне дал, и я пошел в него совершенно сознательно. Конечно, в жизни были случаи, когда нужна была помощь, а никакого другого врача кроме меня рядом не было. Но чаще всего это не было связано с серьезной врачебной помощью - нужно было, например, привести в чувство человека, сделать искусственное дыхание...

- Следили ли вы за EURO-2012? О вас говорят, как об очень азартном человеке, выигрывающем и проигрывающем огромные деньжищи. На какую команду ставили на этом Чемпионате?

- Мои крупные выигрыши - сплетни желтой прессы. Я не проигрывал огромных денег, хотя бы только потому, что их у меня не было. Азарт для меня гораздо более серьезное понятие, чем какие-то азартные игры. Человек без азарта для меня - не человек. Без азарта человек не может жить. И пишущий человек - тоже азартен. Азарт его заключается в том, что он должен выиграть, а выигрыш его состоит в том, что его книги нравится читателю. Если же пишешь и кладешь это в стол - это граничит либо с шизофренией, либо с графоманией. Что касается меня, то, конечно, я люблю играть в разные азартные игры - в основном, в интеллектуальный покер на турнирах. Теперь по поводу футбола. Я его очень люблю, всю жизнь болел за московское "Торпедо". Сейчас эта команда развалилась, играет во втором дивизионе. Но я продолжаю болеть за нее. На только что прошедшем Чемпионате Европы у меня не было пристрастий, ни за кого особенно я не болел. Я просто смотрел и получал удовольствие от хорошей игры. Неудача российской сборной меня не удивила - провалится может любая команда. Вообще с самого начала у меня были большие сомнения по поводу выхода россиян из своей группы, и так оно и вышло. С моей точки зрения, не нужно брать в российскую команду иностранного тренера - это не патриотизм, а просто констатация факта.

- О вашей коллекции галстуков ходят легенды. Какие из них вы возьмете на гастроли в Израиль?

- Я действительно с юных лет люблю галстуки, но я их не коллекционирую. Просто не выбрасываю старые. Они все у меня висят, и иногда я их надеваю. Я люблю само понятие галстук, у меня их действительно много, и некоторым из них уже по 20-30-40 лет. А в поездки на длительный срок беру два галстука и все.

- В программе "Трое на одной сцене не считая микрофона", которые скоро пройдут в Израиле, вместе с вами принимают участие поэт Владимир Вишневский и писатель и драматург Александр Каневский. Что вам импонирует в творчестве ваших коллег?

- Я никогда не выступаю в общих программах с людьми, творчество которых мне не импонирует. И к Саше Каневскому, которого я уже знаю тысячу лет, и к Володе Вишневскому, которого я знаю пятьсот лет, у меня абсолютно уважительное отношение и понимание того, что это люди не простые и одаренные.

- Вы не раз бывали в нашей стране. Есть ли у вас любимые места на Святой земле?

- Израиль страна небольшая, и лично у меня ассоциируется с одним местом, которое так и называется - Израиль. И оно для меня прекрасно. Ну, а самые яркие впечатления и ощущения лично у меня связаны, безусловно, с Иерусалимом, Мертвым морем и частично с Нетанией, где мне тоже довелось пожить. 

Большая юмористическая программа "Трое на одной сцене, не считая микрофона" с участием Аркадия Арканова, Владимира Вишневского и Александра Каневского будет показана:

15 июля, в воскресенье, в 20.00 - в Ришон ле-Ционе (Зал  "Мофет").

16 июля, в понедельник, в 20.00 - в Иерусалиме (Театр "Павильон"); 

17 июля, во вторник, в 20.00 – в Кармиэле ("Гехал ха-Тарбут"); 

18 июля, в среду, в 20.00 – в Араде (Культурный центр – Матнас); 

19 июля, в четверг, в 20.00 - в Хайфе (Зал "Раппопорт");

20 июля, в пятницу, в 20.00 – в Нацерет-Илите (Зал "Эшколь ха-Пайс"); 

22 июля, в воскресенье, в 20.00 – в Ашкелоне (Матнас "Вольденберг"); 

23 июля, в понедельник, в 20.00 - в Ашдоде (Аудиториум "Рами Наим"); 

24 июля, во вторник, в 20.00 – в Беэр-Шеве (Консерватория); 

25 июля, среда, 20.00 – в Ор-Акиве ("Гейхал ха-Тарбут");

26 июля, в четверг, в 20.00 – в Петах-Тикве (Зал "Шарет").

Билеты заказывайте здесь или по телефону: 03-522-18-03

counter
Comments system Cackle
Загрузка...