Zahav.СалатZahav.ru

Вторник
Тель Авив
N/A+22

Салат

А
А

Григорий Остер читает Тору

"Речь идет не о происхождении по крови, а о русско-еврейской культуре, которую человек впитывает из окружающей среды".

08.12.2012
Источник: Jewish.ru
Creative Commons

В прошлом месяце свой 65-й день рождения отметил писатель, сценарист и драматург Григорий Остер, чьи "Вредные советы" знакомы едва ли не каждому русскоязычному читателю. О творчестве, об одесском детстве и о многом другом Григорий Бениционович рассказал в интервью Jewish.ru.- У большинства читателей ваша фамилия ассоциируется в первую очередь с "Вредными советами". А вы, как бы пафосно это ни звучало, своим главным вкладом в культуру считаете именно их или что-то другое?- Прежде всего, два или уже даже три поколения советских детей знают меня по мультфильмам "38 попугаев", "Котенок по имени Гав" и другим. В советские годы книжки мои не издавались, а мультфильмы выходили, некоторые из них были весьма популярны. Люди не знали моего имени. Но я даже гордился тем, что были писатели, имена которых все знали - о них постоянно говорили по телевизору - но никто не читал, а меня не знал никто, зато все видели мои мультфильмы.- Распространено мнение, что быть детским поэтом значительно сложнее, чем "взрослым". Вам тоже так кажется?- Нет, у меня такого ощущения никогда не возникало. Когда я начинал писать, практически все нормальные литераторы, которые не могли публиковаться по цензурным соображениям, уходили либо в детскую литературу, либо в переводы. В Советском Союзе были совершенно замечательные детские поэты и прекрасные переводчики - не у всех это получалось, но все пробовали. Даже Бродский пробовал писать детские стихи, стараясь уклониться от миссии "взрослого поэта". И с детьми не сложнее. Наоборот, с ними проще. Во-первых, со взрослыми уже ничего не сделаешь, а детей еще можно изменить. А во-вторых, дети не притворяются. Когда речь идет о каком-нибудь классике, взрослым может быть скучно, но они будут делать вид, что им это нравится, будут говорить: "Да, это замечательно, это прекрасно" и слушать то, что им читают. А детей не надуешь. Если детям скучно, слушать они не будут - будут зевать и заниматься посторонними делами. А если пишешь то, что им нужно, - они тебя слушают.- А как ваши собственные дети воспринимали ваше творчество?- Конечный результат им нравился. Но когда я в процессе работы заставлял их выслушивать разные варианты, им надоедало и они говорили: "Папа, мы это уже слышали". А вообще к моим произведениям они относились так же, как и все остальные дети: воспринимали их отдельно от меня.- Несколько лет назад вы попробовали себя в качестве "взрослого" писателя. Как отнеслись к этому читатели?- Хорошо отнеслись. Книжки эти издаются и переиздаются. Я вырастил себе поколение взрослых читателей и могу теперь работать с ними.- Возвращаясь к "Вредным советам", на которых росли ваши нынешние взрослые читатели: едва ли кто-то воспринимает их как искреннее восхваление непослушных детей. Но вы сами неоднократно утверждали, что послушных детей не существует и существовать не должно. Так как же воспринимать "Вредные советы" - как иронию, как двойной блеф?- Мои "Вредные советы" - это прививка от глупости. Я беру ситуацию, довожу ее до логического конца, и ребенок видит, куда ведут те или иные мысли, которые самостоятельно приходят в его голову или которые ему кто-то пытается навязать.- Расскажите о разработанном вами интернет-проекте "Президент России гражданам школьного возраста".- Чтобы понять, что это такое, нужно зайти на этот сайт и посмотреть его. Потому что многим, кто его не видел, но слышал об этом, кажется, что я там занимаюсь прославлением власти и лизоблюдством. На самом деле речь совсем не об этом. Это не сайт лично президента. Это сайт для граждан школьного возраста, и там ставятся важные и серьезные вопросы взаимоотношения общества и власти. Я пытаюсь дать детям в руки простые инструменты, с помощью которых они могли бы понять, что творится вокруг и подготовиться к тому моменту, когда станут взрослыми гражданами. На сайте сказано, что у граждан есть права и обязанности, и одна из главных обязанностей - умение защищать свои права. Это обязанность гражданина и этому надо учиться. Именно в связи с этим я и говорю, что такое понятие как "послушание" - довольно сложная и противоречивая вещь. Конечно, ребенок не должен быть совершенно непослушным и неуправляемым - в этом случае он может просто не дожить до взрослого возраста. Но я вновь повторяю, что если в каком-нибудь конкретном месте окажется слишком большое количество послушных детей, то из них потом вырастает большое количество послушных взрослых. А это ужасно, потому что чревато тоталитаризмом, фашизмом, и всякими другими ужасными "измами".- На сайте "Президент России гражданам школьного возраста" действительно изложены весьма здравые и при этом понятные ребенку мысли о демократии. Но с реальной ситуацией в России приводящееся там описание демократии сходится далеко не во всем. Не было ли на это обстоятельство какой-то реакции сверху?- Конечно, сходится не все. Но там написано: "Если ты увидишь, что все и всюду хвалят президента и говорят о нем только хорошее, знай, что он не справился со своей работой. В стране нет свободы слова, а значит, нет демократии". А что касается реакции... Ну, поскольку с сайта пока ничего не удалено - судите сами.- Однажды вы упомянули, что очень уважительно относитесь к Торе - как к книге, воспитавшей у человечества культуру чтения...- Да, поскольку это была традиция, продолжавшаяся веками, именно Тора поддерживала культуру чтения. Я тоже постоянно читаю Тору и всякий раз нахожу в ней много нового.- Как вам кажется, повлияло ли ваше еврейское происхождение на творчество?- Трудно сказать. То есть, конечно, наверняка повлияло, но влияние это не внешнее, а, скорее, внутреннее. Речь идет не о происхождении по крови, а о русско-еврейской культуре, которую человек впитывает из окружающей среды. Я родился в Одессе, и, хотя рос я не там, а в Ялте, наверняка все, что связано с Одессой, с ее юмором, пришло ко мне через книги одесситов, а это, естественно, в большинстве евреи.- А в вашей семье были какие-то еврейские традиции?- Были, но больше это касалось бабушки и дедушки. Если бабушка еще говорила на идише, то папа и мама - уже не особо. Но когда мой папа хотел меня наказать, я кричал то, что кричал мой дедушка, когда это происходило при нем: "Чепн нит ден кинд" ("не трогай ребенка").- Ощущают ли причастность к еврейской культуре ваши дети?- Мой сын, который сейчас учится в Нью-Йоркском университете, сейчас как раз готовится сдавать иврит. Так что - ощущают!

Беседовал Дмитрий Ерусалимский

Читайте также