Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+32+26
Иерусалим
+31+21

Салат

А
А

Алексей Долгов: "Этот спектакль сравним с художественным музеем"

Тенор Алексей Долгов всегда доносит до зрителей правду героя, создает его объемный характер. Опера для него - не концерт в костюмах, а мир - глубокий и живой.

05.03.2024
Тенор Алексей Долгов. Фото: личный архив

Бывают знаменитости, после встречи с которыми у журналиста остается ощущение пустоты и искалеченной души. Но бывают и другие. Светлые натуры, щедро и достойно открывающие душу. И это вовсе не значит, что собеседник рассыпается в комплиментах вам или делится чем-то очень личным. Просто подчас интервью становится еще и фактом собственной биографии журналиста, добрым и счастливым фактом.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

Был день выборов в местные органы власти, нерабочий день, и в Израильской опере не репетировали новый спектакль. Сейчас готовится опера "Русалка" Антонина Дворжака - инфернальная, вся будто растворенная в сверкании воды и бликах лунного света, нежная и драматичная. Спектакль рождается и грядет в эксцентричных новациях и эффектных приемах режиссера, сценографа, театрального колдуна Стефано Пода.

В этот день Принц был готов общаться с прессой. Он появился в чем-то спортивно-алом, скромный, очень обаятельный. Поток людей и царственных тель-авивских собак тек мимо нашего кафе. Мимо сверкающих витрин, лакированных кустов, гордо выставляющих на обозрение свой поддельный лоск. Мимо игрушечных медведей, которых рассадили на скамейках вдоль улицы, напоминая о нашей ране, о нашей беде… Солнце вырвалось из темницы февральского холода, и яростно зажгло карамельно-рыжим и медным все вокруг.

Фото: Йоси Цвекер

Принц был приветлив. Честно скажу, за то время, что мы знакомы, я и не видела его иным. Учтивый, внимательный. Алексей Долгов - так зовут Принца. Он учился в Московской академии музыки у знаменитого Зураба Соткилавы. И - бережно хранит заветы мастера. Пел на множестве мировых сцен: в Хьюстоне, Риме, Вашингтоне, Берлине, Нью-Йорке, Токио, Йокагаме, Киото…

О новых жизненных поворотах, планах и впечатлениях был наш разговор.

Фото: Йоси Цвекер

- Это ваш первый Принц? Вы впервые выступите в "Русалке"?

- Да. И это очень непросто. Дворжак написал прекрасную и сложную музыку. Это не тот прозрачный оркестр, что у Чайковского или у Верди. Здесь плотно, многословно, ощущается влияние Вагнера, Рихарда Штрауса. Принц для меня - очень трудный и важный опыт. Необходимо правильно подготовить голос. Это сложно. Иногда неудобно. Но это невероятно увлекательно!

- Стефано Пода - философ и эстет. У него собственный, уникальный взгляд и на сценическое действие¸ и на оперную эстетику. Как вам поется в его трактовке "Русалки"?

- Этот спектакль задуман и выстроен, как гимн красоте. Он сложен и многослоен. Если использовать метафоры, то этот спектакль сравним с художественным музеем. Актерам бывает непросто - но режиссер и сценограф хорошо знает, какова его цель. Думаю, публике будет очень интересно. И важнейшая составляющая, важнейший элемент всего проекта - музыкальный руководитель, талантливый дирижер Дан Эттингер. У него выстроена художественная, глубокая и обоснованная концепция. Увлекательно и полезно общение с таким музыкантом…

Фото: Йоси Цвекер

- Вы поете Эдгардо, Родольфо, Ленского, Неморино… Персонажи влюбленные, окрыленные, романтичные. Принц - это нечто другое?

- Я как-то слушал интервью знаменитого вокалиста, прекрасного артиста Петра Бачелы. На вопрос, как он понимает партию Принца в "Русалке", он ответил: "Это славянский Отелло!". Очень точно, мне кажется.

- Если бы вы смотрели на себя со стороны, как бы вы себя охарактеризовали? Какой он¸ Алексей Долгов?

- Хороший отец. Старательный хозяин дома. Внимательный муж. Талантливый певец. Ищущий человек. Ищущий во всем смысл. Не останавливающийся, идущий вперед. Пытается познать себя до конца. Интересно живущий…

- Я знаю, что коронавирус очень сильно ударил по многим артистам оперы. Как вы встретили и прошли это испытание?

- Да уж, пришлось это пережить… Мы тогда обосновались в Глазго, в Шотландии, - все было неплохо, были намечены планы, были контракты. И тут мир буквально закрылся. Опера смолкла.

- Вам было страшно? Накрыла волна депрессии?

- Некогда было пугаться. Мы продали дом и переехали в квартиру. Я занялся строительством. Потом работал в порту. Жена давала частные уроки…

- Там, наверное, и другие коллеги по цеху появились? На стройке, в порту…

- Да. На несколько оперных составов бы хватило.

- А вы это умеете? Строительные работы - это же непросто…

- Умею. Если я куплю дом, - такой, как хочу, - я все в этом доме сделаю сам. Это будет очень красиво и качественно…

Фото: Йоси Цвекер

- Когда мир ожил, воспрял после пандемии, что появилось на этом новом маршруте интересного? Какие события стали важнейшими?

- Очень интересной была работа с прекрасным режиссером Дмитрием Черняковым. В Бохуме, в зале, который был в начале 20-го века электростанцией, а потом, после перестройки, стал оригинальным многофункциональным сценическим пространством, я участвовал в постановке оперы Леоша Яначека "Из мертвого дома". Композитор сам написал либретто по мотивам повести Достоевского "Записки из мертвого дома". Действие спектакля разворачивалось в трех точках¸ в трех частях громадного ангара. И публика перемещалась вместе с участниками постановки. И артисты были очень близко к публике, практически смешаны с ней… Ощущение невероятное.

- Леша, скажите, а как вы преодолеваете человеческие, психологические рифы, которые всегда присутствуют в театре, где есть конкуренция, интриги?

- В театре есть все! Но я привык относиться к театру, как к храму. Я все хочу доказывать на сцене. Меня так учили мои педагоги. И еще: я ведь сибиряк. А мы, сибиряки, это нечто особенное. Я всегда знал, что надо заниматься собой. Искать идеальное звучание. Совершенствовать технику. Никогда не говорить плохо о коллегах. Все просто: "смотри в свою тарелку". Это и просто, и мудро.

- А кто из ваших героев, из этих прекрасных, одухотворенных, наделенных поющим сердцем людей, вам ближе?

- Наверное, Родольфо из "Богемы". Я очень похож на него. У меня с ним есть общие черты даже в биографическом плане. Я тоже жил в общежитии, и у меня на каком-то этапе сносило крышу. И мы были бедны, романтичны, мечтательны; были похожие страсти и проблемы. И вообще, наверное, сама история, сочиненная Анри Мюрже и ставшая бессмертной оперой Джакомо Пуччини, очень близка творческим людям.

Фото: Йоси Цвекер

- Что вы делаете в свободное время?

- Слушаю аудиокниги. Михаила Лабковского, Вадима Курпатова… Музыку The Rolling Stones, Pink Floyd. Я на них вырос.

- Ваши сыновья пойдут по вашим стопам? Они выберут музыку своей профессией?

- Нет. Определенно нет. Они музицируют - и пусть играют себе на радость. А профессия - это все же другое дело. Они же не ощутили в себе эту неодолимую тягу… Как, скажем, ощутил ее я.

- И поэтому не продолжили работать по первому диплому о высшем образовании?

- Именно… Сцена меня позвала. И призвала. Я не хочу ничего другого. Я как тот гимнаст, который живет на канате. А все остальное - подготовка. Я живу на сцене. Это мой путь. Мне много раз везло. Повезло с педагогом. Потому что Зураб Соткилава с его южным, щедрым, широким характером, с его большим сердцем, был мне, как второй отец.

- Вы бывали в Израиле много раз…

- То ли семь, то ли восемь раз.

- И как себя на этот раз чувствуете?

- Как дома. Мне здесь очень хорошо.

Тенор Алексей Долгов всегда доносит до зрителей правду героя, создает его объемный характер. Опера для него - не концерт в костюмах, а мир - глубокий и живой. Я расплакалась, когда вместе с ним на рассвете прощалась со "златыми днями весны" грустного и наивного мальчика Владимира Ленского. И музыка так трепетно и горестно касалась и моих, глубоко спрятанных душевных струн. И в исполнении Алексея Долгова Этгардо, утративший свою Лючию, был невероятно трепетен и трагически безутешен…

Этому артисту дано проникать в самую суть образа. И заставлять зал сопереживать. Теперь мы услышим его Принца. И пройдем с ним путь в сказке-правде. Путь "славянского Отелло".

Фото: Йоси Цвекер

Антонин Дворжак. Русалка

Либретто - Ярослав Квапил

Хор Израильской Оперы под руководством Итая Берковича.

Оркестр Оперы - Израильский Симфонический оркестр Ришон ле-Циона

Дирижер - маэстро Дан Эттингер.

В опере "Русалка" принимают участие Алла Василевицкая и Ани Йоренц (Русалка), Адриан Крамер и Алексей Долгов (Принц), Эдна Прочник (Баба-Яга - Колдунья), Юнуц Паску и Максим Кузьмин-Караваев (Водяной), Ясмин Леви-Эллентак (Иноземная княжна), Рона Шира и Тамара Навот (Кухарка), Шакед Струл (Первая нимфа), Эфрат Брам а-Коэн (Вторая нимфа), Шай Блох (Третья нимфа) и Одед Райх (Ловчий и Лесник).

При участии танцоров ансамбля Vertigo Dance Company и их зарубежных коллег.

С 4 по 15 марта 2024 года в Оперном театре Тель-Авива имени Шломо Лахата (бульвар Шауль а-Мелех 19, Тель-Авив).

Вторник | 05.03.2024 | 20:00
Четверг | 07.03.2024 | 20:00
Пятница |08.03.2024 |13:00
Суббота | 09.03.2024 | 20:00
Воскресенье | 10.03.2024 | 20:00
Вторник |12.03.2024| 18:00
Среда | 13.03.2024 | 20:00
Четверг | 14.03.2024 | 18:00
Пятница | 15.03.2024 | 13:00

Исполнение на чешском языке
Субтитры на иврите и английском
Перевод - Исраэль Юваль
Ко-продукция Израильской Оперы и Opéra national du Capitole в Тулузе

Заказ билетов - в кассе Израильской Оперы по телефону 03-6927777, на сайте или в "Браво".

Пиар-агентство: Sofia Nimelstein PR & Consulting

Фото: Йоси Цвекер
Фото: Йоси Цвекер

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке