Zahav.СалатZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+19+10
Иерусалим
+15+7

Салат

А
А

Чернокожая внучка нациста

Тееге признается, что, раскрыв семейную тайну, многое поняла о себе самой. "Поначалу примириться с этим казалось невозможным".

19.03.2014
Источник:Jewish.ru
Zahav.ru Jewish.ru

Читайте также

Несколько месяцев назад на полках книжных магазинов Берлина, отведенных под литературу о Второй мировой войне, появилась книга под необычным заголовком "Амон. Мой дед расстрелял бы меня". На обложке изображена автор - чернокожая жительница Гамбурга Дженнифер Тееге. В возрасте 38 лет она случайно узнала о том, что ее дедом был нацистский военный преступник Амон Леопольд Гёт, комендант концлагеря Плашова, получивший широкую известность благодаря фильму Стивена Спилберга "Список Шиндлера".

"Из-за цвета кожи мой дед должен был бы пристрелить и меня", - объясняет Дженнифер смысл названия книги. Она родилась в 1970 году, в результате кратковременного романа немки и нигерийского студента. Когда ей было всего несколько месяцев, Дженнифер отдали в детский дом. В семь лет ее удочерили. Сейчас она замужем, воспитывает двоих детей, работает в рекламном бизнесе.

В 2008 году Дженнифер Тееге случайно наткнулась в гамбургской библиотеке на книгу под названием "Я должна любить своего отца, не так ли?". Это были мемуары Моники Гертвиг, дочери Амона Гёта, опубликованные в 2002 году. Лицо автора, изображенное на обложке, показалось Дженнифер знакомым. "Что-то в ее взгляде заставило меня задуматься, - вспоминает Тееге. - Я пробежала глазами всю книгу и задержала взгляд на биографических данных. Узнав некоторые детали из документов о моем удочерении, я поняла, что женщина, изображенная на обложке, - моя биологическая мать, которую я не видела много лет".

В сентябре 1946 года дед Дженнифер Амон Гёт был повешен недалеко от бывшего лагеря Плашов; перед смертью он выкрикнул нацистское приветствие "Хайль Гитлер". Ее бабушка, немецкая актриса Рут-Ирен Калдер, никогда о нем рассказывала. Сама она в годы войны работала секретарем на фабрике промышленника Оскара Шиндлера: как известно, Шиндлеру удалось выторговать право нанимать на работу евреев из Плашова и краковского гетто, тем самым спасая их неминуемой гибели. Он же и познакомил Рут Калдер с Амоном Гётом. Их роман продолжался два года, в 1945-м у них родилась дочь Моника.

Тееге признается, что, раскрыв семейную тайну, многое поняла о себе самой. "Поначалу примириться с этим казалось невозможным. Прошло много времени, прежде чем я смогла привыкнуть к мысли о том, что мой родной дед был нацистским преступником, - говорит она и продолжает: - В моем деде было очень много зла, возможно, он даже был психопатом, - говорит Дженнифер Тээге. - Но я не думаю, что чистое зло существует. Каждый из нас при рождении не более чем чистый лист бумаги. Люди становятся тем, кто они есть, под влиянием самых разных обстоятельств... В случае моего деда объяснить эти обстоятельства очень просто: вокруг него царила атмосфера зла".

Бабушка Дженнифер Рут-Ирен Калдер покончила с собой в 1983 году. За день до этого она дала интервью для британского документального фильма о Шиндлере, в котором впервые откровенно рассказала о своих отношениях с Амоном Гётом и призналась, что ни о чем не жалеет.С Моникой Гертвиг Дженнифер встретилась спустя два года после того, как раскрыла семейную тайну. Она признается, что перед встречей она убеждала себя относиться к Монике не как к родной матери, а как к пожилой женщине, вынужденной всю жизнь мириться с темным семейным прошлым и пытавшейся отгородить от него свою дочь. Они проговорили несколько часов, после чего снова перестали поддерживать связь.

Дженнифер вспоминает, что впервые посмотрела "Список Шиндлера" (в котором роль ее деда блистательно исполнил британский актер Рэйф Файнс), еще не зная историю своей семьи, а потому не испытала особенно сильных эмоций. "Фильм вызвал во мне те же чувства, что и у большинства людей. Конечно, он тронул меня, но я не почувствовала, что эта история касается лично меня. Да и с чего бы?" - говорит она.

Несколько лет назад Дженнифер поехала на экскурсию в Плашов с группой израильских подростков. "Это была очень эмоционально наполненная поездка. Уже в конце, когда мы стояли перед мемориалом, меня спросили, не хочу ли я возложить венок от имени всей группы. Не уверена, что я была самым подходящим для этой миссии человеком. Тем не менее я согласилась и почувствовала, что это было правильным поступком", - рассказывает автор книги.

Материал подготовила Елена Лившиц

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке