Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+18+14

Салат

А
А

Лицензия на спасение!

Два параллельных мира, мы в своем, они в своем! Из первого очень легко попасть во второй, из второго очень сложно вернуться в первый...

novie-serdca-22
Фото: Ади

Мы живем своей размеренной жизнью. Просыпаемся утром, разбегаемся по своим делам и возвращаемся домой под вечер. Мы часто радуемся всякой ерунде и так же часто по всякой ерунде печалимся... Мы не знаем, не помним и не задумываемся, что где-то совсем рядом, в своем особом мире, сотни наших сограждан живут совсем другой жизнью. Они давно устали страдать и печалиться, а все их ожидания и радости собраны вокруг одной мечты - получить спасительный донорский орган и вернуться к нормальной жизни.

Два параллельных мира, мы в своем, они в своем! Из первого очень легко попасть во второй, из второго очень сложно вернуться в первый... Чтобы там, во втором мире, не гасла надежда, в первом должны задуматься, понять и помочь!.. О том, как это сделать, мы беседуем с Тамар Ашкенази, главой израильского Национального центра трансплантологии при министерстве здравоохранения.

tamar-ashkenzi-21
Тамар Ашкенази

 

- Израильская медицина не без оснований воспринимается многими в качестве такого своеобразного мирового бренда! Пациенты из разных стран прилетают сюда за спасением: нередко их надежда на наших эскулапов остается воистину последней... И по счастью, так же нередко эти надежды оправдываются. А как обстоят дела в области израильской трансплантологии? Шагаем ли мы и в этом направлении впереди планеты всей?

- Наши врачи отправляются на стажировку в ведущие медицинские центры США и Западной Европы, где годами учатся у лучших трансплантологов мира. После такой серьезной школы в Израиль возвращаются настоящие спецы. Приступая к самостоятельной работе на родине, они достигают выдающихся практических результатов. Это касается и совершенно новых разработок, - в качестве примера можно привести операцию по пересадке кишечника, проведенную израильским хирургом впервые в истории отечественной медицины.

- Вы имеете в виду израильского трансплантолога, прошедшего стажировку на Западе?

- Абсолютно верно! И именно в клинике, специализирующейся на пересадках кишечника. Добавлю, что речь идет о единственном специалисте такого рода у нас в стране. Собственно, и в мире в целом, количество клиник, способных провести операцию по пересадке кишечника, можно сосчитать по пальцам. При этом каждая из таких клиник повела максимум с десяток подобных вмешательств...

- Кстати, а почему?.. Простите мою дремучесть, но напрашивается вопрос: почему сердце, будучи органом гораздо более сложным и, скажем так, "ответственным", пересаживают практически без проблем, а какой-то там кишечник, вся "забота" которого заключается в транспортировке шлака наружу, едва подвластен трансплантологам?

- Причин тут несколько! Долгое время пересадка кишечника вообще не рассматривалась специалистами, как действенный радикальный метод в силу мощнейшей иммунной атаки, которую переживает организм реципиента. Ведь в отличие от других органов, подвергаемых пересадке, кишечник несравнимо больше нашпигован всякими бактериями и микроорганизмами... С самого старта реабилитации приходится назначать сильнодействующие подавляющие препараты. Риск очень высок, и летальность, к сожалению, достигала 85-90% уже в первые дни после операции.

Другой момент - пересадка кишечника проводится в комбинации с пересадкой печени. Или почки... Или почки и селезенки! Кишечник никогда не пересаживают автономно! И этот фактор тоже надо учитывать!

Что касается сердца... Да, принято считать, что это едва ли не самый важный орган в системе жизнеобеспечения человека. Люди вообще присвоили сердцу какие-то высшие значения и смыслы, давно вышедшие за пределы анатомии и физиологии. "У него есть сердце!..." "У нее нет сердца!..." "Моему сердцу это не мило!.." Все это народ повторяет в самых разных ситуациях, совершенно забывая, что сердце - это обычный... насос. И с позиции трансплантологии нет органа более простого и банального для пересадки!

novie-serdca-31

 

- Возвращаясь к единственной, проведенной у нас операции по пересадке кишечника... Насколько мне известно, спасали женщину сорока лет с очень сложным диагнозом. Ей, в итоге, удалось оказаться в 10-процентной статистической выборке успешных реципиентов?

- Да! Операция была проведена блестяще, и не менее успешно развивались последующие этапы реабилитации.

- Исцеление одного человека стало возможным, "благодаря"... несчастью, случившемуся с другим?..

- В трансплантологии именно так формируется механизм спасения. Это жизнь, и это смерть... Такие вещи нужно научиться понимать и принимать. В жизни происходят трагедии. Например дорожно-транспортные происшествия с тяжелейшим исходом, когда врачи фиксируют смерть мозга и пострадавшему уже никак невозможно помочь. Зато он сам, точнее - его неповрежденные органы, могут спасти жизнь! Зачастую - сразу несколько жизней...

Тогда, в январе, именно так и случилось: одиннадцатилетняя девочка получила в дорожной аварии травмы, несовместимые с жизнью. Ее родители приняли решение пожертвовать органы дочери для пересадки нуждающимся. В результате были спасены сразу 5(!) жизней, четыре детские и одна взрослая, как раз та самая женщина, которой, в качестве последней надежды трансплантировали кишечник.

novie-serdca-21

 

- Патовая выходит ситуация... С одной стороны, никто никому не желает трагедии, с другой - в подавляющем большинстве случаев это ультимативный способ получить донорские органы. В свете сказанного, доступность донорских органов широким слоям нуждающихся видится мне весьма ограниченной...

- Это ошибочное представление. Трансплантология в Израиле не ориентирована на некий круг особенно богатых и влиятельных лиц. Для всех существует одна общая очередь и лишь один способ получить преимущество - подписать специальную карточку донора "Ади", распространяемую израильским Национальным центром трансплантологии при министерстве здравоохранения. Эта карточка символизирует намерение ее владельца пожертвовать свои органы в случае своей смерти тем нуждающимся людям, для которых трансплантация окажется единственным шансом выжить. Подпись на карточке "Ади" является своего рода завещанием ее владельца, которое рассматривается его близкими в качестве посмертного волеизъявления и, как правило, помогает им принять решение о пожертвовании его органов для пересадки.

Кстати, не только сам подписант карты "Ади" получает преимущественное право на получение, в случае необходимости, донорских органов. На его ближайших родственников данное преимущество также распространяется! Такое положение вещей регламентировано принятым в 2008 году израильским Законом о трансплантации и не имеет аналогов в мировой практике.

- Почему донорскую карточку назвали "Ади"? Я слышал, с этим связана особая история...

- Особая и трагическая! У молодого парня из Петах-Тиквы, не имевшего никаких проблем со здоровьем буквально с самого рождения, в возрасте 26 лет внезапно развилась острая дисфункция почек. Заболевание интенсивно прогрессировало, дойдя в короткие сроки до терминальной стадии почечной недостаточности. Несколько лет парень "сидел на диализе", ежедневно ожидая спасительного известия о том, что для него нашли подходящую донорскую почку. Когда же, наконец, это случилось, было уже слишком поздно - патологический процесс миновал точку невозврата. Спустя два месяца после пересадки молодой пациент скончался. Его имя было Эхуд Бен-Дрор, а родители и близкие ласково звали его Ади. Борясь с болезнью, Ади не раз предлагал окружавшим его людям идею активной записи людей на согласие пожертвовать органы после их смерти.

Когда не стало самого Ади, его родители решили в память о сыне воплотить эту идею в жизнь! Так, еще в конце 70-х годов минувшего столетия появились первые карты доноров, которые с тех пор и по сегодняшний день носят имя "Ади".

- Спустя почти сорок лет качество гемодиализа настолько улучшилось, что пациенты могут и пять лет ожидать очереди на пересадку почки?

- Начнем с того, что нельзя попасть в список очередников на пересадку почки, не пройдя прежде курс гемодиализа. В среднем, время ожидания в очереди действительно составляет около пяти лет, однако если кто-либо из семьи пациента готов стать донором, трансплантация может состояться уже через несколько месяцев. Вы понимаете??? Всего несколько месяцев вместо пяти лет гемодиализа!!!

- Данная особенность касается только пересадки почки?

- Верно! И к этому следует добавить, что государством регламентирован ряд мер, призванных поддержать так называемое живое донорство почки. Так, немедленно после операции, мы отправляем донору пакет документов на возмещение всех расходов, понесенных им в связи с операцией. Донору гарантирована оплата сорока рабочих дней, проведенных им в больничном отпуске. На протяжении следующих пяти лет жизни донору оплачивается частный страховой полис "битуах хаим", страховой полис по потери трудоспособности ("увдан кошер авода") и ряд других. Первые три года после операции донор полностью освобожден от уплаты так называемого налога на здравоохранение ("мас бриют"), разумеется, при сохранении всех своих социальных прав. Более того, в отношении доноров осуществляется самый тщательный и углубленный медицинский мониторинг, проводятся внеочередные диспансеризации с целью раннего выявления возможных отклонений.

Впрочем, все это скорее перестраховка, ведь главное, что должен знать человек, пожертвовавший одну свою почку из альтруистических или родственных соображений, - это никоим отрицательным образом не отразиться на качестве его жизни!

- Говорят, статистика - самая бесстрастная вещь. Но вряд ли это относится к статистике потенциальных посмертных доноров...

- Ежегодно в стране умирают примерно 40,000 человек. Среди них всего 180-220 таких, у кого причиной смерти становится необратимое поражение головного мозга ("мавет мохи"). Из этого, уже очень ограниченного, числа отсеиваются еще несколько десятков человек - в силу хотя бы минимального несоответствия критериям посмертного донорства. В плане оставшихся - мы обращаемся к семьям с просьбой пожертвовать органы своих близких для трансплантации. Несмотря на то, что за этим словом, по сути, стоит реальное спасение чьих-то жизней, соглашаются... чуть более половины...

- Разумеется, наличие у умершего подписанной им донорской карты "Ади" освобождает вас от необходимости обсуждать пожертвование органов с семьей донора...

- Разумеется...НЕТ!!! Конечно, карточка "Ади" - это индикация воли умершего, его личное решение, принятое при жизни. Однако вне зависимости от того, был он подписан на "Ади" или нет, мы все равно проводим беседу с семьей и только семья в итоге принимает окончательное решение жертвовать органы близкого им человека или нет. Другое дело, что абсолютное большинство родственников, скажем так - 98%, проявляют уважение к воле умершего, подтверждая ее своим согласием на трансплантацию.

Касаясь юридических и нравственных аспектов дела, могу сказать, что мы изучили соответствующий опыт десятков других развитых стран - там поступают точно так же. Из-за одного-двух процентов несогласных мы не собираемся и не будем отказываться от принципов доверия и человечности в отношениях с семьями, которые, несмотря на постигшее их горе, находят в себе силы принять правильное решение.

- Согласен, один-два процента - это ничтожная малая цифра! Однако для кого-то именно она в итоге оказывается фатальной. Кому-то именно этих двух процентов не хватит, чтобы получить шанс и выжить... Многим памятна трагедия известного в прошлом футболиста Ави Коэна, получившего тяжелейшую травму головы в ДТП в Рамат-Гане несколько лет назад. Вся страна, затаив дыхание, следила за попытками врачей спасти звездного спортсмена. Вся страна держала за него кулаки и молилась! Но чуда не произошло, и нейрохирурги госпиталя Ихилов констатировали смерть мозга. Семья поначалу согласилась на передачу органов нуждающимся, но потом, под давлением неких ортодоксальных раввинов, поменяла свое решение. Почему ортодоксы воспротивились стремлению спасти человеческие жизни?

- Вы затрагиваете очень сложную и противоречивую сферу. С одной стороны ортодоксальный иудаизм, исповедуя принцип "пикуах нэфеш", вроде бы однозначно поддерживает любые усилия, направленные на спасение человеческой жизни. С другой стороны в Торе ничего не сказано о дифференциальной диагностике "мавет мохи". Для основной массы ортодоксальных раввинов смерть человека - это когда перестало биться сердце в его груди. Во всех остальных случаях он для них попросту считается живым!

Я хочу подчеркнуть, что речь не идет о верующих в целом, а именно об ультра-ортодоксальных кругах. Есть раввины религиозно-сионистской организации "Цоар", которые напротив - всячески поддерживают идею посмертного донорства органов. Есть раввины, являющиеся активными сторонниками внутрисемейной пересадки почки от живого донора его нуждающемуся близкому родственнику. Но что удивительно: нередко происходит так, что семьи, даже не религиозные, в поисках последней спасительной соломинки обращаются именно к ультра-ортодоксам.

- Почему так происходит?

- Ответ очевиден - те просто не стесняются раздавать направо и налево обещания "божественного чуда", которое вот-вот случится.

"Не соглашайтесь на передачу органов другим людям! - увещевают они несчастных родственников пациента со смертью мозга. - Ваш больной вот-вот очнется! Придет в себя и выздоровеет! Не с утра, так в обед! Не сегодня, так завтра!.."

Они вручают родственникам какие-то "волшебные" камни, талисманы, заговоренные "мудрецами" и "святыми"... Некоторые люди в подобных ситуациях готовы уцепиться за любой, даже самый призрачный шанс, и здравый смысл перестает играть в их поступках какую-либо роль.

- Есть еще один психологический барьер, сильно мешающий людям присоединиться к "Ади" - вера во всякого рода "плохие приметы", боязнь "дурного глаза" и всякие прочие обсессии.

- Не могу не удивляться, когда тем же людям те же приметы и верования не мешают оформлять страховые полисы на случай смерти или инвалидности. Получается, что стандарт двойной? Вообще, верить или не верить во все эти приметы - сугубо личное дело каждого! Но почему бы для разнообразия не начать верить и в мощную очищающую силу жертвенности и спасения?..

- Недавно мне на глаза попала новость о еще одном гигантском шаге вперед, совершенном израильскими трансплантологами. В нашей стране впервые провели пересадку органов от донора, с зафиксированной кардиальной смертью!

- Готовности проводить подобный тип операций мы достигли еще полгода назад! Тогда сразу в четыре медицинских центра Израиля, "Сороку", "Бейлинсон", "Адассу" и "Рамбам", было поставлено новейшее специализированное оборудование, позволяющее осуществлять пост-летальный забор органов у пациентов, скоропостижно скончавшихся в результате остановки сердца. Следует отметить, что в ведущих клиниках Запада подобная методика уже накапливает опыт успешного применения. Ее суть заключается в том, что в организм погибшего человека вводят особый раствор, буквально замораживающий внутренние органы на период до двух часов. Параллельно один специальный аппарат выполняет автоматический массаж сердца, а другой тестирует требуемые внутренние органы на их трансплантологическую состоятельность.

Что касается Израиля, то у нас до самого недавнего времени, как уже было сказано, пересадки осуществлялись только от доноров с установленной смертью мозга. Но вот весной запустили технологию ОDCD (оrgan donation after cardiac death), а уже летом в хайфский госпиталь РАМБАМ доставили 30-летнего молодого человека, у которого дома случилась внезапная остановка сердца. Тщательные попытки реанимировать пациента не увенчались успехом. Семья умершего дала согласие на пересадку органов. Две его почки спасли две очередные человеческие жизни...

- Закон определяет возрастные рамки для подписантов?

- Минимальный возраст - 17 лет, максимальный не ограничен!

- Неужели органы глубоко пожилых людей могут оказаться подходящими для пересадки?

- Органы, возможно, и нет, а вот некоторые ткани организма - вполне...

- А если говорить о возрасте предполагаемых реципиентов?

- Тут есть очень важное нововведение, вступившее в силу весной текущего года. Мы решили на практике воплотить рекомендации комиссии д-ра Катвана, касающиеся вопроса о возрасте пациента, как критерия записи на пересадку органов от скончавшихся доноров. Отныне в общеизраильские списки очередников будут включать пациентов любого возраста. Стерта еще одна грань между стандартами трансплантологии в Израиле и ведущих западных странах.

- Сколько израильтян подписаны в настоящее время на карточку "Ади"?

- 807,000 человек.

- Как вашей организации удалось достичь такой внушительной цифры?

- Возможно, кого-то это и удивит, но общество наше с каждым годом становится все сознательнее и прогрессивнее. Плюс технологии! Раньше для оформления персональной карточки "Ади" требовалась исключительно физическая собственноручная подпись человека; сегодня членство "Ади" можно оформить через интернет, не покидая собственного дома. Мы пользуемся новейшими программными разработками, позволяющими сохранять полную конфиденциальность полученных данных и абсолютную уверенность в их достоверности...

И потом... эта цифра может и должна быть еще больше! Мы призываем министерство просвещения стать нашим партнером по разъяснительной работе в школах. Мы призываем командование ЦАХАЛа разделить с нами эту же важнейшую миссию среди военнослужащих. Наконец, мы очень хотим, чтобы главный раввинат вышел на всю страну с громогласным призывом "Жертвуйте органы!!!"

- Будучи руководителем израильского национального центра трансплантологии вы наверняка очень часто становитесь непосредственным свидетелем самых невероятных жизненных драм. Что наиболее тронуло ваше сердце в уходящем году?

- Две совершенно разные истории совершенно разных людей, объединенные похожим финалом, когда трагедия одной семьи становится хэппи-эндом другой. Маленький человечек Зоар Эргаз погиб в результате несчастного случая. А в знаменитой детской больнице "Шнайдер", другой маленький человечек умирал от врожденной почечной недостаточности. Невероятно, но оба ребенка - ровесники, им по семь(!) месяцев... Родители Зоара дали согласие на использование его печени для пересадки! Такая трансплантация и у взрослых считается самой сложной: операция может длиться до 15 часов, необходимо сшить, соединить, сочетать множество мельчайших кровеносных сосудов, волокон, тканей... А представьте сложность пересадки печени от одного младенца другому!!! Представьте себе эту работу, это напряжение...

...Крохотный пациент "Шнайдера" теперь будет жить! С частичкой Зоара внутри себя! Будет жить за них обоих. До 120!..

Беседовал Дмитрий Айзин

Источник: salat.zahav.ru

Метки:

Читайте также