Zahav.СалатZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+19+10
Иерусалим
+15+7

Салат

А
А

Пауло из Сан-Пауло

Он появился точно в назначенное время. Спортивный и красивый. Присел напротив за деревянный стол. Прожектор-солнце уверенно освещал уличное кафе...

08.01.2015
Источник:salat.zahav.ru
Zahav.ru Гешер

Он появился точно в назначенное время. Спортивный и красивый. Присел напротив за деревянный стол. Прожектор-солнце уверенно освещал уличное кафе, баночки-скляночки-чайнички, бесчисленные напористые велосипеды, девочку с лохматой собакой, поток машин, людской поток. Мой собеседник Пауло Эдуардо Моура - актер театра "Гешер". Мы беседуем под сурдинку криков уличных торговцев, бубнежки старого хита в стекляшке-кафе.

Пауло внимательно слушает вопросы. Отвечает удивительно горячо и охотно. Не интервью - сплошное удовольствие.

...Он пришел в "Гешер" работать смотрителем зала. Это на иврите звучит, как "садран". И был очень хорошим "садраном". Всегда с людьми, вежливый, деятельный. Объяснит, поможет, улыбнется. Потом вышел на сцену. В спектаклях Александра Морфова, Михаила Краменко, Саши Крейндлина, Евгения Арье. Он очень заметен: отдается действию, всему, что вершится на сцене, со страстью, будто эта роль (даже самая маленькая!) - его ответ всем тайнам мира. Его священнодействие. У Пауло уже есть и поклонники: учащиеся израильской театральной школы "Бейт-Берл" в Кфар-Сабе познакомились с ним после одного из спектаклей "Гешера", сказали ему очень уважительные хорошие слова и пригласили его к себе на выпускной спектакль. Пауло смеется. "Они были уверены, что я не приеду. А я приехал. Ребята были в восторге".

В Омске, где "Гешер" на международном театральном фестивале "Академия" представил спектакль в постановке Евгения Арье "Деревушка", Пауло сыграл итальянца. Экспансивного, напористого. Взахлеб, до надсадного крика спорил он с приятелем, кричал "Viva Italia!"; на периферии большого сюжета о маленькой деревушке он прожил собственную насыщенную историю. Не мешая другим героям и событиям. Делая более глубокими их жизни. Пауло всегда играет так, будто от него полностью зависят и замысел режиссера, и спектакль, и родная страна. Жесткие, скупые на похвалу московские критики его особо отметили. "Ясное дело, что итальянский - его родной язык...", - сказала важная критикесса. Да, и итальянский - тоже.

А вообще-то его родной язык португальский. Пауло родился в Бразилии, в Сан-Пауло. С детства его влекли две стихии - танец и футбол. Так и делилось время детства: на занятия исконным бразильским культовым спортом - футболом, и на кружение с музыкой, нежное, изящное.

Театра в его жизни тогда еще не было даже не горизонте. В доме очень часто звучала музыка. Пауло вырос в нетривиальной семье: супружескую пару в ней составляли две женщины. Одна из них родила Пауло, позаимствовав для этого генетический материал у родного брата ее спутницы жизни. Когда подруги расстались, мать вместе с Пауло переехала в Израиль. Так он оказался в Ашкелоне.

Юноша продолжал играть в футбол. Это было успешным делом: как способный игрок он быстро завоевал авторитет. Ашкелонский "Апоэль" стал для него родной командой. С талантливым парнем из Бразилии связывали надежды тренеры и болельщики. Он играл в юношеском составе. Пауло узнавали на улице. Он упорно тренировался. Впрочем, все, что он делает, он делает упорно. И добивается хороших результатов. Иначе просто не умеет, - такой уж у Пауло характер.

А потом случилась беда. Заболела мама. Врачи сказали "рак". Пауло полностью переключился на заботы о дорогом человеке. Футбол стал казаться ненужным и несвоевременным делом. Боль и депрессия в то время не отпускали. Все его внимание было уделено маме. Ему просто не хотелось выходить из дома, встречаться с людьми. Именно в это время он услышал имя "Шекспир", пошел в библиотеку и попросил книги этого самого Шекспира. Все, какие есть. Его спросили, что именно ему интересно. Юноша не знал тогда ни одного названия. И упрямо повторил: "Все!"

Начал с "Ромео и Джульетты". Это трагичное сказание поразило и утешило. Очаровало. И он прочел все найденные пьесы. Если можно сказать, что гений Шекспира озаряет и преображает многие жизни и сегодня, то как раз Пауло - самое прекрасное тому свидетельство.

Мой герой заболел. Погрузился в океан трагедий и комедий. Стал новым человеком. То есть добрым и хорошим он был всегда, а пленником и подданным театра стал, прочитав Шекспира.

Дальше все развивалось быстро: Пауло спросил, куда лучше пойти учиться театру. Чтобы быть ближе к Шекспиру, чтобы его воплощать на сцене. Чтобы шептать, кричать, повторять эти живительные строки.

Дед однажды сказал маленькому Пауло: "Всегда равняйся на тех, кто самый лучший". И этот завет ведет Пауло по жизни, подсказывает необходимые шаги. Кто лучший драматург? Шекспир. С Шекспира он и начал свое театральное образование. Какая театральная школа в Израиле наиболее авторитетная? "Бейт-Цви". Вот в "Бейт-Цви" он и пошел. Там он познакомился с Гери Било, легендарным педагогом, человеком театра до мозга костей, выпестовавшим несколько поколений израильских актеров, режиссеров, директоров театров. Гери Било сразу заметил, что у способного парня нет средств на обучение, и постарался ему помочь. Например, решил, что следует покрасить все здание школы заново, и выполнение этой задачи поручил Пауло. И честно заплатил за каждый отработанный час. Еще он разрешил способному студенту ночевать в помещении школы. Теперь имя этого замечательного наставника и яркого сложного человека Пауло произносит с огромным уважением. Он рассказывает: "Это было прекрасное, напряженное и драматичное время. Я работал официантом в ресторане выставочного центра, и, памятуя заповедь деда, старался работать лучше всех. Даже стал руководителем смены. Работа и учеба не оставляли мне ни минуты свободного времени, но именно это мне и нравилось".

Мысль сделать интервью с Пауло пришла ко мне, когда я в очередной раз посмотрела гешеровский спектакль "Диббук". В этом спектакле Пауло Э. Моура играет две маленькие роли: молящегося в синагоге и нищего инвалида. И в обеих без слов и без дополнительных эффектов он выглядит убедительным и запоминающимся. Этот молящийся кажется истовым фанатиком, жестким и погруженным в себя; а нищий из последних сил пытается сохранить достоинство, прыгая на костылях.

Мы сидим с Пауло в уличном кафе и беседуем о жизни и театре.

- Ты мечтал о каких-то грандиозных ролях, о больших монологах и ярких характерах?

- Нет, никаких таких мечтаний у меня никогда не было. Я всегда хотел быть на сцене интересным и доводить все, я что я делаю, до совершенства. Каждому из своих героев, даже если это совсем маленькая роль, я непременно придумываю имя и биографию. Я знаю о них все, люблю их, и каждый выход на сцену для меня важен и дорог.

- Что ты знаешь, например, про своего столяра в спектакле "Добрый человек из Сезуана"?

Zahav.ru


- О, это очень непростая личность. Я знаю про него много: у него жена, пятеро детей. В общем, это большая и сложная история.

- Как ты познакомился с могущественным Евгением Арье?

- Чтобы зарабатывать на жизнь, я работал в "Гешере" смотрителем зала. У нас сложился хороший коллектив: кассиры, билетеры. Я их всех люблю и всем благодарен. Так получилось, что мои дежурства выпадали как раз на ту часть зала, откуда обычно смотрят спектакль Евгений Арье и Лена Крейндлина. И я всегда здоровался с ними, а однажды подавил страх и сказал Арье: "Вы меня помните? Я вообще-то актер... Хотел бы когда-нибудь сыграть на этой сцене". Арье кивнул. Вот и все наше первое знакомство. Так вышло, что я сыграл в спектаклях Александра Морфова "Примадонна" и "Финита ля комедия". Мне дали роли Саша Крейндлин и Михаил Краменко.

- И какая из этих ролей самая любимая?

- Самая любимая - та, которую я играю сегодня вечером. Я стараюсь быть на сцене собранным, всегда помнить: взгляд зрителя может переместиться с главного героя на меня, как и на любого другого актера, и потому я ни на секунду не могу позволить себе расслабиться, подумать о чем-то другом, я постоянно в фокусе.

- Ты за свою работу получал комплименты от Евгения Арье?

- Если Арье не делает замечания и не исправляет - значит, все в порядке, он удовлетворен.

- Когда ты хочешь себя чем-то порадовать, что ты делаешь? Покупаешь дорогой костюм, часы, идешь в ресторан?

Пауло отрицательно качает головой.

- Нет, все это мне не интересно. Если я захочу какого-то маленького удовольствия - покупаю себе чашку "перевернутого" кофе. Этого вполне достаточно. Я занят театром, и хочу, чтобы и тело, и душа были готовы к той роли, которую я получу завтра. Вообще это прекрасно: делать то, что мне нравится, и еще за это деньги получать.

Zahav.ru

Читайте также


От автора: педагог театральной школы "Бейт-Цви" режиссер Йорам Фальк рассказал мне о своем ученике Паоло Эдуардо Моура такой случай. Однажды в Гиватаиме почти под самыми колесами автомобиля оказалась маленькая девочка. Пауло бросился ее спасать, получил травмы и на завтра пришел на занятия весь в бинтах. Об этом случае рассказали очевидцы, сам он о своем героизме помалкивал. А на вопрос, какой он в жизни, этот актер театра "Гешер", коллеги ответили мне очень просто: "Чудесный, преданный, искренний. Фанат профессии".

Я закрываю свой блокнот и желаю своему собеседнику удачи. Будете в театре "Гешер" - посмотрите на этого артиста повнимательней.

Инна Шейхатович

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке