Zahav.СалатZahav.ru

Пятница
Тель Авив
-null+19

Салат

А
А

Царица оперы

Эта изящная, очень волевая, стойкая женщина много раз удивляла всю страну. Решительностью и оптимизмом. Умом и четким пониманием своих задач. Она умеет идти вперед.

26.03.2015
hana_munits
Фото: israel-opera.co.il

Мы знакомы довольно давно. Всю мою израильскую жизнь. Эта изящная, очень волевая, стойкая женщина много раз удивляла всю страну. Решительностью и оптимизмом. Умом и четким пониманием своих задач. Творческими свершениями. Она умеет идти вперед. Ее образ - золотистые волосы, легкий шаг, большей частью черные стильные наряды - в каком-то смысле олицетворяют Израильскую оперу. Тайны, взлеты, свершения. Мечты. Появляется она - и люди знают: речь пойдет об опере. Хотя моя героиня Хана Муниц не поет. Точнее, на моей памяти спела только один раз, на праздничном концерте-капустнике, когда отмечали двадцатилетие оперы. Она тогда встала перед залом, положила ноты на пульт и, волнуясь, сказала: "Я сейчас сделаю то, что никогда прежде не делала... да и впредь не буду, обещаю. Я спою!". И спела. Зал был удивлен и долго аплодировал. Хана любит оперу. Каждый день приходит в это белое красивое здание на улице царя Саула (Шауль а-Мелех). Каждый день для нее самое главное - работа. Хана Муниц - директор Израильской оперы. Она придумывает новые проекты. Верит в то, что без оперы страна выглядит хуже. Беднее люди и культура. И вот я в теплый мартовский день накануне большой корриды выборов иду на встречу с Ханой. Опера живет обычной жизнью - в классах поют, технический коллектив что-то грузит и ладит, по коридорам катят тележки, на горизонте опера "Набукко", премьера двух новых израильских опер, а потом налетит и грандиозный летний фестиваль у горы Масада. Дел невпроворот. 

Под куполом оперного здания, в его административной части есть круглый коридор-арена, который словно нависает над всеми другими службами. Двери с арены ведут в небольшие кабинеты. Звонят телефоны, стоят столы помощников. День директора оперы расписан по минутам. Хана входит в кабинет, женственная и элегантная, как всегда. Бросает взгляд на большой ежедневник, в котором все заполнено встречами, поездками, звонками, и смотрит на меня. "Я очень не люблю интервью". Я об этом знаю. Киваю. И задаю свои вопросы. 

- Израильской опере тридцать лет. Возраст, когда приходит опыт. Но в то же время возраст очень юный в сравнении с именитыми оперными театрами Европы. Какое достижение нашей оперы вы считаете самым важным за эти три десятилетия? 

- Самое главное - опера жива, растет, развивается! Без нее трудно представить нашу жизнь. Опера заняла серьезное место в культурном пейзаже страны. Сегодня никто не может усомниться в том, что опера Израилю необходима. Многие еще помнят те времена, когда вопрос создания оперы был чем-то из области фантастики. Когда к возглавлявшей фонд "Америка - Израиль" Вере Стерн обратились с просьбой помочь, поддержать план создания у нас оперы, она очень удивилась: зачем Израилю опера? Есть филармонический оркестр, есть "Габима", много всего другого, зачем еще и опера?.. И разных споров по поводу оперы тогда было много. А сегодня опера равная среди равных. И, как мне кажется, пользуется авторитетом, вызывает уважение и у других культурных учреждений. 

- Опера осуществляет очень много самых разных проектов. Одно из важных ее деяний - воспитание слушателей. Есть ли, на ваш взгляд, результаты на этом пути? 

- Мы занимаемся общественной и воспитательной деятельностью более пятнадцати лет. Опера показывает спектакли - и помогает людям научиться их понимать. Результаты уже сказываются. "Бродячая опера" и спектакли, которые были сделаны в разных городах с опорой на местные советы, - таким образом, многие граждане страны приняли участие в "Сельском цирюльнике", "Кармен", "Любовном напитке" и других прекрасных постановках- , вызывают интерес к опере. Молодеет наш зал, новые и новые поклонники оперного искусства вырастают в самых разных уголках страны. Перед спектаклями в нашем здании проводятся экскурсии за кулисы, зрителям объясняют важные для понимания стиля, эстетики композитора детали - и посвящают их в тайны оперного королевства. А есть еще и милые концерты цикла "Золотая суббота" с комментариями. И - "Детский оперный час". И многое другое. И много нового уже в планах, замыслах. Мы осуществим свои мечты, я уверена! 

- В одной из наших бесед вы сказали, что на деньги, на которые в Вене ставится один спектакль, в Израиле ставят четыре. Так же все обстоит и сегодня? 

- В больших оперных театрах Европы постановка спектаклей осуществляется на 80-85 процентов за средства страны, города, министерства культуры и еще каких-то учреждений. У нас на спектакль выделяется только 25 процентов всей необходимой суммы, остальное мы вкладываем сами. И поэтому мы не делаем, не можем сделать то количество спектаклей, какое хотели бы. Какого от нас ждет публика. Я ужасно не люблю говорить о деньгах, но все равно без этого понятия, этой базы, этого пункта не обойтись. Опера - важная составляющая культуры общества. Если некая волшебная нить культуры прервется, ослабнет - невежественных и злобных станет неизмеримо больше. И тогда будущее будет под вопросом. Будущее без культуры выглядит безрадостным и мрачным. Культура - это очень широкое понятие. Ее сияние делает жизнь нормальной. Культура - это поведение на шоссе и в банке, возможность пропустить другого вперед без драки, умение прочесть книгу - и рассмотреть нити, связывающие ее с современностью, с собственной жизнью. Культура как воздух. Как солнце. Опера - один из солнечных лучей. 

- Танец, балет в Израильской опере уже имеет свою постоянную прописку. Как строится политика показа танцующих коллективов? Что с юным проектом, который так и назывался - "Проект", ив котором показали себя наши молодые хореографы наряду с маститыми мировыми авторитетами? 

- Выступать к нам мы приглашаем самых ярких, самых интересных гостей из-за рубежа (если средства позволяют...), а свой "Проект" мы сохранить не смогли. Он жил недолго. Пока был в руководстве министерства человек по имени Цахи Гранит. Который хотел дать сцену израильским сочинителям танца. Потов все быстро закончилось. И это очень жаль. Мы сотрудничаем с Израильским балетом. К 30-летию оперы был поставлен балет "Баттерфляй" на музыку Пуччини - и в спектакле участвовала Эфрат Ашкенази, наша солистка, сопрано. Скоро будет еще одна серия совместной творческой работы с Израильским балетом. И опять на сцене вместе с танцовщиками будут солисты оперы. Будет показан спектакль, который поставит талантливый хореограф Ицик Галили. 

- Фестиваль у подножия трагической крепости Масада рождался здесь, в этом кабинете. Вы мечтали о том, чтобы этот фестиваль был одним из самых ярких украшений культурной карты страны... 

- Я хотела видеть у нас что-то похожее на фестиваль в Вероне. Поначалу шло отчаянно трудно. Я не отчаивалась, я верила, что нас поддержат, увидят важность этого начинания, этой инициативы. Красоту страны, богатство ее культуры и таланты людей очень достойно можно показать с помощью фестиваля такого масштаба. 

- Теперь легче? 

- Абсолютно нет! Многое не удается. Местный совет видит одни проблемы. Мы - другие. И не всегда наши взгляды совпадают. А еще никак не удается убедить владельцев гостиниц на Мертвом море придержать цены, не гнать их с такой скоростью так вверх...Но мы изменили там многое, даже ландшафт, внесли динамику в тихий уголок, дали новые рабочие места. Связали Масаду с оперной традицией. И - добавили частичку славы в книгу истории и культуры Израиля. 

- Вы недавно побывали в Москве. Какова была цель этой поездки? 

- Я встречалась с тремя директорами оперных театров - Большого, Новой оперы и театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Все они проявили заинтересованность в развитии наших связей. В этом сезоне мы показываем две новые израильские оперы - "Шиц" Йони Рехтера по пьесе Ханоха Левина и "Госпожа и коробейник" Хаима Пермонта по знаменитой новелле Шая Агнона. 

Для нас было бы важно выступить с этими двумя спектаклями в России. В Москве, в России есть наши соотечественники. Есть евреи. Они не очень хорошо знают, что такое культура, духовная жизнь Израиля. Кроме того, высокая культурная традиция России дает нам уверенность в том, что россияне не чужды всему новому. И умеют понимать и уважать чужие достижения. 

Мы бы очень хотели поехать с новыми операми на гастроли в российскую столицу. И мы всегда рады видеть гостей из Москвы, из России у нас. Я слушала в Большом театре "Пиковую даму". В Новой опере побывала на "Царской невесте". Это удивительные, яркие спектакли. Блестящие хоры, оркестры звучат фантастически! Наша публика скоро познакомится с гениальной "Царской невестой": "Новая опера" приедет! Директора оперных театров намерены посетить Тель-Авив. Очень хочу, чтобы они заинтересовались новым проектом "Хищники": от Агнона до Левина". Думаю, наши беседы б уду иметь продолжение. 

- Если бы на директора Израильской оперы Хану Муниц обрушилась денежная лавина... 

- Лавина? Ого! 

-...пришли бы денежные средства...Вдруг. На благо культуры... 

-...было бы превосходно... 

- ...что бы тогда предприняла уважаемая госпожа директор? 

- Я бы приглашала самых великих певцов! Позвала бы Анну Нетребко! Непременно! 

- Какие спектакли стали самыми любимыми лично для вас? 

- А у вас? Я тоже могу спросить, правда? 

Я немного теряюсь: так много всего было...Но перечисляю самые - самые: 

- "Леди Макбет Мценского уезда", "Орфей" в постановке Мариуша Трелиньского... "Замок герцога Синяя Борода" с Владимиром Брауном и Светланой Сандлер... "Енуфа"...

- Я согласна! Это большие достижения! А еще наш "Воцек"! И многое другое - я люблю оперу. И всех, кто у нас ее делает! 

- Коллектив Израильской оперы - особый по всем статьям. И охранники на служебном входе, и милые, интеллектуальные дамы в служебном буфете, и все, кто здесь трудится - единая семья. Как это получилось? 

- Мы очень серьезно относимся к подбору кадров. В семью берем не всех. Есть специальный экзамен. И я лично провожу собеседование с каждым новым сотрудником. Мы все здесь проводим много времени - и хотим сохранять добрую теплую атмосферу. 

- Если бы вы писали книгу о себе, откровенную книгу, исповедь, как бы определили свой характер? Что вы в себе не любите? Что вы уважаете? 

- Я умею принимать решения. Если решила - выполню обязательно! Это неплохо, верно? А многое не люблю, но не скажу, что именно, вдруг не заметят... 

- А что бы в ней, в Хане Муниц, исправили? 

- Я вспыльчивая. Потом отхожу. И живу дальше. До новой вспышки... 

- Как проводит свой редкий досуг директор оперы?

- Когда он есть, люблю читать. Теперь стараюсь больше времени проводить с внуками, - их у меня трое. Когда росли дети, я была полностью отдана работе. Теперь хочется чуть-чуть наверстать. Вернуть себе это счастье и этот дивный мир - общение с детьми. 

- Какие певцов вы считаете украшением нашей сцены? 

- О, это же так ясно: Владимир Браун, Ира Бертман, Гила Баджо, Алла Василевицкая...Они все указаны на наших афишах. Мы все их любим - хотя надо бы еще больше! 

- Впереди у нас "Тоска" у подножия Масады. Чего вы ждете от спектакля и публики? 

- Хочу тысячи новых туристов! Чтобы увидели наше чудо, наш фестиваль. Хочу грома оваций. За пультом будет стоять уникальный маэстро Даниэль Орен - а это уже сенсация. Все приглашаю приехать к нам. Израиль - это особый мир культуры. И опера у нас - особая! 

Инна Шейхатович

Источник: salat.zahav.ru

Читайте также