Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+19+10
Иерусалим
+14+7

Салат

А
А

Лунный свет на солнечном небе

Ее горделивая фраза никогда не звучит пусто. Она волнует зал. О музыке, которую несет эта скрипачка, хочется слагать стихи.

30.04.2015
Источник:salat.zahav.ru
Zahav.ru личный архив

Я думала об этом материале, пока летела из Астаны в Москву и потом, когда наш самолет стоял на "приколе" в аэропорту Внуково (рейс отложили из-за репетиции парада). И уже потом, по дороге домой. В Астане утром было зябко, в Тель-Авиве обдало жаром, будто из печи. В сонном израильском хамсинном мареве плыли облака в небе, сонно текли машины по шоссе. По радио рассказывали о том, кто какой портфель получит. И еще про то, как трагично бьется тело земли в Непале, и - что Израиль открывает там полевой госпиталь. "Что с нашими альпинистами?" Таксист покачал головой: надеемся, что все хорошо. Шум, голос диктора, солнечный свет сливались, и казалось, что жарко от шума, а диктор слепит лучами. Музыка плыла где-то далеко, за облаками. А я все прокручивала про себя, что напишу про нее. Как расскажу про прекрасную женщину, яркого музыканта, ректора университета искусств в Астане, народную артистку Казахстана, профессора, академика, Артиста мира, знаменитую скрипачку Айман Мусахаджаеву.

Айман Мусахаджаева

Читайте также


Виолончелист Игорь Гаврыш сказал о ней: нежный подснежник с корнями дуба… Она - слава искусства Казахстана. Ее любят, о ней говорят. Лунное сияние в ее глазах (ее имя - Айман - значит "луноликая") и солнечная улыбка - такая она, артистка фирмы "Дойче Граммофон". В музыке Айман Мусахаджаева ищет собственные пути, наполняет ее своими сюжетами, расставляет свои акценты. Когда она играет Скрипичный концерт Брамса, слушателя охватывает светлое и чистое благоговение. Будто вся брамсовская жизнь, драматичная, одинокая, смятенная, проходит перед внутренним взором. С этой музыкой становишься взрослее и мудрее. А ее "Размышление" из оперы Массне "Таис" кажется женской исповедью, написанной светящимися красками. На концерте в зале Иерусалимского театра в тот приезд Айман будто облекала в звуки скрипки собственные сердечные волнения, и оркестр, наш Иерусалимский симфонический, шел с ней вместе этим тайным и загадочным путем. Бывают концерты (и мы все на таких многократно бывали!), когда после музыки остается обрывок мелодии, воспоминание о чем-то не очень стройно или вполне складно прозвучавшем - и все. Память стирает эмоцию, до конца. Говорим "да, был, слышал". А больше нечего и добавить. Айман Мусахаджаева играет, как колдует. Без позы и аффектации. Вплетает звуки в узор космического ковра. Мягко даже на самых опасных поворотах, при самых шквальных темпах. Ее горделивая фраза никогда не звучит пусто, не становится формальной, второстепенной. Она волнует зал. О музыке, которую несет эта скрипачка, хочется слагать стихи.

И ее не забыть… Тогда в Иерусалиме я после концерта к ней не подошла. Казалось невозможным заговорить обычными словами после чего-то небесного, волшебного… Такси мчится по шоссе. Я уже дома. А думаю о скрипичном золоте Мусахаджаевой. Мне повезло - и госпожа ректор согласилась дать интервью. Я сидела в ее светлом кабинете. В национальном университете искусств Казахстана. Накануне президентских выборов. Хозяйка - в белом пиджаке с приколотой к нему золотой звездой героя страны, красивая, приветливая. День субботний, в большом зрительном зале университета идет репетиция концерта студентов. Там танцуют под музыку Минкуса и Боккерини, плывут в народном хороводе. Там идет радостная работа, ведь без радости не бывает искусства.

- Как вы ежедневно начинаете в этих стенах свой рабочий день? Смотритесь в зеркальце? Листаете ежедневник? Сердитесь, что там всего много запланировано?

- Зависит от того, какой день. Бывают ведь очень трудные! Но я счастлива, что все это у меня есть. И этот труд, и этот университет. Видите, у меня в кабинете портрет нашего президента? Это он меня поддержал, понял, когда я после одного из своих концертов сказала, что надо создать в Астане национальный университет искусств. И теперь я больше всего хочу иметь силы и время продолжать.

- Кто в искусстве вас вдохновляет? Кто для вас пример в жизни и творчестве?

- Владимир Спиваков. Он мой давний друг, еще со студенчества. Это удивительный человек и музыкант! Всегда идет вперед, никогда не стоит на месте. Много раз я удивлялась его поступкам. Он как-то купил в Париже две скрипки. Очень хорошего мастера, эксперта по инструментам Сержа Буайне. Маленькие скрипочки, для начинающих. И привез их мне. "Зачем?" - спросила я. "Пусть дети учатся!" - ответил он мне. И мы дали эти инструменты двум талантливым мальчикам, которым дома не могли купить скрипки. Дети выросли, стали профессиональными музыкантами. Играют в оркестре "Академия солистов".

- Вы ведь создали этот коллектив?

- Да, я много с ним играла. Очень его люблю.

- С какого момента вы стали человеком из страны Музыка?

- С той минуты, как старшая сестра Римма (она была старшая из восьми детей в нашей семье) записала меня в музыкальную школу. Риммы давно нет на свете - а я живу, стараюсь жить как можно ярче и полнее - это и за нее, в память о ней…С шести утра начинались занятия - я жила в интернате, одни уроки сменялись другими. Занималась почти все время. Утром, вечером. Кто-то гулял во дворе, играл в детские игры - а я училась. Музыка это труд, дисциплина, и я знаю, как надо трудиться. В этом -то все и дело…

- Вы играли в Израиле, выступали с нашим Иерусалимским симфоническим оркестром…

- …дирижировал Дмитрий Яблонский...

- Как вам игралось у нас? Какое впечатление произвел на вас Израиль?

- Это удивительная, талантливая страна. Страна, которая умеет радоваться и работать. Мне очень приятно было у вас выступать. Меня вдохновило и согрело то, что публика понимает, какую музыку она идет слушать. И ждет уровня, качества. И умеет оценить исполнение. Мне рассказали, что у вас есть такой праздник, такой день в году, когда сажают деревья. Вся страна выходит - и сажает деревья. И молодежь, и школьники. Это меня очень порадовало, такие вещи, такие порывы и делают землю счастливой, а народ богатым и сильным.

- Вы хотели бы еще раз приехать к нам?

- Конечно! Я мечтаю сыграть с вашим филармоническим оркестром, выступить с таким дирижером, как Зубин Мета!

- Я слушала в зале вашего Брамса. Слышала записи, сделанные на студии "Дойче граммофон", с которой вы много и серьезно сотрудничаете. Живой концерт - это явление иного порядка. Электричества больше. Концертный наряд, платье, в котором вы предстаете перед публикой, тоже имеет художественное значение, выбирается не случайно?

- В сценическом выступлении, мне кажется, нет случайностей. Особенно, когда речь идет о музыке, Брамса я играю в алом. Для Бетховена у меня есть что-то синее или фиолетовое. Есть разные оттенки голубого. Серебряные блики…Цвет помогает найти нужный уровень эмоций. А вот черное меня не радует и не вдохновляет. Я нечасто надеваю этот цвет.

- Что вы делаете, чтобы сохранить красоту?

Она смеется весело, совсем по-девчоночьи.

- Да все делаю, йогу, пилатес, могу постоять в позе цапли…

- Сегодня культура находится в особенно трудном положении. Телевидение и радио захлестывают волны бездуховной и бездушной продукции. Все это тиражируют, этому поклоняется молодежь. Все хотят быть похожими на людей с экрана, с обложки глянцевого журнала. Моделью быть престижнее, чем учителем. Три слова с покачиванием бедер, спетые с экрана, дают больше авторитета, почета, чем трудная, виртуозная оперная партия. Серьезная музыка оказывается в проигрыше по всем показателям. Духовность - это мираж в пустыне. Нам до нее не дойти? И как нам с этим жить? Как вы чувствуете себя в этом жестком круговороте рекламы и безграничной попсы?

- Меня очень обижает, пугает и печалит все это. Культура - это многогранный кристалл. Его сияние дисциплинирует и очеловечивает. Вносит суть во все. В отношения людей, в жизнь страны, в стремление вперед, в критерии творчества. Серьезная музыка, умный театр, - крылья души, нация без крыльев не взлетит. Уродство современного телевидения очень опасно. Оно калечит и развращает душу. Наш университет - планета культуры. Во имя культуры мы работаем. У наших воспитанников есть будущее - и они сами несут веру в будущее стране. Из далеких сел и аулов приезжают к нам учиться музыке и театру, балету и кино. В прекрасном театре оперы и балета Астаны работают наши выпускники. Для студентов построили удобное общежитие, это 25-этажное здание квартирного типа.

-…Я видела ваши классы и учебные студии - и позавидовала вашим студентам!

- Спасибо! Но нам еще много предстоит сделать.

- О чем мечтает ректор Айман Мусахаджаева?

- Чтобы жил и расцветал университет, чтобы звучала музыка в моей стране, чтобы все это никогда не заканчивалось!

Инна Шейхатович

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке