Своими руками
Фото: youtube.com
Своими руками

Увлекшийся сдачей спермы американец собрал всех своих детей 

Обычно доноры спермы стараются не думать, что у них есть дети. Но калифорнийский художник Майк Рубино - особый случай. Когда его разыскала мать одного из его сыновей, он не стал прятаться, а помог ей воспитать ребенка. Спустя несколько лет Рубино наладил отношения с 19 отпрысками, живущими в разных уголках света. "Лента.ру" узнала его историю. 

Донор 929 

Майк Рубино не собирался быть многодетным отцом. Он считал, что один ребенок - это максимум. У него не было ни малейшего желания менять мокрые пеленки и не спать по ночам из-за плачущих младенцев. 

Ребенка хотела жена, но она страдала бесплодием. Врачи ничего не могли поделать: операция не помогла, а попытки искусственного оплодотворения закончились неудачей. Чтобы успокоить любимую, художник ходил с ней на встречи группы психологической поддержки. 

В 1994 году Рубино увидел по телевизору репортаж о банке спермы California Cryobank. Он сразу вспомнил про несчастные пары из группы поддержки. Художник подумал, что вполне мог бы помочь таким людям. Жена горячо поддержала его идею. 

В California Cryobank его попросили рассказать о себе для потенциальных клиентов. Рубино сел перед магнитофоном и сообщил, что свободно владеет французским, любит путешествовать, слушает Пуччини и Билли Холидея. "У меня, вероятно, никогда не будет детей, - добавил он. - Это честь - помочь кому-то завести собственных". 

Рубино присвоили номер 929, выдали пластиковый стаканчик и отвели в комнату для доноров. На двери имелась защелка, а на столе лежала богатая коллекция порножурналов и несколько видеокассет с эротическими фильмами. За пожертвование заплатили 50 долларов. 

Художник наведывался в California Cryobank целый год. Приходил только через служебный вход: клиенты не должны видеть доноров. За месяц набегало около 400 долларов. Не так уж мало, но деньги художника не волновали. В 1980-е Рубино занимался торговлей недвижимостью и заработал достаточно, чтобы надолго решить финансовый вопрос. Все заработанное в банке спермы он тратил на благотворительность. 

В 1995 году Рубино развелся с женой. "Я понял, что куда счастливее, когда один, - рассказал он журналу People. - Я же художник. Мне всегда нравилось мое одиночество". Ходить в банк спермы тоже перестал. К тому времени ему исполнилось 35 лет - это максимальный возраст для доноров. 

Через два года ему снова позвонили из California Cryobank. В компанию обратились женщины, которые воспользовались его генетическим материалом. Они хотели второго ребенка от того же донора. Компания была готова платить за новые пожертвования двойную цену. 

Достойный отец 

Одну из этих женщин звали Рейчел Макги. Она не принадлежала к числу несчастных, кто страдал от бесплодия, о которых думал Рубино. Женщина обратилась в California Cryobank, потому что не могла найти достойного отца для будущего ребенка. Более традиционные способы не срабатывали. 

Макги весила почти 150 килограммов, но мечтала о красивом, стройном и образованном мужчине. Проблема заключалась в том, что ее ухажеры не отличались ни тем, ни другим, ни третьим. Заводить с ними детей совершенно не хотелось. 

В 36 лет она решила обратиться в банк спермы и найти подходящего мужчину там. Макги долго изучала анкеты доноров и слушала аудиозаписи. Ее сразила история о бесплодной жене, которую рассказал донор 929. Женщина расплакалась и подумала: "Это тот, кто мне нужен". 

У нее родился сын, которого она назвала Аарон, а через три года - девочка по имени Лия. После второй беременности Макги поняла, что ожирение мешает растить детей. Желудочное шунтирование и спорт помогли избавиться от лишнего веса. Она стала психотерапевтом и зарабатывала достаточно, чтобы купить дом и оплатить детский сад. 

И Аарон, и Лия знали, что родились в результате искусственного оплодотворения. "Когда их спросят, кто их папа, они посмотрят на человека и ответят: “У нас в семье нет папы. У нас есть донор”", - пояснила Макги CBS News. 

Женщина часто рассказывала детям об отце. Ей были известны только факты, изложенные в анкете, но хватало и этого. Постепенно дети запомнили, что у него голубые глаза (у них тоже), он учился в Беркли, знает французский и слушает Пуччини. В День отца они собирались и благодарили донора 929. 

Первые встречи 

Макги всегда хотелось узнать, кем был донор 929. Ей удалось найти женщину из Сан-Диего, у которой тоже родился его ребенок, но это не приблизило ее к цели. 

Решение подсказало телешоу "Опра". В нем показали сайт Donor Sibling Registry, на котором доноры и реципиенты ищут друг друга. Она зарегистрировалась на нем и написала: "Донор, если ты это видишь, спасибо тебе. У меня самые красивые дети на свете. Это величайший дар. Мы желаем тебе всего хорошего. Спасибо, спасибо, спасибо". 

Рубино тоже смотрел "Опру" и тоже зашел на Donor Sibling Registry. Там его ждало сообщение Макги. Он тут же ответил: "Привет. Донор 929 - это я. Меня зовут Майк, я живу в Лос-Анджелесе". Вскоре они созвонились и долго разговаривали по телефону. 

"Тогда до меня по-настоящему дошло, что у меня есть дети. С именами. С возрастом. В тот момент они стали для меня совершенно реальными", - вспоминает Рубино. 

Художник часто звонил живущим в другом штате Аарону и Лие. Он всегда увлекался динозаврами, поэтому решил отправить им в подарок ящик с окаменелостями и минералами. Дети в ответ присылали открытки и поздравляли "папу" с праздниками. В 2005 году они впервые встретились, провели неделю в его небольшой квартире при картинной галерее и съездили в Диснейленд. 

Макги не забыла о женщине из Сан-Диего, которая тоже искала донора 929. "Признаюсь, была мысль, что не стоит ей говорить. Я думала: хочу ли я делиться с ней Майком?" - призналась она Washington Post. Но в итоге все же написала ей и рассказала про художника. 

Вскоре Рубино знакомился с Карен Страссберг, матерью своего второго сына. Оказалось, что шестилетний Джейк обожает динозавров не меньше, чем отец. Тогда художник сводил ребенка на знаменитое ранчо Ла-Брея, где часто находят вымерших животных. 

Страссберг жила в Калифорнии, поэтому Рубино часто виделся с Джейком. Иногда он приглядывал за ним по выходным, потом сын приехал к нему на все лето. Через несколько лет его мать перебралась поближе к Лос-Анджелесу, и художник стал забирать ребенка после школы. В 2013 году они купили дом вскладчину и стали воспитывать Джейка вместе. 

Большая семья 

С тех пор Рубино отыскали еще 16 детей. Всего несколько месяцев назад он получил письмо от девушки из Денвера, которая только что окончила школу. Она оказалась его 19-м ребенком. Рубино полагает, что всего их 20. Значит, нужно ждать еще одного письма. 

Самому старшему из биологических детей художника 21 год, младшему - 16 лет. Рубино помнит их имена наизусть: Аарон, Лия, Прешесмари, Джейк, Чарли, Изабель, Эвери, Зандер, Натан, Рейчел, Даниэль, Кивин, Гейб, Ник, Том, Лила, Шейн, Коул и Дженевьева. У них много общего. У 11-и такие же голубые глаза, как у отца, а четверо, как и он, стали художниками. 

Встреча. Фото: страница Майка Рубино в Facebook

 

Недавно телепередача Inside Edition организовала встречу Рубино с детьми. Они живут в разных уголках Соединенных Штатов, а кое-кто - и в других странах, поэтому собраться вместе непросто. Для многих из них это стало первой встречей. 

Рубино никогда не думал, что его семья окажется такой большой. "Когда был донором, то полагал, что увижу двух или трех, если повезет, - признается он. - Но я полюбил каждого сразу, как только встретил".

Олег Парамонов

counter
Comments system Cackle