Откуда приходит Мессия?
Фото: salat.zahav.ru
Откуда приходит Мессия?

На фотоэкскурсии  по Старому Городу Иерусалима Марк Галесник рассказал фотожурналистам, что такое "игольное ушко", как звали первого русского султана Османской империи и как поступали с коррупционерами в древности. 

Марк Галесник , автор "смешного романа о смешном Израиле" "Пророков 48", провел фотоэкскурсию для журналистов и фотографов по старому городу Иерусалима – по местам, описанным в книге. Главный герой книги - иерусалимский экскурсовод, чудесным образом признанный Мессией.  Перевоплотившись в героя книги (в экскурсовода – не Мессию) Марк Галесник рассказал и показал журналистам "Иерусалим для посвященных", каким его видели немногие.

 

Остановка: "Заряд энергией в дорогу"

Книгу Галесника, уже ставшую бестселлером, можно купить только в магазинах на автозаправках компании Sonol: "Пророков 48" в полном составе сами пришли к читателю – книги покупают, пока машины заправляются бензином, а водители – бутербродами и кофе. Именно поэтому экскурсия началась с одной из автозаправок компании, организовавшей это познавательное мероприятие, где журналисты вооружились первоисточниками – книгами "Пророков 48", зарядились бутербродами, которые продаются только в день изготовления, и итальянским кофе.

 

Остановка "Яффские ворота"

"Средняя продолжительность  экскурсии по Иерусалиму – три  тысячи лет", оптимистично начал фотоэкскурсию  Марк Галесник, и, пообещав "не портить  красивую легенду фактами", повел фотожурналистов в глубины истории и Старого города.

 

Экскурсия началась у Яффских ворот. Именно здесь провозвестник сионизма Теодор Герцль обратился к кайзеру Вильгельму со своей идеей о создании Еврейского государства. Есть известная фотография, на которой запечатлен этот исторический миг. На самом деле происходило это не у Яффcких ворот, а в Яффо, куда основоположник сионизма приплыл специально для встречи с кайзером Вильгельмом, но, сходя по берег, упал и растянул ногу. Из-за чего опоздал на шарабан в Иерусалим. Но мало того, что историческую встречу пришлось проводить не в будущей столице Израиля, еще и фотография встречи не удалась, и потому во имя высокой цели пришлось фотографировать и вклеивать Герцля отдельно. Но, как сказал основоположник сионизма, "Им тирцу, эйн зо агада!"

С Яффскими воротами связаны и другие легенды о людях, сыгравших свою роль в истории еврейского народа. Например, султан Сулейман Великолепный, в XVI  веке восстановивший стену Старого города. Султан был известен как беспощадный борец с коррупцией и жестоко наказал двух архитекторов, ответственных за восстановление стены, которые, видимо, сэкономив на материалах, оставили за пределами городской черты такие важнейшие исторические объекты, как Горницу тайной вечери, в которой Иисус Христос со своими апостолами провел последний пасхальный седер и домик Первосвященника Каифы. Могилы этих двух казненных архитекторов до сих пор показывают у Яффских ворот современным кабланам, но не помогает. Султана на них нет!

А любимая жена Сулеймана, урожденная Анастасия Гавриловна Лисовская - мать первого турецкого султана русского происхождения Селима II, хорошо известна западно-европейской литературе под именем Роксолана, ей посвящено немало поэм и драматических произведений. 

Остановка "Площадь Хоттабыча"

Площадь у Яффских  ворот называется именем персонажа, который нам больше известен, как литературный герой – Омар ибн-Хаттаб, старик Хоттабыч, многие заклинания которого удивительно похожи на слова иврита. Именно это имя использовал советский писатель Лазарь Гинзбург, сконструировавший из первых слогов имени и фамилии псевдоним Лагин. 

А напротив на месте полицейского участка стоял дворец Ирода, по которому расхаживал герой романа Михаила Булгакова Понтий Пилат. Судьба этого персонажа хорошо известна – намного меньше известна судьба чернокнижника Герберта Аврилакского, разбирать рукописи которого приехал в Москву проф. Воланд. Между тем, это тот самый Сильвестр, которого так не любят израильские ортодоксы и праздник которого, по мнению израильтян, справляют каждое 31 декабря эти странные "русские". Под именем Сильвестра он стал папой римским, и именно на его каденцию (999-1003) пришелся первый миллениум. Герберта Сильвестра современники подозревали в связях с дьяволом, и вероятно, именно поэтому М. Булгаков, у которого нет ничего случайного, упоминает его в своей книге.

Остановка "Храм Гроба Господня"

Окончательно  перевоплотившись в собственного героя, автор книги "Пророков 48" привел своих читателей в Храм Гроба  Господня – место, священное для  сотен миллионов христиан всего мира, а для туристов, исповедующих иную веру или не исповедующих никакой, интересный еще и множеством легенд, связанных с этим сооружением.

 

Например, камень на площади у храма, сохранивший отпечатки ступней турецкого офицера, который, уверовав в Иисуса, бросился с высоты 10 метров с криком "Я – христианин". Но не убился, а рассмеялся, потому что камень под его ногами превратился в воск который потом застыл, сохранив следы сапог. Или трещина в колонне, у дверей Храма, на которую однажды сошел благодатный огонь, потому что истинно верующих другие истинно верующие не пускали в Храм - этот эпизод тоже описан в романе с неожиданными комментариями одного из героев - "нового русского" туриста. 

Да и в самом  Храме, не задевая чувств верующих, можно было сделать множество непривычных кадров: например, выбитые на каменных стенах кресты, которые можно прочитать как пометки неграмотных крестоносцев из серии "Здесь был Вася". Или место, где через 300 лет после распятия Христа был найден крест. Чтобы подтвердить, что этот крест - тот самый, его приложили их к свежему покойнику, а когда тот воскрес, то по меткому замечанию Марка Твена, это стало лучшим подтверждением его истинности. 

Остановка " Храм Александра Невского". 

Храм Александра Невского – самое "русское" место Старого Иерусалима, хотя само оно относительно новое. Археологические раскопки, проведенные здесь в конце XIX века, обнаружили множество подтверждений, которые раньше считались легендами. Например, "игольное ушко" и другие свидетельства, подтверждавшие, что именно здесь в 1 веке н. э. проходила граница города и были ворота, через которых основоположника новой религии вели на казнь.

 

А знаменитое "игольное ушко", через которое легче пройти верблюду, чем богатому, оказалось маленьким проемом в крепостной стене, через которое ночью, после закрытия городских ворот, в город мог пройти человек – без оружия, доспехов и оставив верблюда за городскими воротами.

Остановка "Бывшее Австро-Венгерское посольство. Крыша"

Дальше, пройдя по Крестному пути в обратном направлении, участники прогулки с Галесником оказались на крыше одного из зданий, с которого открывается вид на Храмовую гору и весь старый Иерусалим. Именно на этой горе Мория, которую теперь украшает мечеть Аль-Акса, праотец Авраам хотел принести в жертву сына своего Ицхака, но ангел, как известно, отвел его руку. Сюжет, хорошо известный не только иудеям, но и христианам, и мусульманам, хотя последние и не любят вспоминать, что на этой горе до 70 г. н. э. стоял Иудейский Храм, разрушенный римским императором Титом.

 

Глядя на Старый город с высоты, можно легко представить себе и другую историю из ТАНАХа – о том, как царь Давид, прогуливаясь по крыше, увидел в соседнем дворе купающуюся красавицу, которая вскоре стала матерью величайшего иудейского царя Соломона, построившего на этой горе Первый Храм – тот самый. И в самом деле – в Старом городе на каждом шагу встает тема избранничества, и грустно, и весело, и ехидно описанная в романе М. Галесника. Каждый видит эту тему по-разному, но для каждого она в какой-то момент становится актуальна – в связи с тем, что происходит с ним или вокруг него.

Остановка "Стена Плача. Обратная сторона"

За стены города вышли через Львиные ворота и  оказались на склоне Кедронского  ущелья. На противоположном склоне, на Масличной горе находится древнее Еврейское кладбище, на котором первыми начнут воскресать праведные евреи, когда придет Мессия и начнет судить народ свой. Чтобы предотвратить это нежелательное для мусульманских завоевателей событие, легендарный халиф Гарун аль-Рашид разместил кладбище перед воротами, через которые в следующий раз должен прийти Мессия, и положил на нем 40 исламских воинов, которые должны будут преградить еврейским воскресающим путь в царствие Божье. А если не получится эффективно преградить путь тысячам воскресших евреев - хотя бы воскреснуть и пройти первыми.

На другом склоне ущелья находится и Гефсимания (на иврите "гат шманим" – маслодавильня), место знаменитого моления Иисуса о чаше.

Остановка "Пророков 48"

Предпоследняя остановка этой литературной прогулки, естественно, была сделана около дома 48 на улице Пророков, где живет герой М. Галесника, простой иерусалимский гид Иона Мельцер. После чего журналисты переведи дыхание в ресторане грузинской кухни "Кенгуру". А последней остановкой стала бензоколонка Sonol на выезде из Иерусалима, где утомленным путникам были предложены чашка кофе и бутерброд первой свежести - следующая после книги на русском языке новинка этой кампании.

Подробности о книге "Пророков 48", отзывы и комментарии известных людей можно узнать на специальном мини-сайте проекта на русском языке. Здесь каждый может пообщаться с автором книги и задать ему вопрос, узнать, на каких ближайших к дому заправках-магазинах Sonol эксклюзивно продается новый роман, посмотреть отзывы прочитавших книгу, высказаться самому, больше узнать об авторе романа.

Марк Галесник – один из известнейших юмористов, сатириков, писателей и поэтов, в течение почти 20 лет выпускал юмористический журнал "Бесэдер?", получивший профессиональную российскую премию "Золотой Остап" как лучшее юмористическое издание, а также премию министерства промышленности и торговли и Ассоциации новых предпринимателей "Лучший малый бизнес Израиля".

counter
Comments system Cackle