Несбывшееся пророчество Людмилы Алексеевой
Фото: Getty Images/Carsten Koall
Несбывшееся пророчество Людмилы Алексеевой

Старейшая российская правозащитница, член совета при президенте России по правам человека Людмила Алексеева скончалась в возрасте 91 года 

Людмила Алексеева (1927-2018). Фото: Getty Images/Carsten Koall

 

Людмила Алексеева в юности была убежденной комсомолкой, но отдала более полувека правозащитному движению. Вероятно, главная драма ее жизни заключалась в том, что и спустя четверть века после крушения советской власти права человека в России все еще нуждались в защите. 

Среди советских диссидентов первого поколения многие начинали как искренние коммунисты, которые слишком серьезно восприняли то, чему их учили в школе, а потом не выдержали столкновения между словами и реальностью. 

Людмила Алексеева (в девичестве Славинская) родилась 20 июля 1927 года в Евпатории, но, сколько помнила себя, жила в Москве, где ее отец работал в Центросоюзе (руководящем органе потребительской кооперации). 

Единомыслия не было и в сталинскую эпоху. Если бабушка внушала внучке, что та живет в самой свободной и справедливой стране и часто повторяла "Если бы не революция, кто бы выучил моих детей", то брат отца говаривал в кругу своих: "Нет никакого социализма, а есть просто шайка паханов!" 

Алексеева, по ее словам, в юности считала, что "дядя Боря - замечательный человек, но мыслит примитивно". 

В 1937 году в доме, где жила семья Славинских, сменили хозяев 29 квартир. Серьезные неприятности были и у Михаила Славинского. Арестованный председатель Центросоюза подписал признание, что вовлек в заговор чуть ли не всех подчиненных. 

297 человек были расстреляны или отправлены в ГУЛАГ. Отец Людмилы Алексеевой уцелел потому, что не посещал вместе с коллегами вечеринки, которые объявили "собраниями подпольной фашистской организации". 

Десятилетняя девочка не замечала, что творилось вокруг, а старшие избегали говорить на "скользкие" темы в присутствии детей. 

Живя во время войны в эвакуации, Людмила Алексеева поклялась, что если немцы возьмут Москву, сбежит на фронт. В июне 1942 года пришло последнее письмо от отца, погибшего под Ленинградом.

Девушка окончила курсы медсестер, но в армию ее не взяли из-за возраста. Вместо этого по возвращении в Москву пришлось таскать грунт на строительстве станции метро "Сталинская" (ныне "Семеновская"). Жаловаться в голову не приходило - война ведь! 

9 мая 1945 года 17-летняя Людмила, по ее словам, не сомневалась, что впереди у нее и у всех советских людей - правильная счастливая жизнь. 

Первые сомнения

Сомнения зародились во время учебы на историческом факультете МГУ. Среди студентов было много фронтовиков, но особого рода - тех, кто вступили в ВКП(б), стали парторгами и комсоргами и ощутили вкус власти. 

Наукой они не интересовались, зато, делая карьеру, рьяно возбуждали персональные дела против товарищей. Однокурсника Людмилы Алексеевой исключили за то, что он не сдал вовремя транспарант после демонстрации. 

Наглядевшись на все это, студентка Алексеева решила специализироваться на наименее идеологизированной исторической дисциплине - археологии. Окончив аспирантуру, работала в редакции археологии и этнографии издательства "Наука". Но спокойно жить в башне из слоновой кости не смогла. 

Разоблачение "культа личности" перевернуло ее мировоззрение, а снятие Хрущева она вместе со всей либеральной интеллигенцией восприняла как откат к сталинизму. 

В 1960-е годы квартира Алексеевой стала местом встреч диссидентов, хранения и размножения самиздата. 

По мнению историков, начало диссидентскому и правозащитному движению в СССР положил суд над Синявским и Даниэлем, вернее, протесты против него, в которых Людмила Алексеева активно участвовала. 

Писатели Андрей Синявский и Юрий Даниэль публиковали свои произведения на Западе под псевдонимами "Абрам Терц" и "Николай Аржак". Рукописи вывозила жена французского военно-морского атташе. 

С современной точки зрения непонятно, почему это нужно было делать тайно и что вообще здесь предосудительного. Но в СССР издание книг за границей прежде публикации на родине и соответственно, апробирования идеологическими органами и цензурой, считалось преступлением. 

До сих пор достоверно неизвестно, каким образом КГБ удалось установить авторов. 

Принятая после XX съезда КПСС полуофициальная доктрина гласила, что морально-политическое единство советского общества уже достигнуто, и классовых врагов внутри страны не осталось. В партийных органах господствовала точка зрения, что проявления инакомыслия следует замалчивать, а не привлекать к ним внимание. 

Юрий Андропов, незадолго до этого ставший председателем КГБ, считал такую позицию ошибочной и беззубой. 

По мнению историков, главную роль в этом играл ведомственный интерес. Громкие процессы и вообще шумиха вокруг диссидентского движения помогали повысить роль и значение КГБ. 

Дело Синявского и Даниэля рассматривал аж Верховный суд РСФСР. Слушания начались осенью 1965 года, растянулись на несколько месяцев и впервые со времен сталинских "больших процессов" детально освещались в прессе. 

5 декабря 1965 года, в день принятия действовавшей на тот момент конституции СССР, на Пушкинской площади в Москве произошло небывалое событие - первый с 1920-х годов оппозиционный митинг с требованием освободить писателей и под лозунгом "уважайте собственную конституцию". 

Публичная активность многих ставших впоследствии известными советских диссидентов началась с "дела Синявского и Даниэля". Именно тогда мировая общественность узнала имена Людмилы Алексеевой, Владимира Буковского, Юрия Галанскова и Александра Гинзбурга. 

Голоса из-под глыб

В апреле 1968 года Алексееву уволили с работы. 

В том же году московские диссиденты затеяли выпуск информационного бюллетеня о нарушениях прав человека в СССР под нарочито нейтральным названием "Хроника текущих событий". Людмила Алексеева стала его первой машинисткой. В дальнейшем она несколько раз подвергалась допросам, а ее квартира - обыскам. 

В 1974 году Алексеева была, как выражались чекисты, "профилактирована" - ей объявили официальное предостережение за "систематическое изготовление и распространение антисоветских произведений". 

В 1975 году СССР подписал Хельсинкский заключительный акт, включавший в себя гуманитарную "третью корзину". Ознакомившись с проектом документа, некоторые члены политбюро заявили, что такое принимать нельзя. 

Министр иностранных дел Андрей Громыко, знавший, как хотелось Брежневу покрасоваться на крупном международном форуме, успокоил: "Мы в своем доме хозяева, будем делать только то, что найдем нужным". 

Лишь горстка диссидентов сделала вид, что не понимает, в какой стране живет, и принялась, по мнению одних, наивно, по оценкам других, героически требовать от властей СССР держать слово. 

В начале 1976 года была создана Московская Хельсинкская группа, на сегодняшний день старейшая правозащитная неправительственная организация России. Людмила Алексеева стояла у ее истоков и до конца жизни являлась ее председателем. 

Хельсинкская конференция и полет "Союза" и "Аполлона" стали пиком брежневской "разрядки". После 1975 года она стала стремительно увядать. 

Московскую Хельсинкскую группу было решено разгромить. По непонятным для стороннего наблюдателя критериям, одних ее участников отправили в лагеря, других в вынужденную эмиграцию. 

В январе 1977 года Людмила Алексеева удостоилась упоминания в специальном заявлении ТАСС, в котором ее вместе с тогдашним председателем МХГ Юрием Орловым и писателем Александром Гинзбургом назвали "агентами эмигрантского Народно-трудового союза". Спустя месяц ее поставили перед выбором: либо отъезд в США, либо суд и срок. 

С 1977 по 1993 годы правозащитница жила в США. Главным ее делом в это время стала капитальная монография "История инакомыслия в СССР. Новейший период", остающаяся, по оценке специалистов, самым полным историческим исследованием данной темы. Началось все с короткой справки для членов конгресса США, но затем работа увлекла Алексееву и растянулась на три года. 

Кроме того, она вела программы на радиостанциях "Свобода" и "Голос Америки", печаталась в американской и эмигрантской прессе и написала мемуары "Поколение оттепели". 

Разочарование и надежда

После крушения советской власти многие знаменитые эмигранты охотно приезжали на родину, говорили о любви к ней, приветствовали перемены, но возвращаться насовсем не спешили. Людмила Алексеева стала одной из немногих, кто сделал это. 

В 1996 году она была избрана председателем восстановленной Московской Хельсинкской группы, в декабре 2004 года вместе с Гарри Каспаровым и Георгием Сатаровым возглавила Всероссийский гражданский конгресс. 

2 апреля 2003 года Алексеева и председатель правления общества "Мемориал" Арсений Рогинский направили письма послам США и Британии, в которых с правозащитных и гуманитарных позиций выступили против войны в Ираке. 

С 31 августа 2009 года Людмила Алексеева, несмотря на возраст, регулярно участвовала в акциях "Стратегии-31" - митингах на Триумфальной площади Москвы 31-го числа каждого месяца в защиту статьи 31 конституции (о свободе собраний). Власти ни разу не согласовали их проведение. 

В августе 2009 года знаменитая правозащитница вместе с несколькими десятками митинговавших была задержана ОМОНом и доставлена в отделение. 

В октябре 2009 года, после того, как московские власти восстановили на станции метро "Курская-радиальная" убранную при Хрущеве декоративную надпись с цитатой из старого советского гимна, восхваляющей Сталина, Людмила Алексеева не смогла промолчать. 

"Я возмущена. Это насилие над всеми, кто заслуженно ненавидит Сталина и сталинизм. Как бы ни лежали мои пути, на станцию метро "Курская" я больше не пойду - буду ее бойкотировать", - заявила она. 

Ровно 10 лет Людмила Алексеева была членом комиссии по правам человека при президенте России (с 2004 года - Совета по содействию развитию гражданского общества и правам человека). 22 июня 2012 года объявила о выходе из него. Так же поступили еще 11 членов совета. 

Формальные поводы приводились разные, но, по мнению наблюдателей, главной причиной стало несогласие с возвращением в Кремль Владимира Путина и его политикой. 

20 июля 2007 года, в день своего 80-летнего юбилея, Людмила Алексеева высказала надежду, что дело ее жизни не погибнет. 

"Через 10-15 лет Россия станет демократической страной и правовым государством. Кто бы ни сидел в Кремле, люди не позволят обращаться с собой как с быдлом. В странах с развитой демократией в правительствах тоже сидят не ангелы, но они просто не смеют так себя вести - им этого не позволяют. Я верю, что мы тоже сумеем обуздать нашу бюрократию", - сказала она. 

"Не знаю, доживу ли я до этого, но я желаю вам: в 2017 году - легко запомнить! - вспомните о предсказании бабушки Люды. В 2017 году мы будем демократическим и правовым государством!". 

Алексеева дожила и до 2017 года. Поздравлять ее с днем рождения приехал российский президент Владимир Путин. 

"Когда я начинала этим заниматься, я думала о том, на сколько меня посадят: на семь лет по 70-й или на три года по 190-й статье. А что меня придет поздравлять президент, мне и в голову не приходило", - сказала тогда Алексеева. "Многое изменилось", - ответил ей на это Путин. 

Людмила Алексеева была включена в новый состав совета по правам человека при президенте за несколько дней до своей смерти.

counter
Comments system Cackle
«агрузка...