Слава и одиночество. Жизнь и женщины Вячеслава Зайцева
Фото: Getty Images
Слава и одиночество. Жизнь и женщины Вячеслава Зайцева

В жизни Вячеслава Зайцева были тысячи знакомых женщин, с десяток любимых, две жены и лишь одна, в которой он видит идеал – его собственная мать.

Женщин Вячеслав Михайлович обожает с детства. Это он понял лишь годы спустя, когда всерьез задумался о причине, по которой посвятил себя тому, чтобы делать дам красивыми.

– Мама меня лет до десяти водила в женскую баню в Иваново, – вспоминает Зайцев. – Там я насмотрелся на огромные, мощные женские тела (после войны есть было особо нечего, питались чем придется, поэтому толстели). Красивых обнаженных женских тел было очень мало. Поэтому, наверное, я и преображаю женщин. Это следствие детских впечатлений.

Любовь Зайцева к женщинам взаимна. Но ни длинноногие красавицы-манекенщицы, ни многочисленные клиентки, ни всеобщее восхищение и признание его таланта художника так и не сделали Вячеслава по-настоящему счастливым как мужчину. Больше 40 лет – с тех пор, как ушла из жизни его мать (в 1978 году) – он был и остается один. Харизматичный, состоявшийся, прославленный и одинокий.

Вячеслав Зайцев. Фото: Getty Images

 

Мама

"Прачкин сын" – рекомендовал себя модельер, когда его имя уже гремело по всему миру. Он не стеснялся своего простого происхождения. Мария Ивановна работала и прачкой, и уборщицей, чтобы прокормить сыновей (отец Зайцева воевал, попал в плен и был репрессирован). Жили бедно, одевались в то, что подкидывали соседи. Слава жалел мать, с семи лет все по дому делал сам. А когда Марию Ивановну положили в больницу, он, мучаясь от голода, решил петь в магазинах. Сердобольные продавщицы давали мальчику осколки печенья и конфет, он продавал их на рынке, а на вырученные деньги покупал хлеб и нес маме в больницу.

– Мама была моим светом и моей радостью, – признается Вячеслав Михайлович. – Она и сейчас остается главной любовью моей жизни. Я встречал многих женщин, искал в них доброту, порядочность, душевную теплоту, щедрость, жертвенность, но... не находил. Мама обладала всеми этими качествами. А как она одевалась! Всегда красивая прическа, чистенькие элегантные платья, на губах яркая помада. И в память о мамочке я всегда рисую своим моделям красные губы. Для меня идеал женщины – ухоженная, утонченная, элегантная дама. И обязательно с накрашенными губами.

Маришка

Похожую на мать красавицу с красными губами Слава встретил, поступив в Московский текстильный институт. Марина была старше на год – яркая, темпераментная, невероятно активная. Он жил в жутком общежитии, она – с родителями в квартире у метро "Аэропорт".

Вместе выступали в студенческом "Сатирическом театре мод". Слава то и дело устраивал потрясающие для советских людей перфомансы. Сейчас бы его приняли за гея или Джигурду, но будущий модельер тогда просто экспериментировал над созданием новых образов. Один раз гулял возле Кремля, надев женский длинный халат, трусы, белый лифчик 6-го размера, с бутылкой водки под мышкой. В другой – уже на сцене студтеатра – исполнял "Танец умирающей змеи". К майке Зайцев пришил черные трусы, к трусам – черные чулки. Закрутившись юлой, не удержался на ногах и рухнул. Сползшие трусы обнажили голый зад. Зал хохотал в восторге, а "змей" не растерялся и быстро откланялся. Марина за кулисами подошла поддержать Вячеслава, у них начался роман.

Старо как мир: все у молодых было бы хорошо, если бы не теща. Мать Марины (балерина Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко) была уверена, что "этот нищий провинциал" хочет жениться не на ее дочке, а на квартире, что он ей не ровня. Даже после свадьбы не пустила зятя на порог: бракосочетание молодые отметили прямо на лестничной клетке, а жить отправились... к дворничихе в полуподвал дома, где жили новые родственники Зайцева. В этом помещении родился и рос до 9 лет сын Егор, пока однажды теща вовсе не выгнала "приживалу" на улицу.

– Я приехал из Венгрии, где делал костюмы к фильму, – говорит Зайцев. – Теща встретила меня в подъезде и заявила: "Убирайтесь, я нашла дочери другого мужа!"

И Слава ушел, ему даже не дали повидаться с сыном. Егор был уверен, что отец бросил его. Марина не вступилась за мужа: Зайцев считает, что теща зомбировала дочь, доводила до нервных срывов. Слава увидел сына только спустя 5 лет. Он и сейчас не может без слез вспоминать рассказы Егора о том, как его наказывал отчим. В дальнейших отношениях папы и сына были разные периоды, но сейчас они друзья. Егор – заместитель отца, который является гендиректором Дома моды собственного имени (предыдущие руководители воровали, пришлось взять дело в свои руки). После смерти тещи, которая окончила жизнь в психбольнице, Вячеслав и Марина наладили дружеские отношения. По словам Егора, мать любит бывшего мужа до сих пор.

Инна

Беда не приходит одна. После развода Зайцев, которому было 33 года, попал в страшное ДТП: в такси, где он ехал, врезался грузовик. Модельер вылетел через лобовое стекло. 

– 9 дней в реанимации, полгода реабилитации, – рассказывает модельер. – У меня были переломаны обе ноги, сотрясение мозга, инфаркт правого глаза...

Ухаживать за больным вызвалась художница по трикотажу Инна. Женщина работала с Зайцевым, была в него влюблена – в ее объятиях он и нашел утешение после развода с Мариной. Именно от нее ехал Вячеслав в том злополучном такси. Можно относиться к его словам с недоверием, но он сам утверждает: Инна сделала на него приворот, с которым Зайцев связывает и аварию, и последующие проблемы в работе и со здоровьем.

– Мы прожили вместе 2 года и расстались. Я понял, что это не мой человек, – деликатно замечает Вячеслав Михайлович.

Неудавшуюся семейную жизнь Зайцев объясняет тем, что во многих отношениях (романов у него, конечно, было больше, чем эти два) женщины пытались подчинить его себе.

– А я не могу быть рабом – ни в любви, ни в отношениях с клиентами, – говорит он.

И это правда. Даже высокопоставленные клиентки мигом выпадали из его круга, стоило лишь проявить снобизм: по этой причине у Зайцева не сложились отношения с внучкой Брежнева, дочерью Косыгина, супругами Шеварднадзе и Горбачева.

Внучки

Сегодня любимые женщины Зайцева – его внучки Маруся и Настя. Старшая, Маруся, пошла по его стопам. Дед ее и растил, когда Егор разошелся с женой.

– Каждый вечер она звонит мне, чтобы спросить, как дела, как здоровье, пожелать спокойной ночи, – делится модельер. – Удивительно: она делает это каждый вечер! Если этого не происходит, я начинаю тревожиться.

В огромном трехэтажном особняке Славы под Москвой, который он построил по собственному проекту, хватило бы места всей семье. Но Зайцев живет один, занимаясь в свободное время живописью (в Доме моды проводятся выставки его работ) и сочиняя стихи. Среди них, например, есть один – о так хорошо знакомом ему чувстве одиночества:

Я в одиночество вхожу,

Дверь открываю.

Поток лучей спешит

Меня согреть и успокоить.

Но знаю я один, как это тяжело.

И, видно, Бог предначертал

Мне этот путь.

Смирюсь и буду жить...

– Я понимаю, что одиночество – расплата за талант, – рассуждает Вячеслав Михайлович. – Поэтому отношусь к этому одиночеству совершенно спокойно и ничего менять не хочу. У меня по жизни все очень здорово сложилось. Мне было многое дано.

Наталья Галкина

counter
Comments system Cackle
Загрузка...