Zahav.СалатZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+30+26

Салат

А
А

Вячеслав Полунин рассказал о еврейских корнях

Свое 70-летие Слава (Вячеслав) Полунин, всемирно известный "Асисяй", встретил 12 июня в знаменитой "Желтой мельнице" - расположенном в 50 км от Парижа поместье, где обычно проходят всевозможные фестивали.

Марк Котлярский, Евдокия Москвина
21.06.2020
Источник: Детали
Фото: zahav.ru

Вячеслав Полунин: "Банальную жизнь нужно взрывать!"

"Нельзя жить обычной, банальной жизнью, ее нужно взрывать, создавая многоцветный мир. Поэтому сегодня я думаю о тотальном театре - ежедневном, ежесекундном, со всеми, кто меня окружает. Я мечтаю о театре без границ. Наверное, это - жадность, нахальство, неугомонность, которые во мне сидят и порождают бесконечность моих желаний. Но пока я не исполню мечту, я не угомонюсь. Поэтому мне мало уже было фестиваля в городе, и мы сделали самый большой фестиваль в Европе, который продолжался семь месяцев и в котором участвовало шестьдесят театров!"- сказал Вячеслав Полунин в беседе с "Деталями".

В 2014 году "Желтая мельница" обрела статус Jardin remarquable - "Замечательный сад". Это своего рода "знак качества", которым министерство культуры Франции отмечает общественные сады и парки, выполняющие культурную, эстетическую, историческую или ботаническую функцию. "Желтая мельница" давно стала достопримечательностью международного масштаба, а наш юбиляр сделал ее резиденцией "Академии дураков", известной также как Международный театральный центр Славы Полунина.

- Вы чувствуете себя счастливым или в детстве счастья было больше?

- Не знаю. Я всегда был счастлив. Но и в детстве было здорово, и сейчас фантастично. Мне не разогнать теперь друзей, которые пришли ко мне на день рождения!

- Ходят слухи, что у вас еврейские корни - это правда?

- Нет, я- из донских казаков. Знаю, что родился в маленьком городе Новосиль в Орловской области. Моя мама - Бородина, папа - Полунин, донской казак из станицы Цымлянской. После войны он случайно оказался в Новосиле вместе с мамой, так как был офицером, и его направили на работу в тамошний Дом офицеров.

- Откуда же пошли такие слухи? Из-за того, что вы частый гость в Израиле?

- Я и сам много чего интересного узнаю о себе из интернета. Например, что королева Англии мне вручила титул "Почетный житель Лондона", что я окончил там какие-то учебные заведения...

У меня жена - наполовину еврейка. Так что, если считать по материнской линии, как принято у вас, дети мои - казацко-якутские евреи. А в Израиле я действительно очень люблю выступать. Когда год назад вместе с "Лицедеями" восстановил наш давний спектакль, первым делом повез его в Израиль. У вас потрясающая публика, удивительно чувствующая драму жизни. Когда я делаю какие-нибудь спектакли, построенные на драме, - например, Diablo - то просто считаю своим долгом показать эту постановку в Израиле. И Diablo я прежде всего повез в Израиль.

- Израильские артисты участвуют в ваших спектаклях?

- Конечно! Например, Федя Макаров.

- Как вы оказались в Петербурге?

- Учительница на уроках так красиво рассказывала про город на Неве, что я влюбился в него заочно, и, как только закончил школу, тут же уехал туда. И прожил там двадцать четыре года.

Мне мама говорила: "Хочешь поехать в Ленинград? Хорошо, договорились: ты едешь и поступаешь в Экономический институт". Я согласился и поступил. Отучился три года. Мама приехала ко мне в гости, и вечером я ее повел на спектакль во Дворец культуры. Мы показывали молодежный мюзикл, я играл главную роль. Мама посмотрела и сказала: "По-моему, ты сможешь свести концы с концами, даже если будешь клоуном. Поэтому решай сам, будешь ты экономистом или нет". Я тут же бросил институт и поступил в другой - Институт культуры. Но трехлетнее экономическое образование дало мне многое, потому что я сам стал создателем своих проектов, то есть я выступал и как продюсер, и как режиссер, и как организатор. Помогло мамино наставление.

В конце 80-х мне позвонил из Москвы министр культуры и сказал: "Слава, не возьмешься ли ты за реконструкцию питерского цирка?" А я цирк вообще люблю, хотя это не мой вид искусства. Три года этим занимался, а когда контракт закончился - отправился на гастроли. С тех пор мы опять колесим по всему миру.

- Как ваша знаменитая "Желтая мельница" пережила коронавирус?

- Она его не заметила. Все, кто здесь был - человек двадцать - собрались в апреле, и договорились доработать огромный проект. Мы готовили его для Москвы, где должны были провести все лето. Но перед самым выездом нас и тормознули.

Тогда, как президент "Академии дураков", я решил открыть Академию для всеобщего интереса. Для всех, кто пожелает. Выпустил специальный альманах, в котором изложил все принципы нашего сообщества, законы и правила, рассказал о наших планах и нашей деятельности. Кроме того, написал пару книг, ухаживал за садом... Так что нет худа без добра.

- Как попасть в вашу группу в этом проекте?

- Есть специальный сайт, где описано все, что мы делаем. Дается некое задание, и сотни людей до того, как мы начинаем новый проект, узнают о нем, желающие присылают свои предложения. Мы выбираем те из них, которые совпадают с нашим направлением, и приглашаем их авторов для соучастия. А те, чьи проекты не прошли, приезжают к началу праздника, и все равно участвуют в нем. Это не парк отдыха, но место для творчества, для раскрытия своих потенциальных возможностей.

- Может ли человек в почтенном возрасте раскрыть свой потенциал?

- Это не имеет никакого отношения к возрасту! Я участвовал в Черногории в проекте для тех, кому за шестьдесят. В молодости или зрелости у человека порой нет возможности выполнить какие-то свои задумки, потому что он занят выживанием, обременен заботами, а в пожилом возрасте он более свободен.

- Надо ведь и деньги зарабатывать?

- У нас был самоокупаемый театр, один из первых частных театров России. Я предложил ребятам формулу: пять дней в месяц мы работаем, чтобы заработать на жизнь, все остальные дни занимаемся только творчеством. Я посчитал, сколько нужно на еду, на жилье и так далее. Лет десять-пятнадцать в нашем коллективе это было нашим законом. Мы брали пять дней из этого месяца, пять из другого - и уезжали на десять дней на гастроли. А затем полтора месяца отдавали только творчеству. И это приносило фантастические результаты!

Когда я понял, что период поэтической клоунады закончился, то сказал: "Ребята, мы замечательно работали - а теперь давайте получим с того, что вы сделали, максимальные результаты. Один год будем заниматься только заработками". И повез их в мировое турне. И все им вернулось. Нужно каждый раз внимательно взвешивать - где главное, где второстепенное? Творчество и экономика должны уравнивать друг друга, тогда все получится.

Не у всех моих соратников-"лицедеев" жизнь сложилась - им я помогаю, то есть они свои мечты продолжают осуществлять за счет средств, которые мы зарабатываем. Я занимаюсь цирками, помогаю детям организовать фестивали. Ты ведь работаешь не в безвоздушном пространстве, и все, что тебя окружает, должно пребывать с тобой в гармонии. Невозможно сказать: "Вот здесь черта, что за чертой - не мое!" Так средства и расходуются, ничто не должно бездействовать.

- Лирическая клоунада себя изжила?

- Нет, просто стала мне неинтересна. Я делаю только то, чего не понимаю, пока это для меня тайна. Как только все становится ясным, приходит успех, это перестает быть интересным. Стабильность не для меня, я отодвигаю успешный проект в сторону и начинаю другой.

С годами я научился не закрывать предыдущий проект, а давать ему возможность продолжаться. Но уже не фокусируюсь на нем. Например, в цирке "Дю Солей" в Нью-Йорке полтора года было весело и интересно, а потом я вдруг почувствовал, что представление превращается в поточное производство. Тогда я решил уйти, но меня попросили найти замену. И вот я выхожу на улицу после этого разговора, ловлю такси, за рулем - русскоязычный водитель Юрий Медведев, бывший актер театра на Таганке. Он много лет таксовал в Нью-Йорке. Я ему и говорю: "Юра, с завтрашнего дня ты - звезда в цирке "Дю Солей". Идем искать тебе костюм, выучишь наизусть за ночь мой номер, и завтра будешь уже работать в цирке". После этого он проработал там двадцать лет, и говорил, что сбылась его мечта.

Так что ничего и никуда не исчезает. Все оказывается кому-то нужным.

Читайте также