Zahav.СалатZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивגשם אחרי הצהרים
+22+14

Салат

А
А

Инцест по незнанию: сотни израильтян не подозревают, что у них есть братья и сестры

В Израиле растут дети с половиной одинаковых генов, незнакомые друг с другом. Это, безусловно, может привести к трагедиям в нашей маленькой стране.

Надя Айзнер
26.10.2021
Источник:Детали
Фото: ShutterStock / Monkey Business Images

Банками спермы в Израиле пользуются тысячи одиноких женщин, гетеросексуальных и лесбийских пар. Ежегодно растет число будущих родителей, обращающихся в 14 банков спермы - 11 государственных, при больницах, и три частных. Но дело в том, что в нашей стране нет законодательства, которое упорядочило бы этот процесс, и в результате возникает немало проблем, самая главная из которых - слишком большое количество беременностей от донора, то есть большое количество братьев и сестер, практически ровесников, которые ничего не знают друг о друге и могут, когда вырастут, случайно встретиться, влюбиться и создать семью.

Первые дети, рожденные от анонимных доноров спермы, появились в нашей стране в 70-х годах. В 90-х их уже были тысячи, потому данная проблема становится все более актуальной для родителей. В результате бездействия законодательных органов семьи ищут возможных родственников самостоятельно: в "Фейсбуке" существуют группы, которые строят свою собственную базу данных "детей из банков". Дети старше 16 лет могут сдать анализ ДНК и найти своих биологических братьев и сестер, если те проживают в Израиле и находятся в базе, то есть тоже сдали такой анализ.

Сам анализ очень прост, сдают его, как правило, в одном из центров в США. Уже через несколько недель результат готов. Некоторые нашли таким образом более десяти братьев и сестер своего ребенка!

Об одной из таких историй написал сайт Walla!: Омер и Рона появились на свет в одном городе благодаря донорству спермы от одного анонимного донора. 14 лет спустя они начали учиться в программе для одаренных подростков. Они ехали в одном поезде с учебы домой и по дороге разговорились. Омер интуитивно почувствовал, что Рона его сестра, и, придя домой, сообщил об этом матери. "Рону мама тоже родила от донора, мы похожи внешне, и информация о нашем доноре совершенно сходная, мама, это неслучайно", - цитирует его мать в группе родителей в "Фейсбуке". Молодые люди прошли тест ДНК, который подтвердил невероятное: они - брат и сестра.

Практически во всех западных странах действуют ограничения по количеству детей от одного донора спермы. В Германии — не более 15, в Великобритании донор может жертвовать семя десяти семьям неограниченное количество раз. В Бельгии количество детей, рожденных от одного донора, не ограничено, однако пожертвования можно делать максимум шести семьям; такое же правило действует во Франции. А вот в США таких ограничений нет, только рекомендации Американского общества репродуктивной медицины - 25 детей одного донора на 800 тысяч человек.

В Израиле же банки "не заморачивались" этой темой вообще вплоть до последних лет, то есть теоретически тут могут расти десятки, если не сотни, детей с половиной одинаковых генов, незнакомые друг с другом. Это, безусловно, может привести к трагедиям в нашей маленькой стране. Вообще, надо отметить, что банки спермы в Израиле действуют не на основе какого-либо законодательства, а просто на основе указаний минздрава от 2007 года. На дворе, напомним, скоро 2022-й, и нет медицинской сферы, которая развивалась бы быстрее в последние полтора десятилетия, чем репродуктивная медицина.

Регуляция работы банков спермы осложнена еще и тем, что у ЦСБ даже нет данных, сколько детей рождается ежегодно в Израиле в результате донорства спермы. Известно, что подавляющее большинство женщин, обращающихся в банки спермы, не замужем. Среди пар есть и лесбийские, и гетеросексуальные. По данным МВД, сегодня в Израиле каждый год регистрируют около 4000 детей без отца (значительная часть из них, предположительно, родились в результате донорства спермы, но никто не знает, сколько). Для сравнения: в 1980 году таких детей было всего 179. Что касается детей в гетеросексуальных семьях, рожденных от донора спермы по причине бесплодия и проч., об этом вообще мало что известно - ведь семьи регистрируют их под именем мужа, то есть социального отца.

Надо пояснить, что женщины или пары, которые выбирают донора в клинике, не знают ничего о его личности и контактных данных. Им сообщают лишь общие приметы, такие как цвет глаз, рост, цвет волос и национальность или раса, а в Израиле - из какой страны приехал он или его предки. Доноры также не знают, каковы результаты их донорства: это сделано, чтобы обезопасить доноров от ситуаций, в которых женщина может потребовать алименты, а также чтобы донор не мог претендовать на какие-либо права на ребенка.

Проблема в том, что право донора на полную анонимность, получается, противоречит праву ребенка знать, сколько у него биологических братьев или сестер и как избежать возникновения близких отношений между ними.

Теоретически в банке спермы должны вести учет, сколько детей родились от каждого из доноров, и ограничивать эту цифру (в Израиле за неимением законодательства такие ограничения ввели сами банки, причем цифра варьируются от 6 до 25 в зависимости от банка). Практически же, во-первых, не все родители сообщают банку о рождении ребенка и не каждый банк достаточно ответственно подходит к вопросу, чтобы позвонить и выяснить это самостоятельно. Кроме того, ничто не мешает донору сдавать сперму в нескольких банках.

"Вот недавний классический случай: родители детей в возрасте от четырех до шести лет, рожденных от премиум-донора в "Крио" (частный банк, он гораздо дороже из-за объема тестов и анализов, которые сдает донор, а также из-за "эксклюзивности", которую банк обещает родителям. - прим. "Детали"), сдали ДНК-тест. В результате они нашли сиблинга (общее название братьев и сестер. - Прим. автора) , чья мать проходила процедуру в банке в Тель-ха-Шомере, - рассказывает Хила Хай, администратор группы "Братья и сестры от спермодоноров в Израиле" и одна из активисток НКО "За регуляцию банков спермы в Израиле". - Хороша эксклюзивность, не так ли?"

- Да, впечатляет. Расскажите, сколько времени вы этим занимаетесь и сколько детей в вашей базе данных?

- Мы начали пять лет назад. По ТВ показали сюжет о нашей группе, в результате к нам сразу обратились около 2000 родителей. Вначале база данных представляла собой просто бланк в экселе, и даже там по обычному сопоставлению фактов можно было найти сиблингов среди первых 500 участников. Сегодня, кстати, мы говорим о десятках тысяч.

Примерно тогда же на конференции менеджеров банков в центре страны все выступающие заявили, что уже в течение пяти лет они ведут собственную внутреннюю базу данных, в которой проверяют, не фигурирует ли их донор в записях других банков. Эта база, которой каждый менеджер банка до сих пор похваляется перед клиентками, должна существовать уже более десяти лет. Тем не менее, как я вам только что рассказала, мать детей в возрасте четырех-шести лет нашла их сиблинга, которого зачали через другой банк. И это далеко не единственный случай. Выводы делайте сами.

- А как с законодательством? Что-то сдвинулось с мертвой точки?

- С этим такая история: пять лет назад в статье о нашей деятельности также было интервью Ализы Лави, которая была в то время депутатом кнессета и стала одной из инициаторов законопроекта. С тех пор законопроект прошел через множество обсуждений. Сменились правительства, затем начался коронакризис, и вопрос ушел с повестки дня. Сегодня за его продвижение взялся депутат Йорай Лахав-Херцано ("Еш атид"), но до победы еще очень далеко. Кроме того, мы в группе решили подать петицию в Верховный суд против министерства здравоохранения за неисполнение рекомендаций государственного контролера, который еще в 2007 году написал в своем отчете целую главу обо всех недочетах банков спермы.

- Какие недочеты, например, в нем упомянуты?

- На самом деле лучше всего обо всех проблемах сообщают нам тесты ДНК, которые сегодня делают многим детям в группе (и обязательно детям старше 16 лет, которые как бы основная группа риска). Тесты "рассказали" нам о донорах, которые просто переходят из банка в банк (один донор, шесть банков, 31 ребенок), о "конверсии" доноров между банками (те же доноры записаны как евреи в одном банке и как неевреи - в другом). Тот же донор был заявлен в разных банках как человек с разным происхождением (к примеру, "марокканский" в одном банке и "украинец" в другом).

Но самое вопиющее - это когда один из банков в центре страны пропиарил своего донора так удачно, что у него родились 27 детей, проживающих, заметьте, в одном микрорайоне. Тесты, поверьте, могут поведать обо всем, чего не хотят нам рассказать менеджеры банков. Они не врут и не ошибаются.

- Что вы порекомендуете сегодня родителям, чей ребенок рожден от донора спермы?

- Сдать тест ДНК и найти сиблингов через крупные базы данных. Если ребенок старше 16 лет, для этого есть специальная закрытая группа в израильском "Фейсбуке". Ведь даже если законодательство будет продвигаться максимально быстро, это поможет лишь тем, кто будет зачат после принятия закона.

Что касается законодательства, то депутат кнессета Йоав Сегалович ("Еш атид"), один из инициаторов законопроекта о регуляции донорства спермы, заявил недавно на заседании парламентской комиссии по соцобеспечению: "Невероятно, но нет никакого законодательства в этой сфере. Есть процедура минздрава, правила которой выпущены в 2007 году. Нет общегосударственной регистрации доноров, нет вообще ничего. Кнессет обязан это изменить. Я представил частный законопроект на эту тему, но я жду правительственного законопроекта".

Что же, ждать, видимо, можно очень долго. К счастью, дело продвигают через Верховный суд активисты, которым небезразлична эта тема. Жаль, что в очередной раз законодательный орган нашей страны не выполняет свою функцию, на деле перекладывая ее на гражданское общество и судебную систему.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке