Zahav.СалатZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+32+27
Иерусалим
+31+21

Салат

А
А

Шестеро персонажей в поисках истории

Итак - про предков. Про Авраама, Ицхака, Сару, Лею, Иакова. И Ривку. На русском спектакль, почему-то, называется "В гостях у предков". На иврите - "Отцы и матери". Праотцы. И это про них, про предков.

29.05.2024
Фото: Вика Шуб

Они в пьесе Меира Шалева и в спектакле театра "Гешер" просыпаются и обсуждают перед нами, ставшими невольными очевидцами их мистического воскрешения, свои прошлые деяния. Место действия - пещера Махпела в Хевроне. Мы не идем к ним в гости, это они на коротенькое время становятся гостями в нашем мире. В нашем сегодня. На самом деле, в этой разухабистой, острой, временами трогательной, без всякого пиетета рассказывающей о масштабных персонажах персонах, об этих святых, на которых мы постоянно оглядываемся, нет ни тени патетики. Предки без пафоса разговаривают, без пафоса действуют, ссорятся, судачат о своих семейных конфликтах. Они очень обычные, даже банальные, эти проснувшиеся под сводами пещеры люди, такие хрестоматийно- танахические, генетически-культурно знакомые. Меир Шалев оживил праотцев, пьесу о них на сцене театра оживил режиссер Амит Эпштейн.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

…Первым просыпается Иаков. Очень удивляется. И снова ищет свою Рахель. Удивляется. Высказывает претензии и обиды. В этой роли очень хорош Алон Фридман. Он мил, обаятелен. Невероятно трогателен. А -скажите мне - есть ли роль, в которой Алон Фридман бы не раскрывал душу, не задевал бы в нас что-то глубинное и сокровенное, не представлял своего героя живым, полнокровным, интересным? От Ослика Иа до Обломова, Гильденстерна, Стивы Облонского и многих других…

Авраам - Дорон Тавори. Этот старец дурашлив, суетлив, карикатурен. Дорон Тавори с ним не церемонится. Комикует вовсю. Словно ставит задачу и нас посмешить, и непреложность авторитета Авраама чуть поколебать. В спектакле - не на просторах нашей еврейской мысли. Карикатурность - не самоцель автора и режиссера, не самоцель актера. Просто - когда строишь себе идолище из непререкаемых авторитетов - есть вероятность попасть в какое-то болото. Свалиться в пропасть. В общем - ошибиться. Мир много раз так ошибался. И отдельные люди тоже…Вот театр и "играет на понижение", веселится, использует массу забавных приемов, лишает грозного Авраама его чинности, величия, непогрешимости.

О несовершенстве мужа-патриарха и Сара, придуманная и разбуженная Шалевом и театром, говорит.

В роли Сары Наташа Манор. Как же она мудра, полна жизни, как женственна… Искренняя и ироничная, много пережившая, во многом разочарованная. Наташа Манор - истинная Сара театра "Гешер".

Лея - Тали Осадчи. Эта Лея чудесная. Стойкая. Верная. Шестерых родила, да еще и наложницу мужу организовала, чтобы и та родила Иакову детей. Прочему же муж ее не любил? Она негодует, ревниво укоряет Иакова, доказывает, что достойна любви, хотя - разве любовь слушает доводы, разве ж любовь воспринимает логику…

Ицхак - Гилад Клеттер. Он тоже обижен, - его же чуть не принес в жертву, не убил, повинуясь начальству, родной отец…Каждый зритель, каждый участник этой встречи трактует театральные метафоры на свой лад, да и пьеса, спектакль были созданы до 7 октября, но для меня мне этот, Рембрандтом и Маттиасом Стомом воплощенный сюжет, сюжет мрачный и горький, звучит совершенно актуально… Гилад Клеттер серьезен, Гилад Клеттер органичен и свободен в материале этой игры-сказки. В истории с шестью знакомыми персонажами.

Михаль Вайнберг - Ривка. Актриса прорисовывает, проживает свой мир-пейзаж изящно, элегантно. Ее краски, интонации точны, мудры. Она умеет передать музыкальность, пластику своей героини. Тонко чувствует партнеров.

Фото: Вика Шуб

"Свободное общение и непрерывное единение" между Богом и человеком. Так определил философ смысл вещего сна Иакова про лестницу. Меир Шалев использует лестницу в совершенно оригинальном драматургическом варианте: Иаков взбирается по лестнице, чтобы выйти из пещеры-гробницы. Уйти в мир. Отправиться на поиски Рахели. Он почти вышел, почти освободился - и тут солдаты наверху, приняв его за вооруженного палестинца-террориста, открывают огонь. Иаков не может умереть второй раз, но ощущение странности, неблагополучия, дисгармонии остается. Праотцы и праматери, притихшие и растерянные, замирают, встречая занавес.

Меир Шалев, один из самых важных наших писателей, написал свою единственную пьесу, и ею простился с миром. В пьесе много острых наблюдений, афоризмов. Итогов опыта. Как, например, слова Сары о том, что любая невеста наутро после свадьбы - Лея…

Читайте также

Музыка Ильи Демуцкого, россиянина, живущего вне России, востребованного композитора, не стилизация, не компиляция из еврейских фольклорных мелодий. Это хороший фон для фантастических событий. Для диалогов, споров и атмосферы нашей причастности. Безличная попса наших дней.

Спектакль про предков короткий. Час с небольшим. Даже слишком мало, будто все оборвано на полуслове. Публика немного удивлена. Молча выходит из зала. Что же мы узнали? О чем задумались... Герои пьесы, восстав из мертвых, поражены тем, что потомки огонь умудрились заключить в маленький футлярчик (когда Иаков нашел зажигалку). И сладкую цветную воду - в странные колбы… И сами люди, те, что пришли после Авраама, те, что более 3000 лет идут, живут, воюют - как изменились они? Как изменились мы?.. Шестеро на сцене в поиске своей истории, своего продолжения. Уж не знаю, что вы скажете, а я нашла в этом спектакле важное и близкое для себя.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке