Zahav.СалатZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+32+27
Иерусалим
+31+21

Салат

А
А

Сложносочиненная жизнь, или Он придет один

Сергей Николаевич расскажет о невероятных парах - Алене Делоне и Роми Шнайдер и о Серже Генсбуре и Джейн Биркин. Представит свои книги.

13.06.2024
Сергей Игоревич Николаевич. Фото: Юрий Феклистов

Это произойдет уже скоро. Очень скоро. Первого июля. В театре "Гешер", на просторах неординарного, единственного в своем роде фестиваля "Jaffa-Fest" состоится персональное выступление невероятной личности. Это журналист, редактор, лектор, автор книг о людях культуры и о странном и гипнотическом мире моды. Его зовут Сергей Игоревич Николаевич.

В послужном списке Сергея Николаевича - должности шеф-редактора и главного редактора в таких авторитетных изданиях, как "Советский театр", "Огонек", "Madame Figaro", "Домовой", "Citizen K", "Сноб", "Elle"… Он работал на телевидении, дал и взял бесчисленное количество интервью. Новая книга этого автора названа остроумно и правдиво: "Заложники красоты".

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

Индустрия красоты, мир моды, искусство создания и поддержания популярности раскрываются в его увлекательном изложении с неожиданной стороны; обрастают эффектными версиями, приобретают неожиданные и прекрасные свойства. Этот лектор умеет осветить излагаемый предмет будто солнечным лучом, проникшим сквозь легкую сеточку оконной занавески. Мир "гламура" - ароматный и нарядный, и он отличается от пейзажа, который виден из окна рейсового автобуса или из усталого окошка утренней маршрутки.

Журналы, повествующие обо всем этом, принято называть глянцевыми. Это особый жанр; многими людьми он воспринят, почитаем и даже любим - и я не стану от него снобистски отмахиваться. Творческая профессия - это не только сладкий успех и вкусные ужины в компании знаменитостей; скорее - это мучительные поиски неясного смысла в глубине переживаний, это постоянные сложности, надрывы и дерзания, за частоколом которых порой не видны ни ужин, ни обед. В описаниях Николаевича отчетливо и остро проступают приметы времени, страсти и переживания, озарения и труд. Мастерство монолога, техника собеседования с залом невероятно сложны. Ведь лектору приходится находить общий язык с самой разнообразной аудиторией, затрагивать тончайшие струны слушательской души, учитывать самый крутой разбег интересов и настроений различных людей.

На одном из концертов в Израиле Михаил Жванецкий растроганно сказал: "Надо максимально использовать такую качественную аудиторию". Уверена, что и Сергею Николаевичу это впечатление окажется созвучным, - и израильская русскоязычная публика, тонко чувствующая и требовательная, выйдет после этой встречи очарованной сольным выступлением журналиста.

Мы побеседовали по телефону. Я предпочла бы очный разговор, и поэтому невольно позавидовала тем, кто придет на его выступление. Вот и вышло у меня квази-интервью, то есть - нечто вроде… За моим окном текли знойные часы июня, и ссорились одуревшие от летней жары птицы и соседи. А я попыталась изложить то, что узнала и поняла про профессионального, оригинального, душевного опытного, радушного и сложного Сергея Николаевича.

- Какие события, какие явления определили ваш выбор профессии? Какие происшествия оставили особый след в вашей жизни?

Я задала этот вопрос - и внутренне напряглась от его банальности. Трудно выстроить беседу с коллегами-журналистами: от них ждешь чего-то эксцентричного и оригинального, а сама используешь набор штампов. Но мой уважаемый собеседник прекрасно подхватывает невидимый мяч. И рассказывает.

- О да, бывали такие события. Я себя помню с довольно раннего возраста, лет с трех-четырех. Помню открытый летний кинотеатр под Полтавой, там показывали фильм "Римские каникулы". И меня сразила, околдовала Одри Хепберн. Во время сеанса пошел сильный дождь, мой папа зашел за экран, чтобы не промокнуть, а я, как зачарованный, смотрел - и ничего не замечал вокруг, кроме того, что видел на экране. А потом я мечтал о Риме и об этой принцессе. И у меня была ее фотография. Прошли годы, - и я познакомился с сыном Одри Хепберн, и видел множество разных фильмов, и многое узнал про кино и про актеров, но самым прекрасным впечатлением остался тот фильм из детства…

Очень острым, драматичным впечатлением для меня навсегда стал день убийства Джона Кеннеди. Все картины этого дня, телевизионные кадры, образ поверженного президента, Жаклин в ее знаменитой шляпке, - и мое ощущение беспомощности и трепета…
Очень важным и ярким событием в моей жизни стал день, когда я увидел Майю Плисецкую на сцене. Всегда мечтал, очень хотел увидеть ее "Кармен-сюиту", но мне выпало оказаться на спектакле "Анна Каренина". И я пережил симфонию эмоций. Это было незабываемо! Позже я интервьюировал Майю Михайловну, общался с ней. Как это ни странно, как ни парадоксально, но сложности в общении чаще возникают не с истинно выдающимися мастерами, а с людьми обыкновенными, но много о себе воображающими. И чем грандиознее звезда, - тем она проще, доступнее¸ естественнее. Я в этом не раз убеждался.

Например, я познакомился и даже подружился с Франко Дзеффирелли. Перед нашей встречей я очень волновался, думал: как это будет, как он себя поведет?.. Впервые увидел его через стекло, - он разговаривал с собакой. Потом я вошел в дом на Виа Аппиа - и с первого мгновения у нас возник контакт, было легко и комфортно…

Так же получилось у меня и с японским императором моды, философом красоты Йоджи Ямамото. Человек, буквально излучавший изысканность, глубину эстетического понимания, тонкость вкуса, - он умел одарить всем этим собеседника, уважительно и интеллигентно участвуя в диалоге. Ведь для большого художника, для значительной индивидуальности совсем не важно, сколько перед ним людей; наполнен до отказа зал или общение происходит в тишине с единственным слушателем. Ален Делон говорил: если у тебя единственный зритель - то ты должен покорить его, очаровать, убедить… Это очень важно понимать и передавать. Транслировать. Мы в своем жанре, в интервью, говорим об интервьюируемых, а через них - и о себе.

Читайте также

- Кого из пишущих на русском языке сегодня вы можете выделить? О ком сказать, что это продолжение великих традиций в литературе?

- Есть несколько таких авторов, я ими восхищен, они по-настоящему меня заинтересовали. Например, Оксана Васякина. Ее романы "Степь", "Роза", "Рана" показались мне очень сильными. Это другая литература, другая Россия. Это пронзительная, обжигающая проза. Очень хороша, на мой взгляд, Полина Барскова. Она поэт и филолог, автор ярких и трагичных эссе. Она рассказывает о жизни в экстремальных обстоятельствах.

После нашей беседы я читаю книгу Оксаны Васякиной. И застываю в восхищении, и замираю от боли, от сходных эмоций: "Я знаю, что скоро построят стену, И ее строительство зависит только от меня, Я подхожу к каждой перегородке и втискиваю в трещинки записки. О том, что никто не хотел умирать за свободу, Никто не хотел быть не как все, Никто не хотел умирать".

Сергей Игоревич Николаевич ответил также на мои вопросы о современном кино, которое его впечатлило. Он рассказал о тех явлениях в современном кинематографе, которые его поразили, порадовали и удивили.

- Все фильмы Павла Павликовского. "Анатомия падения". "Бедные-несчастные", "Оппенгеймер"… Это шедевры, которые заставили меня пережить в кинозале давно забытые ощущения…

Сергей Николаевич посмотрел в Риге спектакль Римаса Туминаса "Анна Каренина". Гешеровский спектакль. И написал не просто статью, не рецензию в обычном смысле этого слова. Это был горячий всплеск души, обоснованный восторг требовательного критика и одновременно скорбь о великолепном мастере, который умел сочинять спектакли-фантазии, спектакли-саги. Туминас оставил нам в наследство печаль - и счастье постижения. Гармонию мысли.

Сергей Николаевич в Израиле уже бывал, но признается, что видел только Иерусалим. В этот приезд он собирается познакомиться с Тель-Авивом. Он уехал из России два года назад. Живет сейчас в Латвии, в Юрмале, в дивном районе, который называется Майори. Под окном моего собеседника - каштан. Его свечи словно несут свет в небеса. Море шумит совсем близко. Хочется мира, песен, красоты.

В Израиле, на встрече в театре "Гешер" Сергей Николаевич расскажет о невероятных парах - Алене Делоне и Роми Шнайдер и о Серже Генсбуре и Джейн Биркин. Представит свои книги. В том числе - совсем новую, она называется "Статус: свободен". О тех, кто начал новую страницу жизни вне России.

"Коллективный портрет новой творческой эмиграции". Мне кажется, это будет особенный вечер. С особой атмосферой. Собственно, никакая аннотация не сможет исчерпать суть и смысл этого соло Сергея Николаевича. Просто надо непременно этот вечер провести с ним вместе. Вы помните: "Гешер". 1 июля!

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке