Zahav.СалатZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+17+12

Салат

А
А

Сезон паломничества на Север

Цветущий лес, кусты, из которых выпархивают непуганые птицы. Вот оно – счастье. Прогулки хватает на добрых часа полтора, воздух пьянит без вина, и не понять ребят за горной грядой впереди строго на Север: если у вас такие же красивые деревья, ручьи и горы, то какого рожна вам еще нужно?!

shafan_2
Фото: travelhotels.co.il

В Старом Акко прикупил два восхитительно-стандартных, килограммовых, словно из кулинарной книги, локуса. Согласитесь, эффектное начало для отдыха и для статьи. Локус  - это звучит гордо, а группер или каменный окунь уже на градус ниже. Я двадцать лет мечтал его приготовить, и только цена, как вы понимаете, останавливала. Я своих пацанов (однова живем) сторговал по сто шекелей за кило, но были бугаи за 80 и за 70. У них, у локусов, чем больше размер, тем меньший интерес к ним проявляют повара. А уж четырехпудовые монстры и вовсе считаются несъедобными. Вот их и называйте групперами. Мне торговец Салим показал их нежнейшие жабры, потом мы долго с любовью заглядывали в их ясные светлые глаза. Овощами и душистой приправой для рыбы торговали напротив.

В мясной лавке напротив (Салим послал) Хасан долго изучал меня, переводя зоркий взгляд на подвешенные бараньи туши (может, меня на крюк примерял?), а после точным движением острого ножа хватанул килограммовый шмат мякоти и подбросил к нему вдогонку кусочек курдючного жира. Дальше ассистент в белом фартуке порезал мою красоту на шашлык, бросил в пакет, на глаз добавил специй из разных коробок и принялся его нежно мять, прежде чем отдать мне.

Какие, право, дураки те, кто испугался дождя и шторма и робко спрятал на выходные тело жирное в утесах дивана. Зимний, в брызгах и пене, Акко прекрасен, турист если и попадается, то мелкий и нешумный, и в четверг пополудни ты понимаешь, что впереди у тебя до субботы вечность.

Вот почему я поехал не по удобной 70-й дороге через Зихрон-Яков и Йокнеам до Шломи, а потратился на туннель под Хайфой (восхитительное сооружение), затем, вспоминая заунывные стихи Некрасова и картину Ярошенко "Всюду жизнь", тащился через Крайоты.

Мы строим суперсовременные туннели и великолепные развязки, экспортируем наши технологии дорожного строительства по всему миру, а этот слепой отросток кишки - дороги номер 4, сразу за Хайфой и до Акко, в язвах светофорах и рытвинах, задумчивых и одиноких дорожниках, будет ремонтироваться даже тогда, когда Израиль переплюнет Эмираты в возведении чудо-островов в море.

Сразу за Нагарией, когда щиты, зазывающие в Рош а-Никра, стали до неприличия навязчивы, мы повернули, наконец, на Северную дорогу номер 899 и утерли нос тем, кто считает, что за Шломи заканчиваются асфальт и цивилизация. Мы, во-первых, в Верхней, а, во-вторых, в Западной Галилее, начинающейся от Рош-а-Никра и тянущейся вдоль ливанской границы. До кибуца Эйлон – нашего пристанища, дольше писать, чем ехать, и, попав за его ворота, ты как будто захлопываешь доступ в заполошный мир, но еще какое-то время не можешь переключиться на другую скорость. Да и не нужно, этого делового настроя вполне достаточно, чтобы получить ключи, карты, буклеты и всю необходимую информацию в отеле "Eilon Travers Hotel" сети "Метайлим". Что еще можно сделать энергично и быстро? Затащить и разложить вещи, принять душ и оглядеться. А что, огромная спальня и гостиная-детская с двумя, а если выдвинуть, то тремя диванами, стол, холодильник, микрогаль, чайник, набор посуды и два телевизора, чтобы не ссориться. Перед входом - стол и шесть стульев, гамак и зеленая лужайка. Устраивает, умиротворяет? Тогда рекомендую выпить рюмочку с дороги, с устатку, и прикорнуть часок-другой под щебетание птиц и телевизора.

Что мы еще успели в этот день? Пройтись по кибуцу и обнаружить кафе и супермаркет, как и здешнюю фишку – очаровательный сад мозаичных скульптур вместе с галереей. Забавно, необычно, а главное – смешно. В округе есть еще корт, бассейн, недалече до конюшен, джипов, квадроциклов и других радостей жизни для любителей активного отдыха. Вот еще, пугать фауну и отравлять флору - нет, мы будем жить чужим рыболовством и овцеводством.

В первый же вечер, стоило только установить мангал, мы обзавелись хозяйством – беременной игривой кошкой Муркой (кто отец?!) и изрядно шуганным мелким песиком Тузиком. Они чинно расположились на почтительном расстоянии друг от друга, но стоило только поджечь угли, как ушастые утратили последнюю долю респектабельности.

- Где рыба, организмам братьев меньших фосфора не хватает!

Специи я смешал с оливковым маслом до состояния жидкой кашицы, сделал на спинках пару надрезов, щедро обмазал изнутри и снаружи, а в распоротые брюшки запихнул цедру лимона, веточки розмарина, недочищенные дольки чеснока, и всю эту красоту "зашил" деревянными шампурами.

Тузик подскуливал от удовольствия, а жена и Мурка счастливо урчали, каждый над своей мисочкой. Если осетрина – царская рыба, то локус, доложу я вам, - императорская.

Но плотный ужин, стыд-то какой, даром что локус рыбка легкая и диетическая, не отбил интереса к завтраку. В плетеной корзинке нам принесли горячие булочки и яйца, масло, салат с соусами, тхину, творог и коттедж, литровую коробку сока, джем и вафли. Тузик завтракал где-то у себя дома, а Мурка из вежливости лизнула свежайший творог. Судя по ошейнику и гладко-чистенькой шерстке, здоровая домашняя деревенская еда ее не радовала. Зажрались кибуцнички.

К утру распогодилось, и растрясти калории мы отправились к ручью Бецет, путь к которому начинается сразу за северными воротами поселения. Заблудиться трудно, "Керен каемет" обозначил белой и черной краской маршрут, назвать который живописным будет затертым штампом. Цветущий лес, кусты, из которых выпархивают непуганые птицы, тишина, покой, журчание ручейка и ни одной живой души в округе. Вот оно – счастье. Прогулки хватает на добрых часа полтора, воздух пьянит без вина, и не понять ребят за горной грядой впереди строго на Север: если у вас такие же красивые деревья, ручьи и горы, то какого рожна вам еще нужно?!

Galile-Eilon_1

 

Мне после такой прогулки - только чашечку крепкого "эспрессо" в местном кафе. Передохнули, по коням. В паре километров от Эйлона находится въезд в парк Горен. Ленивые могут проехать по парку до самого конца – смотровой площадки и вида на живописные развалины замка Монфор, с которого и начался Тевтонский орден. Так что отдохните пока с Ледовым побоищем. Пока мы захлебывались от восторга и восхищались немногими неленивыми, рискнувшими спуститься к замку, незаметно подкралась группка израильских школьников с гидом:

- Кто знает, кто такие крестоносцы?

Горное эхо повторило вопрос. Простите нас, Саладдин, Ричард Львиное сердце и султан Бейбарс за это поколение next. Такое горе можно только залить горьким пивом, благо нас снабдили целым списком кафе и ресторанов в округе, где постояльцам "Eilon Travers Hotel" положены скидки.

Вечер встретил роскошным дождем, а что может быть приятней, чем слушать шум дождя в теплом доме, периодически выскакивая к мангалу за порогом: "Налей-ка рюмку, Роза, я с мороза…".
 
- При такой цене на парную баранину, - строго сказал я Мурке, - твои котята должны стать чемпионами всех кошачьих выставок.

Мы еще наивно полагали, что не просто ужинаем, а наполняем Кинерет, но утром разочаровались, узнав, что все здешние ручьи питают Средиземное море.

Мы еще много чего интересного узнали, отправившись на бесплатную (!) экскурсию в парк Адмит и окрестные места. Вот вам еще одно преимущество отдыха в сети "Метайлим". Это поездка на своих машинах с профессиональным экскурсоводом Офиром Захаром по серпантину метров на 400 в горы, где с высоты орлиного полета (орлов навалом) видно и море, и Нагарию, и Акко, и Хайфу, и практически всю Западную Галилею с еврейскими и арабскими поселениями.

У ручья Намир нам поведали душераздирающую историю. В 1965 году последний леопард Галилеи напал на пастуха-бедуина, охранявшего своих овец. Леопард был стар, со стертыми клыками и отчаянным желанием утолить голод, потому и напал на человека. Пастуху тоже было к семидесяти, поэтому это был равный и честный бой. Пастух потерял три пальца, но успел достать нож, а леопард, соответственно, жизнь потерял. Истекающего кровью бедуина нашли пограничники (их привлек его крик), леопард отправился в Тель-Авивский университет, а героя-бедуина стали в округе уважительно звать Абу Намир. Судя по фото, которое продемонстрировал наш гид, леопард был крупным, не то что эта мелочь в Негеве, как и все на Юге.

Пещера Кешет тоже овеяна мусульманской легендой. Там жили жуткие разбойники, но к одному, не совсем конченному, по ночам являлся Аллах и взывал к его совести. Не желающего жить по понятиям уже хотели поставить на правилово и сбросить со скалы, но свод пещеры ночью обвалился. Жуткая история, в общем, все умерли, и только завязавший уцелел. Из пещеры торчали уши дикой козы, что безумно возмущало прогуливающихся с туристами собак.

Mearat-Keshet
Пещера Кешет

 

У "Керен каемет" свои традиции, включая посадку хвойных деревьев, которые плохо и недолго растут, зато хорошо горят. Очевидно, отцов-основателей мучила ностальгия по литовским лесам и польским рощам. Ливанские кедры у нас тоже не шибко стремятся вверх, им снега не хватает, но ККЛ не сдается.

А еще сразу за ограждением "Керен каемет", где уже царство дикой природы охраняет "Шмурат а-Тева", мы встретили греющегося на камешке шафана. Танахическое животное, о нем еще царь Соломон вспоминает. История его мутная, к еде не рекомендован, некошерный-де. Жует жвачку, не жует – сегодня спорный вопрос, но шафан своим статусом доволен. Парню еще Мартин Лютер при переводе на немецкий подгадил, определил то ли в зайцы, то ли в кролики, а на самом деле родственники шафана, не поверите, - слоны. А на вид заяц - зайцем, только короткоухий.

shafan_1
Тот самый шафан

 

Четыре часа мы, спасибо Орену, кружили по этим фантастическим местам, подъезжали вплотную к ливанской границе, наблюдали цветение лавровых деревьев, розмарина и диких орхидей, а еще убедились, что Иуда из Крайот, не выдержав пробок, повесился на осине, а на дереве которое зовут "корона рощи" (клиль а-хореш) с розовыми от его крови цветами.

Автор: Леонид Луцкий

Фото: Игорь Воронин

Источник: Глобус

Метки:

Читайте также