Zahav.СалатZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+31+25

Салат

А
А

Когда мир охватила "попугайная лихорадка"

Страх перед пандемией быстро принял глобальный масштаб. Были зафиксированы вспышки в Италии, Франции, Дании, Алжире и Египте, а также в Гонолулу.

20.07.2020
Источник: InoPressa
Фото: ShutterStock

"Появление загадочного заболевания легких привело в конце 1929 года к панике в США. Беспокойство по поводу "попугайной лихорадки" подогревалось и со стороны СМИ", - пишет немецкий журнал Der Spiegel.

"Рождественский подарок больше не двигался. Он замертво упал с жердочки в клетке и протянул вверх лапки. За десять дней до Рождества Саймон Мартин, работавший в торговой палате Аннаполиса, в Мэриленде, купил попугая в зоомагазине в Балтиморе - в качестве сюрприза для своей жены", - повествует журналист Арне Мольфентер.

"Но уже в Сочельник у попугая отекли глаза, а его перья выглядели такими общипанными, будто он попал в ураган. Спустя некоторое время загадочные симптомы возникли у жены Мартина Лилиан, дочери Эдит и сына Ли".

"Сначала у них были лишь признаки гриппа. Но в последующие дни их состояние начало резко меняться. Они без сил лежали в постели, время от времени издавая стоны. Врач, доктор Уиллис П.Мартин, выявил наряду с приступами лихорадки еще один тревожный симптом: глубокий кашель с хрипами. Сначала доктор Мартин предположил, что это воспаление легких, возможно, в сочетании с тифом", - пишет издание.

Доктор связался с Джорджем У. Маккоем из гигиенической лаборатории в Вашингтоне. Он был удивлен. Попугайная лихорадка? Известного лекарства от нее не было.

"Затем события развивались быстро: мэр Балтимора поставил в известность губернатора. В следующие 48 часов на место прибыли эпидемиологи управления здравоохранения Балтимора, ведомства по здравоохранению Мэриленда, ВМФ США, американской армии, а также из гигиенической лаборатории в Вашингтоне. Кто-то проинформировал прессу, и началась истерия".

"8 января 1930 газета The Washington Post написала о "медицинской загадке" под заголовком: "Болезнь попугаев удивляет экспертов". Радио и газеты быстро распространили по всей стране новость о грозящей пандемии. Еще в 1929 году произошел сильный рост заболеваемости гриппом и воспалением легких. Люди опасались, что после окончания испанского гриппа в 1918 году может начаться новая волна. "Болезнь очень заразна!", - предостерегала The Washington Post. Издание The New York Times писало: "Многие считают, что в семействе попугаев кроется нечто дьявольское".

"Страх неуклонно рос. Адмирал ВМФ США приказал морякам, державшим попугаев в качестве домашних животных, выбросить животных в море вместе с клетками. Некоторые ведомства по здравоохранению советовали владельцам попугаев свернуть им шею. По Нью-Йорку, по наблюдениям гуляющих, летало все больше выброшенных на улицу птиц. Каждый чих привлекал внимание, и, казалось, США приближались к новой панике, подогреваемой СМИ, которые писали о попугайной пандемии".

"15 января The New York Times сообщило о 50 случаях в стране, 11 из которых были зафиксированы в Нью-Йорке, и 7 умерших. Примечательно, что заболевали те, кто непосредственно контактировал с птицами. При этом болезнь поражала в основном пожилых женщин, среди которых было много вдов", - отмечает издание.

"Объяснение этому было найдено быстро: многие незамужние женщины заводили себе птиц из одиночества. И заражались, целуя их в клюв. Наряду с сухим птичьим пометом это был идеальный путь передачи болезни".

"Болезнь вовсе не была новой. Впервые в конце XIX века ее описал швейцарский врач Якоб Риттер. И было известно, что попугайная болезнь (орнитоз) поражает попугаев, голубей, канареек, а также волнистых попугайчиков. Сегодня болезнь, переносчиками бактерии которой могут быть более 450 видов птиц, успешно лечат антибиотиками, но в 1930 году лекарства не было и почти пятая часть заболевших умирала", - говорится в статье.

"Страх перед пандемией быстро принял глобальный масштаб. В январе 1930 года были зафиксированы вспышки заболевания в Италии, Франции, Дании, Алжире и Египте, а также в Гонолулу".

"В США 24 января 1930 года президент Герберт Гувер распорядился о прекращении импорта попугаев. Число заражений стало уменьшаться. Но теперь жертвами болезни становились те, кто хотел помочь: заболели семь сотрудников гигиенической лаборатории - орнитозом, очевидно, было заражено все здание".

"Директор лаборатории Джордж Маккой видел лишь один выход. 15 марта он эвакуировал лабораторию. С помощью хлороформа он усыпил всех птиц, мышей, голубей, морских свинок, крыс и обезьян, использовавшихся в экспериментах, и сжег их. После того, как все окна были плотно закрыты, около 14 часов он направил дезинфекционную группу, которая обработала здание синильной кислотой. Согласно легенде, даже воробьи, пролетавшие в 15 метрах над зданием, застывали в воздухе и падали на землю".

Вспышка попугайной болезни была остановлена, и вскоре прекратилась и истерия. 167 случаев заболевания было зафиксировано в США в период с ноября 1929 по май 1930 года, погибло в общей сложности 33 человека.

"26 мая 1930 года Конгресс США принял важное решение: старая гигиеническая лаборатория стала новым, более оснащенным институтом, получившим больше денег и новое имя: национальный институт здоровья. Позднее он стал крупнейшим в мире учреждением по поддержке исследований с ежегодным бюджетом почти 40 млрд долларов", - пишет Der Spiegel.

Читайте также