Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+26+17

Салат

А
А

"Мы летели в Токио не за медалями"

"…они приехали на Олимпиаду, зная, что выиграют "золото" и "серебро". А я приехала не за медалями… Но девочки даже не подняли на меня взгляд. И тренер их не пожелала мне удачи..."

Шери Маковер-Беликов
18.09.2021
Источник:Новости недели
Линой Ашрам и Николь Зеликман. Фото: Getty Images / Laurence Griffiths

Прошло больше месяца с тех пор, как Линой Ашрам и Николь Зеликман вернулись со ставших для нас историческими Олимпийских игр, но жизнь девушек еще не вошла в обычное русло. Невероятное достижение нарушило их безмятежные будни, вознеся в категорию знаменитостей

До соревнований в Токио Линой могла спокойно, ну, почти спокойно гулять по торговому центру, не говоря уже о Николь.

- Если уж кого узнавали, то всегда Линой, - улыбается она. - Люди заговаривали с ней, а я отходила в сторону. Но после нашего возвращения мир перевернулся. Впервые люди стали узнавать и меня, подходят, говорят комплименты. Мне даже неловко... Но это, конечно, приятно.

- Я уже даже не могу пройти по улице, - признается Линой. - Везде меня узнают, спрашивают разрешения сфотографировать или сфотографироваться вместе, а порой и вовсе снимают без разрешения, загружая фото на сайты сплетен. Я как-то сходила со своим другом в ресторан, а потом внезапно увидела нас в чьем-то посте.

- Это тебя беспокоит?

- Если подходят и спрашивают, то нет. Наоборот. Я с радостью отвечаю, потому что это люди, которые поддерживали нас, сидели ночью перед телевизором, чтобы посмотреть наше выступление. Но когда дело доходит до социальных сетей, немного сложно.

Получили, наконец, возможность вздохнуть полной грудью и тренеры, обеспечившие успех Ашрам и Зеликман.

- Пять лет я не могла спокойно спать, - говорит тренер Линой Ашрам Айелет Зусман. - Моя голова постоянно была занята вопросами, что делать, как, чем заполнить очередную тренировку, какую музыку выбрать. И вдруг - покой! Внезапно я ощутила себя расслабленной. И счастливой.

- До соревнований мы работали, как проклятые, не оставалось сил ни на что другое, - улыбается Элла Самофалова. - Теперь время отдыхать, радоваться вместе со всеми, кто хочет прикоснуться к успехам девочек. Педагоги, учившие их в первом классе, воспитатель детского сада, семейный врач, инструктор в армии... Все приходят, чтобы выразить восторг. Когда Николь вернулась на армейскую базу, солдаты окружили ее, аплодируя, и вручили подарок. Ну, прямо генерал, получивший "звезду"!

Обе девушки выбрали художественную гимнастику по призванию. Но если Линой родилась в семье коренных израильтян, не имеющих отношение к спорту, то Николь - в семье спортсменов-репатриантов из России. Она знакома с художественной гимнастикой с рождения: ее мама, тренер Лена Зеликман, брала дочь на тренировки, когда та была еще совсем крошкой. Немного подросши, Николь стала внимательно следить за тренировками Неты Ривкин, которая занималась в том же зале и уже участвовала в трех Олимпиадах. Николь очень хотела быть похожей на нее, и ее собственный взлет был стремительным: в 11 лет она выиграла молодежный чемпионат Израиля. После ухода Неты из большого спорта Николь начала тренироваться вместе с Линой Ашрам, которая уже тогда показывала высокие результаты. Глядя на достижения подруги, Николь мечтала, что однажды взлетит и сама. Этот день наступил 7 августа 2021 года в Токио.

- Я тренировалась дольше, чем Линой, но она на два года старше меня, и если мой первый чемпионат мира был в 2018 году, то у Линой - уже в 2015-м. С точки зрения опыта это очень много.

Как известно, 22-летняя Линой Ашрам завоевала в Токио золотую олимпийскую медаль, 20-летняя Николь Зеликман заняла седьмое место в сложном личном многоборье. Хотя в спорте девушки соперницы, в жизни они близкие подруги, помогающие и направляющие друг друга. Удивительно, насколько чуткие отношения сложились между ними. Возможно, они переняли их у своих тренеров: Айелет и Элла работают вместе с тех пор, как их подопечные начали профессиональную карьеру, и тоже дружат в работе и вне нее.

- Линой подбадривала меня, когда мне было тяжело, - говорит Николь. - Мы знаем друг друга так хорошо, что нам достаточно даже взгляда. И знаем, когда нужно помочь друг другу обрести душевное спокойствие.

- Конкуренция пошла нам только на пользу, - рассказывает Линой. - Когда я начала подниматься на уровень выше Николь, это воодушевило меня, вызвало стремление удержать разрыв. И никто меня так не подталкивал, как Николь. Мне нужно бросить вызов, поставить трудную цель, которую необходимо достичь. Я не родилась с гибким телом и не думала заняться спортом. В детстве крутила обруч с подружками у дома, и однажды тренер, которая меня видела, сказала родителям, что мне стоит начать заниматься по-настоящему. Помню, когда я впервые вошла в зал и увидела, какие гибкие тела у старших девочек, и мне тоже захотелось стать такой. Но я не представляла, как много нужно трудиться, чтобы достичь такого уровня. Дома смотрела фильмы о художественной гимнастике, поднимала ногу на буфет и растягивалась, насколько возможно. Была ужасная боль, но она того стоила, потому что в конце концов я смогла сесть на шпагат.

- И научилась говорить по-русски?

- Мама сказала: у тебя есть возможность выучить еще один язык, потому что тренеры, хотя и знают иврит, большинство указаний дают на русском. В моей группе я была единственной коренной израильтянкой, остальные - "русские", так что было, у кого учиться.

- Линой всегда нужно знать, что происходит вокруг нее, - поясняет Айелет Зусман. - Она должна понимать, что говорят, и если бы тренером был японец, она бы выучила японский. Такой уж у нее характер: все, что ее беспокоит, что мешает, она устраняет.

Пока друзья и подруги учились, служили в армии, весело проводили время, Линой и Николь посвятили себя изнурительным тренировкам, продолжающимся порой по 12 часов в сутки.

- Художественная гимнастика - жесткий вид спорта, - говорит Николь. - Мы стремимся объединить в совершенной форме тело и разум ради шести минут соревнований. Многие не понимают, насколько это сложно. Как-то на базе я сказала тренирующимся футболистам, что моя тренировка начинается в восемь утра и заканчивается в четыре пополудни, а в четыре с четвертью начинается следующая. Они были невероятно удивлены. Кроме того, расходы художественных гимнасток очень велики: каждый мяч стоит около 400 шекелей, да и форма дорогущая, какое-то время ее заказывали для меня специально из России, а я еще росла. До того, как я попала в сборную, все это оплачивали родители. Но в последние годы у меня есть спонсоры, которые финансируют большую часть расходов. Психологические трудности тоже значительны. Вы падаете в одну секунду, но на то чтобы прийти в себя и вернуться к выступлению, уходит, кажется, вечность. Мой брат всегда говорит мне, что тело забывает быстро, а голова помнит долго.

- Первые три часа - это просто разминка, а сама тренировка состоит из растяжек, прыжков, укрепляющих элементов, из координации, фитнеса, работы с инструментами, музыкальных упражнений, - вторит подруге Линой.

- Остается ли время для развлечений?

- В основном, в отпуск, - говорит Николь. - Тогда мы ходим в торговый центр, на море или в кино, но гораздо реже, чем девушки нашего возраста.

- А питание? Строго придерживаетесь диеты?

- Мы питаемся правильно, но не отказываемся полностью от сладкого и не морим себя голодом. Только во время соревнований переходим на жесткую диету. Перед Олимпиадой я не позволяла себе съесть гамбургер или пирожное, но могла побаловать себя хорошим горьким шоколадом, орехами, финиками. Нам требуется высокая выносливость. И нужен кто-то, кто поможет раскрыть наши резервы. Мы не можем сделать это в одиночку. Без жестких и требовательных тренеров ни один спортсмен не добьется высоких результатов и успеха.

- Это верно, - уточняет Элла. - Николь может сказать мне: "У меня нет больше сил". А я отвечаю: не расслабляйся, соберись и сделай это и то. И Николь встает и делает.

- Повлияла ли "корона" на подготовку к Олимпиаде?

- Отсрочка Олимпиады была для нас ужасной, - вспоминает Линой. - Когда нам сообщили, что она переносится на целый год, мы были в шоке. Однако сделали все, что в наших силах, и не прерывали тренировок. Были и усталость, и стресс, но в целом мы не унывали. Когда заканчивались занятия, несмотря на усталость, пели, смеялись.

- А во время изоляции?

- Олимпийский комитет Израиля, Ассоциация гимнастики, Институт им. Вингейта и наши клубы "Апоэль Ришон ле-Цион" и "Маккаби Тель-Авив" поддерживали нас, платили зарплату даже во время изоляции, - говорит Айелет. - А дни, предшествующие соревнованиям, были посвящены укреплению физических сил и душевного равновесия. Лечащий врач Люба Глицки и физиотерапевт Натали Бартлер постоянно наблюдали за подопечными. В дни последних тренировок, уже в Токио, я чувствовала, что Линой немного не уверена в себе, плохо ест, с трудом засыпает. Я понимала, что напряжение может сокрушить ее, поэтому просто разговаривала с ней без остановки. Вселяла уверенность в то, насколько она сильна, насколько впечатляющие и точные упражнения она выполняет, насколько хороша и готова к соревнованиям. Я попросила ее друга звонить ей из Израиля каждое утро в семь тридцать по токийскому времени, чтобы она могла начать день с улыбки. Линой уже имела до Токио десятки медалей, и испортить ее карьеру за одно соревнование невозможно. Это правда, что выдающийся спортсмен должен уметь противостоять сильнейшему напряжению на Олимпийских играх, но я не хотела, чтобы это привело Линой к стрессу.

- Однажды ночью я не могла заснуть, - вступает в разговор Линой. - В шесть утра позвонила Айелет, и мы просто сидели и обсуждали, что люди подумают обо мне, если я проиграю. Айелет сказала: "Я знаю, что ты сделаешь все возможное, поэтому мне безразлично, каков будет конечный результат. Самое главное, чтобы вам, девочкам, нравилась дорога, которую вы выбрали, и что бы вы ни делали, я люблю вас и буду гордиться вами". Когда я начала выполнять первое упражнение, слова Айелет всплыли у меня в голове, и я пробормотала себе под нос: "Ты можешь, сделай это!" Обычно я не разговариваю сама с собой во время выполнения упражнения, только перед выходом на арену шепчу про себя: "Шма, Исраэль!" Но первое упражнение мне не удалось. Выход сбил меня с толку. Мне не объяснили, откуда выходить, и я не знала, что должна выйти посередине, а не по диагонали. А диктор объявлял так тихо, что я не услышала свое имя. К счастью, посмотрела на судью, и та жестом попросила меня выйти на арену. Это сказалось на результате. Однако потом я взяла себя в руки и сказала себе: "Тебе просто нужно забыть об этом и идти дальше".

- Когда ты поняла, что, возможно, находишься на пути к "золоту"?

- Я не думала, что у меня будет "золото". Но после второго упражнения в финале, увидев, что заняла первое место, поняла, что уже взошла на пьедестал. Просто еще не знала, на какую ступень. Обе российские спортсменки были превосходны, и я сказала себе: "Просто выкладывайся по максимуму, и есть возможность сделать сложный элемент". Я поняла, что это может быть шансом на серебряную медаль. "Золота" не было даже в мыслях. А потом я сидела перед электронным табло, обнимая Айелет и с трудом сдерживая внутреннюю бурю. Напряжение было невыносимым. И вдруг строчка с моим именем пошла вверх. Сначала я даже не заметила этого, потому что разница была очень маленькой, но вдруг Айелет набросилась на меня, обняла, и мы обе заплакали. Этот момент я запомню на всю жизнь. Каждый раз, когда вижу сейчас это на видео, я снова плачу.

- Затмила ли твою радость попытка россиян оспорить твое столь впечатляющее достижение?

- Мы много тренировались с ними в прошлом, у нас сложились хорошие отношения. Мне приходилось несколько раз стоять с ними на пьедестале почета на предыдущих соревнованиях, и мы всегда желали друг другу удачи, обнимались. А в Токио за день до соревнований мы даже обменялись значками.

- Так что же произошло?

- Я почти уверена в том, что они приехали на Олимпиаду, зная, что выиграют "золото" и "серебро". А я приехала не за медалями, а для того, чтобы сделать все, что в моих силах. Но когда вы заранее уверены в том, что выиграете, а победа ускользнула, вы очень разочарованы. Когда они раньше получали золотую медаль, я приходила к ним, говорила, какие они молодцы. И вдруг все перевернулось. Помню, что когда меня объявили первой, я подумала, подойти к ним или нет? Решила пойти, попыталась обнять их, попрощаться, потому что ведь даже серебряная олимпийская медаль - это потрясающе! Десятки тысяч лучших спортсменов со всего мира в Олимпийской деревне, а медалист - ты! И цвет медали уже не имеет значения. Но девочки смотрели в пол, даже не подняли на меня взгляд. И тренер их не пожелала мне удачи. Я старалась вести себя по-спортивному, хотя могла и ответить на оскорбление. Но поняла, что девушек просто используют в других, далеких от спорта целях. К сожалению, в спорте глаза обращены только на медалистов, и это грустно, потому что в мире так много прекрасных спортсменов, которые упорно и тяжело работают, чтобы добраться до финала, до участия в Олимпиаде или в чемпионатах, но о них не вспоминают, и они не получают стипендий и спонсоров.

- Я рада тому, что занимаюсь спортом, - говорит Николь, - и рада, что выполняю упражнения по максимуму, каким бы ни был результат. Я не придаю значения этим вещам. Но я довольна, конечно, своими достижениями и признанием нашего статуса как олимпийских финалисток среди миллиардов людей в мире. Я счастлива, что мы обе вошли в историю.

Источник: Маарив

Перевод: Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке