Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+22+17

Салат

А
А

"Случайные признаки крови"

Илана Рада не пропускает ни одного заседания суда. Ее главное желание - найти и наказать истинного убийцу.

25.11.2021
Источник:Новости недели
Фото: Галина Маламант

15 лет назад, после самых первых слушаний в суде, она полагала, что в гибели ее дочери виновен Задоров. Но дальнейший ход слушаний убедил ее, что обвиняют невиновного, о чем она неоднократно заявляла в интервью. Трагедия, увы, заставила мать пройти практический курс уголовных преступлений.

Говорят, как по писанному

Напомним, что повторный судебный процесс по делу Романа Задорова, ранее приговоренного к пожизненному заключению за убийство школьницы Таир Рады в 2006 году, проходит в окружном суде Нацрат-Илита.

15 лет прошло! Разве могут через столько времени помнить подробности люди, которые выступали в суде свидетелями?! Этот вопрос, который задавался постоянно во всех СМИ, когда было объявлено о повторном слушании, нельзя назвать риторическим, потому что на него есть ответ, даже много ответов - как минимум, по одному на каждого свидетеля. Уместнее привести фразеологический оборот "Говорят, как по писанному". Или так: повторяют свои показания один к одному.

Наизусть, словно читал стихи, давал показания Йорам Азулай, главный следователь, который вел дело. Сейчас он уже на пенсии. Но помнит все до мелочей и не раз повторял фразу, которая является одним из основных пунктов обвинения - то, которое было изначально и которое вновь выдвинуто против Задорова: "Он знал такие детали, которые мог знать только преступник" (к этому пункту мы еще возвратимся).

10 ноября прежние показания повторил "Артур" - подсадная утка.

Комментирует Илана Рада:

"В каком мире мы живем, когда свидетелей обвинения до их повторных показаний приглашают на предварительную встречу в государственную прокуратуру - я лично знаю одного свидетеля, которого пригласили на такую встречу, - и с какой именно целью? Ответы свидетелей показывают, что кто-то много работал, чтобы их подготовить, и ответы соответствовали ожиданиям обвинения. Чем больше группа обвинения продолжает инструктировать свидетелей, тем более очевидными становятся их неловкие старания. Так случилось с показаниями Ицхака Менаше".

Один из завхозов школы, Ицхак Менаше, который не давал показания на первом процессе, 7 ноября рассказал в суде, что сотрудники ЗАКА (религиозная общественная организация, которая занимается транспортировкой погибших) вынесли тело Таир из туалета в полиэтиленовом мешке и положили его на скамейку у входа в кабинеты администрации школы. На место для опознания был вызван Шмуэль Рада, отец Таир. Когда он пришел, мешок открыли. Завхоз также сообщил о пятнах крови, обнаруженных на скамейке и рядом с ней после того, как мешок с телом Таир погрузили в амбуланс. В ходе перекрестного допроса Менаше не подтвердил, что видел кровь, стекавшую с тела убитой. Но подчеркнул, что на месте остались лужицы крови - она могла вылиться, когда мешок открыли.

На вопрос адвоката, представляющего интересы Задорова Ярома Халеви, почему он раньше не рассказывал о следах крови, Менаше ответил, что его не вызывали в суд для дачи свидетельских показаний.

Комментирует Илана Рада:

"Ицхак Менаше "вспомнил" инцидент, который на самом деле не имел места. В здание школы, чтобы опознать Таир, Шмуэля не вызвали. И тело не несли по коридорам, а положили на носилки "скорой помощи" и вывезли наружу, где уже и произошло опознание".

17 ноября впервые дал показания доктор Эран Герцог - дежурный врач "Маген Давид Адом", написавший заключение о смерти девочки: на первом процессе его не вызывали в качестве свидетеля. Согласно показаниям Герцога, кровь вытекала из тела Таир еще на протяжении многих часов после убийства. Аналогичные показания дал и парамедик организации ЗАКА Эяль Бен-Моше.

Тот, кто следит за делом Задорова, знает, что один из главных доводов в пользу пересмотра дела - кровь лилась лишь в момент убийства и сразу после убийства. Но через много часов, когда тело было обнаружено, кровь должна была свернуться. Так что заявления Герцога и Бен-Моше ставит аргументы защиты под сомнение. Согласно утверждению защиты, след обуви, не совпадающий с размером ноги Задорова, мог оставить только убийца.

Остается только удивляться, что такие важные свидетели и их показания оставались без внимания во время следствия и первого слушания.

Без внимания оставался и тот факт, что на следующий день после убийства Задоров с женой Ольгой заезжали в школу, чтобы забрать рабочие вещи Романа. Вход в школу был закрыт, и супруги обратились с этой просьбой к полицейским. Но никто из них не удосужился зафиксировать этот важный факт.

"Впоследствии мы узнали о том, что без внимания были оставлены очень многие детали, - рассказала Ольга в суде 31 октября. - Вещи остались в подсобке, пролежали там два дня, их никто не проверял. Если бы следователи заинтересовались оставленными вещами, все могло бы сложиться иначе".

Обувь свидетеля Йоава Хадара, который участвовал в поисках и обнаружил Таир Раду, поначалу затребовали на экспертизу. Как он рассказал в суде 7 ноября, через некоторое время после убийства ему позвонили из полиции и попросили принести обувь, чтобы сравнить со следом, найденным в туалетной кабинке. Хадар ответил, что принесет после работы, однако, когда он пришел в участок, там не было никого, кто мог принять у него ботинки. Больше никто к нему с этим не обращался.

Свидетель Цви Хотер рассказал в суде 3 ноября, что он и еще три человека (в их числе Шмуэль Рада) принимали участие в поисках Таир на территории школы. Они разделились на две пары. Цви Хотер и Йоав Хадар (которые в итоге обнаружили тело) решили обследовать школьный корпус. В женском туалете одна кабинка была заперта. Через щель под дверью они заметили кровь. Цви взобрался на перегородку и увидел жертву преступления. Цви и Йоав вызвали "скорую", полицию и завхоза школы, чтобы он открыл дверь кабинки.

Выступавший далее в суде завхоз школы Коби Сомбрано рассказал, что попытался открыть дверь, но у него это не получилось. Водитель амбуланса Цви Наво также рассказал в суде про запертую дверь и о том, что в туалете на тот момент никого не было.

Комментирует адвокат Яром Халеви:

"Цви Хотер, Йоав Хадар, Коби Сомбрано, Цви Наво - все без исключения свидетельствовали о том, что не входили в кабинку туалета, а Хотер даже показал, что охранял вход. А когда дверь открыли с помощью плоскогубцев, уже ни у кого не было причины перелезать из одной кабинки в другую через перегородку. По свидетельству доктора Эрана Херцога, когда он прибыл на место, ему не разрешили войти, потому что группа судебно-медицинских экспертов еще не прибыла. Обнаруженные следы не принадлежат Задорову, следовательно, они принадлежат убийце".

"Он знал такие детали, которые мог знать только преступник"

Возвратимся к обещанному выше пункту обвинения.

21 ноября в окружном суде давал показания Реувен Джанах, который на момент трагедии был работодателем Задорова.

15 лет назад, на первом процессе по делу об убийстве Таир Рады Джанах, выступавший на суде в качестве свидетеля, показал, что услышал о происшествии от самого Задорова - тот сказал ему, что в школьном туалете какая-то девочка потеряла сознание. Для Задорова эти показания оказались роковыми: его арестовали в связи "преступной осведомленностью". На самом деле это Джанах позвонил Задорову и велел назавтра не выходить на работу, так как, по его словам, "в школьном туалете какая-то девочка потеряла сознание".

Кацрин - город маленький. Каждый первый здесь знаком с каждым вторым, а каждый третий дружит с каждым четвертым. Семьи Джанах и Рада дружили. И когда жена Реувена Джанаха узнала, что пропала Таир, она отправилась к друзьям, чтобы морально поддержать их. Разумеется, она стала одной из первых, кто в Кацрине узнал трагическую весть (и о которой достаточно подробно трубили уже на следующий день СМИ), о чем и сообщила по телефону мужу. То, что жена Джанаха побывала в ее доме, подтвердила в суде Илана Рада.

На сей раз Джанах несколько раз менял показания. Под натиском вопросов адвоката Ярома Халеви он сказал: о том, что в школьном туалете потеряла сознание девочка, сообщила ему жена. После дополнительных вопросов Джанах признался, что жена сказала ему:

"В туалете убили девочку".

Джанах утверждает: сказанные им на предыдущем процессе слова о том, что ему сообщил о несчастном случае Задоров, "вложил ему в уста следователь".

"Если бы Верховному суду были заранее известны показания, прозвучавшие в ходе повторного процесса по делу Романа Задорова, то этот процесс мог и не состояться", - такое мнение высказал вечером 21 ноября заместитель председателя окружного суда в Нацерете Ашер Кола, возглавляющий судейскую коллегию. Эти слова никому не напоминают заведомый вердикт?

Комментирует Илана Рада:

"Верховный суд назначил повторное судебное разбирательство, в основном, из-за трех кровавых отпечатков обуви, оставленных при переходе из второй кабинки туалета в третью. И - о чудо! - на недавних слушаниях группа обвинения превратила эти отпечатки обуви в "случайные признаки "крови". Неужели обвинение и полиция убеждены, что общественность настолько глупа и невежественна?"

* * *

23 ноября в окружном суде Нацерета, где проходит повторный процесс над Романом Задоровым, давал показания майор полиции Шмуэль Пьямента, отвечавший за работу криминалистов передвижной лаборатории на месте убийства Таир Рады. Он рассказывал о пятне крови, обнаруженном в верхней части перегородки кабинки, в которой было найдено тело девочки. В то время как защита Задорова утверждает, что это пятно могло быть отпечатком обуви настоящего убийцы, свидетель заявил, что оно было похоже на отпечаток руки.

На месте преступления были найдены три пятна крови, которые, как считалось до сих пор, являлись отпечатками обуви, но не той, которую носил Роман Задоров, и не той, в которой были люди, побывавшие на месте преступления после обнаружения тела. На этом основании защита Задорова утверждала, что отпечатки принадлежат тому, кто убил девочку. Если Пьямента и криминалисты полиции не ошиблись, то отпечаток руки на перегородке мог быть оставлен преступником, когда он покидал кабинку, и этот путь соответствует тому, которым Роман Задоров якобы покинул туалетную кабинку во время следственного эксперимента.

Адвокат Задорова Яром Халеви выразил недоумение по поводу того, что свидетель до сегодняшнего дня молчал об этом.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке