Zahav.СалатZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+27+18
Иерусалим
+26+18

Салат

А
А

"Давай!", или Три клоуна в непредсказуемом мире

В качающемся мире душа клоуна, - цветная, легкая, как бабочка или облако, - свободна. Ее не поймать сетями цензуры, у нее не отнять сияние и гипнотическую прелесть.

07.02.2023
Фото: Under Construction

Трио, или скорее партия клоунов, взявшая себе ироничное и горделиво-дружеское наименование "Давай", или можно "Davai", выходит на сцену со своей вестью. Клоуны не используют слова. Они умеют все важное высказать невербально. Мимикой. Телом. Символически, по-детски многозначно. По-сократовски мудро.

Федор Макаров, Леша Гавриэлов и Виталий Азарин вместе придумали, построили свой остров-дом. Этот дом, театр, эта чудесная данность повезет по нашей стране свой спектакль "Under Construction". Историю, в которой трое клоунов поначалу просто решили выпить чаю.

Вначале был Федя Макаров - клоун, режиссер, педагог, писатель, переводчик, представитель талантливой и творческой семьи. Если я буду рассказывать о его бабушке, прекрасной, неповторимой поэтессе Инне Лиснянской, о маме, писательнице, педагоге и многосторонней личности, Елене Макаровой, о папе, Сергее Макарове, о муже Инны Лиснянской Семене Липкине, человеке огромного литературного дара и совести, обаяния, глубины, - то получится книга. А я пока хочу привлечь внимание к турне, к спектаклю "Under Construction". И вообще к тройке клоунов, которые ищут свое место под солнцем¸ дождем и луной. В этом мире, который так странно и жестко испытывает нас на прочность… И поэтому я беседую с замечательным представителем уникального коллектива.

Федор Макаров, как всегда скромный и афористичный, с достоинством и чувством своей миссии отвечает на простые вопросы. А я слушаю - и вспоминаю его прежние работы. Фантастические, разнообразные, искрящиеся. Даже печаль в его спектаклях всегда светла и наполняет зрителей жизненной силой.

- Как и почему возникло ваше творческое содружество, ваш клоунский триумвират?

- Мы вместе с 2015 года. Все получилось случайно. Тогда мы, я и Леша Гавриэлов, познакомились с Виталием Азариным. Он тоже, как и мы, занимался клоунской терапией. У нас было много общего. Мы посидели в баре, выпили пива, - и решили работать вместе.

- …И тогда пришло название? С того времени вы - "Davai"?

- Мы обсуждали, думали, соглашались друг с другом. И пришло это слово, которым отмерялись наши задумки. Для себя мы открыли "закон нечетного числа". Поняли, что три - это очень правильно. И начали делать спектакль. В нашем стиле. Без слов. Про приключения клоунов.

- И где вы его создавали?

- Арендовали чердак в тель-авивском районе Флорентин. Этот чердак будто отражал целый мир, со всеми его сложностями и потрясениями. Там постоянно что-то случалось. То прорывало трубу, то случалось короткое замыкание. А мы репетировали. Придумывали. Идея несложная. Восемьдесят минут длится история про трех чудаков.

- Вы уже показали его за границей?..

- Да, мы побывали в Италии, Индии, Мексике, США…

- Заметна ли разница в восприятии вашей работы зрителями в других странах и в Израиле?

- Прежде всего, разница в том, что за границей мы выступаем в больших залах. А здесь, в Израиле, в камерных… Еще, например: в Индии после спектакля вся публика немаленького зала пришла к нам. Все хотели с нами пообщаться. Семьсот человек пришло, представляете! Мы ощутили просто море любви.

- Я знаю, что теперь у вас есть свой театр…

- Да! Со своим двориком, и даже со складом. И место очень уютное, это район Яффо-Флорентин...

- На литературу, на переводы теперь у вас практически не остается времени?

- Можно сказать и так. Но я перевел на иврит книгу моей мамы¸ Лены Макаровой, - биографию Фридл Диккер-Брандес. Эта книга посвящена замечательной женщине, которая в страшных условиях концлагеря Аушвиц создавала основы арт-терапии. Это было отважное начинание, которое потом, уже в мирной жизни, получило развитие, и стало серьезной и важной формой деятельности… Врачевание искусством - это прекрасно!

- Вы заняты особым театром, театром клоунским, театром без слов. Чем он вас привлекает?

- Находясь на сцене, я не анализирую, не делаю выводов. Я проявляю свою сущность. Самостоятельно строю для себя рамки, где я хочу гореть, существовать, общаться со зрителем и партнерами.

- Вы говорите, что история¸ которую увидят зрители - это путешествие чудаков…

- …которые с утра решили выпить чай… И это оказалось весьма непросто. Да что там непросто - это невыполнимая задача, как выяснилось. Они пережили множество приключений, им пришлось разрушить Вселенную, чтобы осуществить совершенно несложное якобы дело… Простой человек живет в сложном мире, который к нему не очень-то и добр…

Читайте также

- Какому зрителю вы адресуете свою работу?

- Думаю, любому. Всякому. И взрослым, и детям. Примерно с десяти-двенадцати лет…

- Какое самое значительное событие с вами случилось за последний год?

- Самое значительное - это война на Украине. С 24-го февраля прошлого года это было самое драматичное, масштабное и повлиявшее на мою душевную жизнь событие…

- Вас напрягает, тревожит, заставляет задумываться то, что происходит в нашей стране после последних выборов?

- У нас в Израиле тоже случаются невеселые события. Но у нас есть богатый опыт, есть знание, как поступать, когда дела идут не совсем так, как хотелось бы. Министры культуры сменяют друг друга - но культура умеет выживать. Мы же пережили Мири Регев…И все же я воспринимаю аппарат министерства культуры как довольно прочно отлаженный механизм, в меру рациональный, продолжающий выполнять свои функции при любой погоде. Ни персона очередного министра, ни его новаторские идеи не в состоянии - надеюсь! - принципиально извратить работу этого аппарата.

- Клоунское искусство - особый жанр. Тут все обобщенно и, вместе с тем, предельно конкретно. Но есть и некие бессловесные структурные границы; например, общение - на уровне жеста. Удобно ли вы себя чувствуете в таком театре с минимумом слов?

- Абсолютно! Все можно сыграть и все можно показать, пережить и прожить в театре без слов. Добро и зло, одиночество и любовь, веселье и грусть…

- А если бы у вас было много денег, по-настоящему много, - что бы вы сделали?

- О, я бы сделал из нашего театра нечто грандиозное! Приглашал бы больших режиссеров, которые ставили бы спектакли в новых жанрах. Я продвигал бы в массы значительные театральные идеи, на первый взгляд кажущиеся невероятными. У нас были бы обретения и эксперименты, мы добились бы не только виртуозной пластики, но и виртуозных художественных открытий. Хотя мы и сегодня пытаемся совершить чудо, используя простые, скромные и доступные средства. И, конечно, мы хотим стать "мейнстримом" - в самом хорошем смысле этого слова!

- Но я полагала, что всякие технические новшества вам не очень нужны. Вы не этим сильны...

- Если, скажем, "Сноу-шоу" Славы Полунина очень зависит от техники, то у нас взамен есть полная свобода. Это и трудно, но и прекрасно!

- Как на вашем театре отразилась пандемия с ее жесткими ограничениями?

- Мы не заскучали и духом не упали! Собрали музыкантов, актеров¸ клоунов, - всего восемь человек. И выступали, чувствовали, что мы нужны. Был поистине мощный драйв!

- Итак, вы повезете спектакль "Under Construction" по израильским просторам?

- Это двенадцать спектаклей в израильских городах, начиная с Юга и продвигаясь на Север. Мы хотим, чтобы публика в нас не разочаровалась! Чтобы было еще чуднее - и душевнее!

- А если бы вам предложили пойти в политику? Сразиться за свои убеждения, а потом занять важное место на этой непростой кухне - вы бы согласились?

- Я думаю, мне это было бы скучно. Тем более, что в мире есть гораздо более интересные и творческие вещи!

Федор Макаров - истинный человек-оркестр. Он глубоко чувствующий, творческий, непредсказуемый. Летает по миру Флорентина на скутере или на велосипеде ("так быстрее"), растит троих детей, ищет в жизни и на сцене интересное и яркое - и находит. Вместе с партнерами, такими же изготовителями чудес. Странниками, фантазерами. Клоунами.

Что я вообще всем этим хочу сказать? Идите на "Under Construction". Как это название правильно перевести на язык Пушкина? "В стадии строительства", вероятно. Строительство - это и есть задача и стратегия искусства. Мы строим вместе. Мы - идем, расчищаем завалы. Возводим собор. В дождь и ветер. И можно только вскричать: "Davai"!

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке