Zahav.СалатZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+28+20
Иерусалим
+28+18

Салат

А
А

Эдит Уортон "Риф, или Там, где разбивается счастье" Или Лев Толстой в юбке

Мы расстались взаимно не удовлетворенные. Я не понял ее замысел, она не оценила мое вторжение.

09.03.2023
Эдит Уортон (1862-1937). Фото: Getty Images / Apic

С Эдит Уортон у меня немного раньше сложился неудачный роман на страницах ее романа "В доме веселья", признанного, кстати, одной из 100 лучших книг всех времен и народов (по версии американского журнала "Newsweek"). Мы расстались взаимно не удовлетворенные. Я не понял ее замысел, она не оценила мое вторжение. Что ж, не в первый раз я не согласился с авторитетами из Newsweekа и дал себе слово поскорее забыть эту "Льва Толстого в юбке", прозвища данное Эдит Уортон именно за ее "Дом веселья".

Но тут совершенно случайно мне попалась на глаза реплика покойного Михаила Жванецкого об Уортон. Это было небольшое пожелание читателям обязательно прочесть ее другой роман - "Риф, или Там, где разбивается счастье". Жванецкий для меня, увы, никогда не был критерием вкуса, но, однажды сказанное им замечание о том, что, дескать "Жизнь коротка. И надо уметь. Надо уметь уходить с плохого фильма. Бросать плохую книгу. Уходить от плохого человека…" мне хорошо запомнилось и заставило, стало быть, вновь назначить свидание Эдит. "Коль скоро ее рекомендует Жванецкий, то, очевидно, он-то книгу не бросил и рискнул все-таки сократить свою жизнь на несколько часов ее прочтения. Чем я хуже?" - подумал я и открыл.

Что ж… Франция, начало 20 века. Уже не плохо, но все же настораживает. Более всего мне не хотелось снова въехать в этот маслянистый литературный модернизм тех времен, отравивший меня до тошноты книгами Ивлина Во, Скотта Фицджеральда или, скажем, Марселя Пруста…

Читаю. Порадовало строение сюжета - непрерывное и последовательное повествование, без прошлого и будущего. Люблю такое ровное течение, хотя и понимаю, что обойтись летописью в литературном произведении часто не возможно. Главный герой, некий сотрудник американского посольства в Лондоне, направляется во Францию к своей бывшей возлюбленной, с которой у него случилась десятилетняя пауза в отношениях. Внезапно, уже в пути, он получает от нее телеграмму, что, мол, "Непредвиденные затруднения. Пожалуйста, не приезжай". Джордж Дэрроу (так зовут главного героя) поступает как настоящий влюбленный мужчина. Он отказывается от встречи (сказано же - не приезжай!), направляется в Париж и в поезде знакомится с очаровательной Софи Вайнер, с которой едва знаком по светской жизни Лондона…

Они проводят чудное время в столице грез, развлечений и Франции, много общаются, Софи мечтает стать актрисой, Джордж обещает оказать ей протекцию, ведет в лучший парижский театр… Влюбляются ли они? Наверное, ЭТО можно назвать и влюбленностью. Но вот самое "ЭТО" хозяйка книги для нас припрятывает и мне оставалось только гадать.

Джордж, конечно, в конце концов оказывается там, куда изначально и направлялся - в доме его бывшей возлюбленной: вдовы, воспитывающей сына умершего мужа от его первой жены. Есть у нее и родная дочь, но именно сын, правильнее сказать пасынок, и был случайным свидетелем театральной эскапады Софи и Джорджа в Париже.

Далее… Далее был бы спойлер, но я вас не подведу, его не будет. Прочтете сами.

Читайте также

В какой-то момент Софи Вайнер мне напомнила другую героиню другого писателя, но, примерно, из того же исторического периода. Нет, не Анну Каренину, а Энн Порник из романа "Кипп" Герберта Уэллса. В чем-то похожие судьбы двух милых дам, пытающихся на первых ступеньках нового века перестроить свои жизни, расписанные донельзя английским традициями и законодательствами… В какой-то степени, это была борьба с "белым рабством", как они сами называли свои до и послесупружеские жизни: полное подчинение дому до алтаря и безусловное смирение перед мужем после брака.

Сюжет романа умело соткан, он не рассыпается, уютно располагается по всему пространству книги и, возможно, я бы даже и рекомендовал ее к прочтению, если бы не бесконечные повторы подобных сюжетов уже в современных киноновеллах, мыльных и не очень операх. Смотрите:
Девушка. Не нищая. Но и не богатая. Встречается. Расстается. Потом снова…

Мужчина. Не нищий. Но богатый. Флиртует. С другой. Потом снова…

Я не смотрю современное телеискусство, но вижу его. Я же пока живой и зрячий. Итак…

Итак, Михаил Жванецкий советовал. Михаил Гуревич советует не очень. Но жизнь ваша, вам и решать. Я, как вы поняли, прочел. Но я, вообще, ничего не бросаю: ни книг, ни женщин и, стало быть, примером не являюсь. Да, кстати. Я там упомянул "Кипп" Уэллса. Вот на него времени не тратьте - "жизнь коротка…" (с)

Моя оценка 6/10

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке