Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+31+22
Иерусалим
+33+19

Салат

А
А

Они были первыми...

"Ко мне до сих пор подходят на улице и говорят: "Это ты привез "корону" в Израиль!" - словно я специально положил ее в чемодан..."

20.03.2023
Источник:Новости недели
Фото: Walla! / Реувен Кастро

В минувшем феврале исполнилось ровно три года с начала эпидемии коронавируса. Журналистка "Маарива" Илана Штотланд взяла интервью у четверых израильтян, которые в силу обстоятельств одним из первых узнали, что это такое.

Меир Коэн, владелец магазина "Красный пират" в Ор-Иегуде - первый израильтянин, заболевший коронавирусом.

- Ко мне до сих пор подходят на улице и говорят: "Это ты привез "корону" в Израиль!" - словно я специально положил ее в чемодан, - рассказывает Коэн. - Так получилось, что 24 февраля я вернулся из Италии, где проходила Неделя моды. Разумеется, собираясь в Рим, я слышал о том, что в Китае появился какой-то новый вирус, но никто тогда не представлял, насколько он опасен. Спустя два дня после возвращения на родину у меня вдруг температура зашкалила за сорок градусов, возникла жуткая слабость, стало трудно дышать. Когда тест показал, что я инфицирован коронавирусом, прибыли одетые, как инопланетяне, парамедики "скорой помощи" и доставили меня в больницу, где я пролежал три недели. Главное, что я помню из тех дней, - это страх. Никто из врачей не мог объяснить мне, чем, собственно говоря, я болен, чем это чревато, каковы мои шансы на выживание и т.д. Как следствие коронавируса у меня развилось сильное воспаление легких. К тому времени по телевизору уже беспрестанно показывали, как в Китае люди умирают прямо на улицах. Врачи ничего не говорили, но я чувствовал, что они считают меня кандидатом в покойники.

- Но зато вы стали знаменитым!

- Ну да! Не было ни одного человека, который не считал бы своим долгом подойти ко мне на улице с вопросами: "Слушай, Меир, как это ты так попал?! А ты знаешь, от кого ты заразился? А может, ты что-то не то съел? Или выпил?.. Ну, а сейчас как?.." Телефон звонил, не переставая, пока я не перевел его в режим полета. Все это жутко бесило. Сейчас я к таким расспросам отношусь спокойно, улыбаюсь и отвечаю. Да и спрашивают гораздо реже - по-моему, проблема коронавируса уже почти никого не волнует.

Саар Каханэ - первый ребенок в Израиле и в Европе, который заразился коронавирусом.

- В конце февраля Саар, которому тогда было 8,5 лет, поехал с отцом в Мадрид на фестиваль "Суперклассико", - рассказывает мать мальчика Айелет Каханэ. - В самом начале марта они вернулись и, согласно распоряжению минздрава, должны были пробыть неделю в карантине. Спустя два дня у сына поднялась температура, он плохо себя почувствовал, и я заподозрила, что у него коронавирус. Позвонила в "скорую", попросила сделать Саару тест, но мне заявили, что в этом нет необходимости, так как дети коронавирусом не болеют. Между тем, Саару становилось все хуже, и мне пришлось два дня умолять диспетчера "скорой помощи", врачей поликлиники и прочие инстанции, чтобы сыну сделали проверку на коронавирус. Наконец, в наш поселок прибыла "скорая", из которой вылезли санитары в костюмах астронавтов. Все соседи высыпали на улицу и наблюдали за диковинным зрелищем, снимали на камеры мобильников, словно это съемки какого-то фантастического фильма.

На следующий день мне позвонили и сообщили, что Саар стал первым ребенком в Европе, у которого диагностирована коронавирусная инфекция, и 66-м официально заболевшим ею израильтянином. Так одним махом сын закрыл на карантин сначала свою школу, затем местный дом культуры, да, по сути дела, весь поселок.

Разумеется, я поддерживала постоянную связь с больницей. Температура у Саара держалась неделю, потом спала, и он почувствовал себя значительно лучше, хотя анализы по-прежнему показывали наличие в его организме коронавируса. Хуже всего было то, что меня к нему не пускали, и я даже не знала, правду говорят врачи, или нет. Ввиду уникальности случая к нам стали заезжать инфекционисты из Германии, Франции и других стран Европы. Спустя две недели я, наконец, убедила врачей, что смогу обеспечить Саару полную изоляцию дома - отдельную комнату с отдельным туалетом и ванной, и его выписали на домашнюю госпитализацию. Но еще две недели анализ на вирус был положительным, и когда тест, слава Бошу, показал, что вирус побежден, мы устроили семейный праздник. Саар, кстати, никого не заразил.

Читайте также

- Как заболевание сказалось на его и вашей жизни?

- Как сказать... Какое-то время его начали травить в школе, к нему приклеились клички "Корона" и "66-й". С другой стороны, на Пурим ему прислали множество "мишлоах манот" и поздравлений. Находились и те, кто специально разыскивал Саара, чтобы сделать с ним селфи.

Супруги Шимон и Шалва Дахан - первые заразившиеся израильтяне, помещенные в больничный изолятор.

- Вот уже третий год в последних числах февраля племянница присылает нам фотографию, на которой мы с Шалвой запечатлены на круизном лайнере "Дэймонд принсесс", который больше известен как "Пароход Корона", - вспоминает Шимон Дахан. - Мы отправились в двухнедельный круиз, чтобы отпраздновать годовщину свадьбы. Помимо нас на судне было еще 14 израильтян. И вдруг сначала у одного пассажира, затем и у некоторых других, включая меня, проявились все признаки коронавирусной инфекции. Судно в это время находилось в территориальных водах Японии, и нас всех чуть ли не в барокамерах доставили в военный госпиталь в Токио и поместили в изоляторы. То есть я две недели был полностью отрезан от мира, даже еду мне передавали через специальное окошко, устроенное по принципу шлюза. Но я позитивно мыслящий человек, поэтому сказал себе: "Все могло быть гораздо хуже!" - и относился к происходящему спокойно. Чего, кстати, не скажешь о наших детях и других членах семьи. Я остался в госпитале еще на какое-то время, а жену отправили в Израиль.

- Нас доставили домой на самолете, нанятом страховой компанией, - вспоминает Шалва Дахан. - Сразу из аэропорта повезли на специальном автобусе в больницу в Тель а-Шомер, сделали тест. У меня он оказался положительным, а у всех остальных отрицательным. Поэтому моих попутчиков поместили в специально оборудованный общий изолятор, а меня - в индивидуальный, то есть в отдельную палату, куда всем, кроме специально экипированных врача и медсестры, вход был заказан. При этом мне с гордостью сообщили, что я - первая в стране, кого поместили в такие условия. Через неделю ко мне присоединили Шимона.

Вообще все, что происходило тогда, было более чем странным. К примеру, в один день мой тест оказывался отрицательным, а назавтра - снова положительным. Врачи были совершенно растеряны и признавались, что не знают, с чем имеют дело, и как нас лечить. Но, слава Богу, мы через это прошли и больше ковидом не болели. Недавно в качестве компенсации за сорванный отдых туристическая компания подарила нам круиз на "Дэймонд принсес" вокруг берегов США и Канады.

- Вы ощущаете какие-то последствия коронавируса?

- По большому счету нет, - говорит Шимон. - Разве что стали больше уставать от некоторых усилий, которые раньше усталости не вызывали. Но, может, просто дает о себе знать возраст. Как-никак, мне 72 года, а Шалве - 67.

- Вкусили свои минуты славы?

- Ну, славой это назвать сложно, но время от времени нас до сих пор останавливают на улице и говорят: "Что-то ваши лица мне знакомы. Кого вы мне напоминаете? Ой, а не вы ли были на корабле "Корона"?!

- До начала эпидемии я возглавлял 9-е отделение внутренних болезней в больнице "Шиба", - рассказывает профессор Гади Сегаль, глава первого в стране отделения коронавируса. - После вспышки эпидемии на судне "Дэймонд принсес" мне было поручено принять его пассажиров-израильтян, и на базе своего отделения я оборудовал изолятор. Затем стало ясно, что эпидемия этими пациентами не ограничится, и мы расширили отделение, создали в нем реанимацию, пополнили кадры за счет врачей из других отделений. Поначалу мы думали, что имеем дело с вирусом не менее, а то и более смертоносным, чем эбола. К счастью, это оказалось не совсем так, но все равно на первом этапе коронавирус был очень опасен, а мы совершенно не знали, как его лечить. Очень многие решения приходилось принимать в буквальном смысле слова на ходу и в условиях цейтнота. Несколько пациентов умерли буквально у меня на руках. Многих я лично вводил в состояние искусственной комы и подключал к аппарату ИВЛ. Слова, которые они мне говорили перед этим, часто были последними в их жизни, и я хорошо их помню. Помню и ощущение тех дней, в которых были и страх, и отчаяние, и вместе с тем нечто авантюрное, так что внутренний голос время от времени нашептывал: "Это главное и самое страшное приключение в твоей жизни!".

- Вы считаете, что Израиль готов к новым эпидемиям такого масштаба?

- Я считаю, что Израиль в силу многих факторов должен быть готов к любому развитию событий. Успех действий в чрезвычайной ситуации будет решать достаточное количество высококвалифицированных кадров. Именно поэтому большую часть своего времени я сейчас посвящаю педагогической деятельности.

Илана Штотланд, "Маарив"

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке