Zahav.СалатZahav.ru

Воскресенье
Тель-Авив
+30+19
Иерусалим
+30+20

Салат

А
А

Призрак любви. Ловушка бедности

Это спектакль о том, что всякие чувства меркнут, выцветают, когда любящих и нежных душат долги. Не слишком романтичная выходит история.

07.06.2023
Фото: Эстер Эпштейн

Спектакль "Любовь и деньги" в театральной студии Йорама Левинштейна. Пьеса Дэнниса Келли. Режиссер - Дания Ландсберг. Это спектакль о том, что всякие чувства меркнут, выцветают, когда любящих и нежных душат долги. Не слишком романтичная выходит история. Высокое оказывается попранным. Проза жизни диктует свои правила…

Английский драматург Дэннис Келли написал эту пьесу, зная, как много англичан имеют долговые обязательства. Он словно аранжировал экономику простого гражданина стеклышками диалогов-миниатюр, перенося рядовую, обыденную жизнь на сцену. Жизнь, в которой так мало - если честно - красивых слов и альтруизма… Мы можем мечтать, витать в облаках, пытаться что-то из себя изображать - но грубая экономика нахлынет, все равно вторгнется в мелодию песни о любви. Зло? Да, несомненно. Горько? Реалистично? Критики Англии сказали об этом драматурге, что он один из самых значительных реалистов среди авторов начала ХХI века (пьеса написана в 2005 году). За эту работу Дэннис Келли был награжден премией "Оливье". Да и других наград у него весьма внушительная коллекция.

"Любовь и деньги" - коллаж. Финальные сцены жизни персонажей идут вначале. Сумятица, скороговорка в середине маленькой, очень личной истории, которая рассказывается и показывается намеренно запутанно. Монолог-увертюра заканчивает историю. Герои пьесы Дэвид и Джесс оказываются вписанными в ребус, в лабиринт. Они любили друг друга. В качающемся мире она была слабее. Он оказался растерянным и тоже не обладал достаточной силой… Деньги правили всем - и этими двумя любящими тоже. Или они (мы?) просто сдали (сдаем?) свою крепость без боя. К объективным обстоятельствам примешивается всякая наносная чушь: необоснованные, почти истеричные покупки, ложные ориентиры, зависть, желание "быть не хуже других" в вопросах жилья, одежды, профессиональных амбиций…

Пьеса Келли интересна, но страшновата. И студийцы Йорама Левинштейна так ее и играют. Режиссер Дания Ландсберг создала условия для того¸ чтобы главная линия повествования не падала на сердце зрителя с циничной простотой. Она находчиво уравновесила реалистичное и метафизическое. Благо, пьеса предоставляет для этого пространство и смыслы. Сценограф Наташа Наумов заключила режиссерскую конструкцию в лаконичный сценический имидж с чередой всего лишь нескольких предметов, обозначающих смену места действия. Бар - алкогольные бутылки. Офис - линия классеров...

Читайте также

На мой взгляд, самой точной, разоблачительной и самой злой вышла сцена на кладбище, когда беседуют родители, потерявшие дочь (в этих ролях Наоми Орен и Бен Хайне). Боль потери - и ревнивая, уродливая зависть к человеку, который мог позволить себе поставить дорогой могильный памятник жене… Их жаль, этих несчастных и маленьких обывателей, они уродливы, они - квинтэссенция суетности. Актеры в этой сцене прекрасны! Их персонажи трогательны и отвратительны одновременно…

Весь исполнительский состав спектакля ровный, органичный. Студийцы владеют сценической речью, хорошо двигаются, умеют сосуществовать в ансамбле, в партнерстве. Дэвид (его играет Офир Асаф) мелковато-деятелен, натужно благороден. Он аутсайдер. Его любовь - как подбитая птица. Она мечется, хлопает крыльями. Когда Джесс, жена Дэвида, решается уйти из жизни, он покорно и трусливо с этим соглашается. Просто облегчает себе безысходный бег по кругу проблем, ту вечную каторгу, на которой он обречен быть галерником, рабом, бескрылым и незначительным. В жизни он - статист. Ведь для главной роли этот персонаж мелковат…

Джесс (в этой роли Яра Леви) подвижна, экзальтированна и меланхолична. Шопинг для нее так же романтичен, как и высокопарные речи. Ей сочувствуешь, но риторика раздражает. Так, наверное, и задумала режиссер…

Амит Шошани и Ширан Ицхак в своих небольших ролях интересно и полноценно достраивают идеи и направленность драматургического замысла. Они легко перевоплощаются, достоверно выглядят в маленьких эпизодах жизни своих колоритных персонажей.

Спектакли театральной студии Йорама Левинштейна всегда интересны. Они выглядят достаточно творчески зрелыми. Взволнованными. В них заметен нерв социальной значимости. Подключенность к треволнениям и переживаниям времени.

Равнодушными они практически никогда зрителя не оставляют. На мой взгляд, именно трепет юности и студийная привычка играть всегда как в последний раз, гибнуть и жить на сцене всерьез, тотально, - делают спектакли этой студии столь интересными и вдохновляющими.

Когда все закончилось, и Джесс, словно оживая, восстав из мертвых, проходит свои мгновения счастья, мы выходим в черноту ночи. Район рынка "А-Тиква" колоритно и торжественно замирает перед короткой ночной передышкой. Мусор и бесчисленные коробки-ящики громоздятся невыдуманной декорацией. Здесь не страшно, хотя и не совсем благоустроено. И детский смех звучит в узких улочках почти мистически. И кто-то за окнами домиков-призраков читает книгу или думает о смысле жизни. Читает и думает. Я на это надеюсь…

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке