Игра, как жизнь, и жизнь – как игра! Секреты Анны Большовой
Фото:
Игра, как жизнь, и жизнь – как игра! Секреты Анны Большовой

В ноябре у всех нас есть уникальная возможность оценить яркий актерский талант одной из самых популярных российских актрис - Анны Большовой в новом спектакле московского театра "Миллениум" "Трамвай "Желание" по знаменитой пьесе Теннеси Уильямса. В дуэте с известнейшим актером театра и кино Алексеем Гуськовым эту величайшую драму Анна разыграет в образе Бланш Дюбуа.

 

В последнее  время об этой актрисе все громче говорит не только театральная критика, но и желтая пресса. Действительно необычная судьба талантливого известного человека стала поводом для целой лавины публикаций с заголовками, типа: "Актриса Большова вышла замуж за брата. А отца ее увела дьяволица!", "Анна Большова зарабатывает деньги для тоталитарной секты?", "Большова не общается с матерью"… Казалось, все вдруг забыли о таланте Большовой, о ее работах в театре, кино и телевидении, о ее социальной и благотворительной деятельности, а сосредоточились на перипетиях нескольких поколений действительно большой семьи Большовых. Анна старается не обращать внимания на шумиху вокруг себя. Она просто продолжает заниматься делом…

- Вам довелось сыграть немало ярких женских  характеров и в театре и в кино, даже иногда трагических. Какое место в  коллекции женских образов занимает Бланш Дюбуа – ваша новая работа в спектакле "Трамвай "Желание" театра "Миллениум"?

- Эта роль от которой не отказываются, любая артистка всегда рада такому предложению. Сейчас я над ней работаю – разбираюсь, поражаюсь…

- Как вы трактуете образ Бланш? Определились ли вы с соотношением белого и черного в этом неоднозначном портрете?

- Думаю, любому  актеру не очень интересно  играть однозначно положительных  или окончательно отрицательных  персонажей. В каждом из нас  есть доброе и злое начало. Человек – сложная натура, он полон странностей и противоречий. Беда Бланш, в какой-то степени, в том, что у нее слова расходятся с делом. Пребывая в иллюзорном мире, ею себе представленном, она теряется в мире реальном. Однако между тем, что есть, и тем, как должно быть – огромная пропасть. Бланш не удалось удержаться на грани. Нежелание предать свой призрачный мир приносят моей героине боль и душевные муки. Поэтому нельзя утверждать, что в этой сцене она хорошая, а в этой плохая – нельзя. Она – разная!

- Что для вас самое трудное в воплощении этого характера, а что, наоборот, самое близкое и понятное?

- В Израиле состоится моя премьера в этой роли, поэтому об окончательном воплощении образа мне, пожалуй, говорить еще рано. Возможно, от спектакля к спектаклю моя Бланш будет меняться, а возможно, окончательно оформится к премьере. Тридцатый спектакль, обычно, очень отличается от первого. Так что я еще в начале большого интересного пути – мне посчастливилось соприкоснуться с материалом, заставляющим развиваться.

- Насколько, по-вашему, история, разыгранная  в "Трамвае "Желание", актуальна сегодня?  Насколько типичны  и жизненны образы? Может ли что-то  подобное произойти  сегодня?

- Вы знаете, ни  пьянством, ни гомосексуализмом, ни, мягко говоря, ветреностью сегодня  ни в жизни, ни на сцене не удивишь. Современный зритель грустит по хорошей поэзии, по хорошим фильмам, по классическому театру – разве это не та же самая тоска, которая снедает Бланш?! Хотя, конечно, истинная первопричина ее переживаний гораздо глубже, гораздо жестче. Как тут не затосковать, когда ты видишь, что мужчина, которого ты любишь, внешне привлекательный и даже красивый, оказывается не просто слабаком, а вообще пребывает в иной системе координат?! Из-за его гомосексуальности не просто невозможно продолжение рода – женщина просто чувствует свою ненужность и неполноценность! Просто – Содом и Гоморра! Разве это не касается всех современных нравственных аспектов, ощущения потерянной культуры, потерянных ценностей, смещенных понятий - что хорошо, что плохо?! Надо признать - эта пьеса еще очень современна и актуальна…

 

- Простите за невольную и совершенно не вытекающую из вашего ответа аналогию, но достаточно необычная история вашей семьи и ваша личная история еще раз подтверждает мысль, что жизнь чуть ли не самый талантливый, правдивый и трудно предсказуемый драматург… Как вы считаете, история вашей семьи могла бы лечь в основу современной пьесы?

- Вы знаете, я  бы не хотела касаться того, что связано с личной жизни  – даже в такой красиво завуалированной  формулировке, как ваша. Возьмите любую семью: с одной стороны все мы неинтересны и скучны, с другой – проблемы, которые мы переживаем, все-таки должны оставаться личными. Тем более, что иногда они затрагивают детей. Почему люди моей профессии избегают шумихи вокруг своей личной жизни? Это ведь для зрителей и читателей чужая жизнь – продолжение спектакля, шоу, анекдота или развлечения, а для актера – это не история, это жизнь! 

 

Спектакли "Трамвай "Желание" состоятся:

16 ноября, в среду, в 20.00 - в Ашкелоне ("Гейхал ха-Тарбут");

17 и 18 ноября, в четверг и пятницу, в 20.00 - в Тель-Авиве (Театр "Гешер", зал "Нога");

19 ноября, в субботу, в 20.00 - в Хайфе ("Аудиториум")

20 ноября, в воскресенье, в 20.00 - в Беэр-Шеве (Центр сценических искусств, большой зал).

21 ноября, в понедельник, в 20.00 - в Иерусалиме (Жерар-Бахар).

Билеты заказывайте здесь или по телефону: 03-522-18-03

counter
Comments system Cackle
«агрузка...