Zahav.СалатZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+21+12
Иерусалим
+17+10

Салат

А
А

Нежность горячего молока

"Небо и земля" - спектакль интимный и негромкий. О том, что у многих на сердце и в душе. Об ожогах. О боязни действия.

26.01.2024
Фото: Эстер Эпштейн

Шел дождь. Длился январь. Я всегда в такие темные дождливые вечера вспоминаю Хемингуэя, вишневое варенье и всего один день в середине лета. Водитель рейсового автобуса, который меня вез на спектакль, был традиционно суров и категоричен: "Откуда мне знать, где это?! Едут - не знают куда…". Понимаю. У него много забот, ответственная работа, а тут всякий пристает. Вышла в промозглую глухую тьму. Улица была безлюдной и незнакомой. Совсем неуютной. Единственный прохожий совсем не в курсе, что это за место, где тут зал и, вообще, зачем я иду в такую погоду в театр. Я не сдавалась, шла, мерзла, вглядывалась в пропитанный дождевыми кристаллами мрак. Меня ждала история, которая получила название "Небо и земля". На иврите "Шамаим вэарец". Коллектив создателей - Йоав Итамар, Павел Страхницкий, Михаил Лернер, Надав Портнянский.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

… Жизнь - как бы там ни было! - искусный драматург, и подруга, рискнув собой, поехала меня искать¸ нашла, доставила к очень нарядному спортивному центру, на котором написано "Гурен Гольдштйен". И где-то в недрах, в стенах из стекла, плещется аквамариновая вода бассейна. Тут же и зрительный зал, милый и уютный. Тепло. Нарядно. И спектакль происходит в назначенное время. "Небо и земля" нам открываются.

…Эту пьесу драматург, издатель, журналист Йоав Итамар написал лет шесть назад. Она камерная, негромкая, ее тема - одиночество. То есть - самая распространенная и больная тема. К ней обращались и обращаются люди кино, театра, психологи, педагоги. А еще разного рода коучи, блогеры и прочие случайные люди. Материала много - ответов нет. Лекарство от одиночества не изобрели. И люди в зале внимательно слушают и смотрят на чужую одинокую жизнь, так или иначе, преломляя, примеряя ее к себе.

Два персонажа. Олег и Хен. Между ними почти двадцать лет разницы. Оба не очень уверены в себе. Не очень устроены. Их души в смятении. У них мечты и попытки воспрянуть, взлететь, добиться какой-то удачи, жизненного благополучия - или того, что людьми принято считать благополучием. Мы ведь все так или иначе зависим от того, что общепринято, модно, популярно, от среднестатистического набора условий, которые можно внести в графу "жизнь удалась". Условно, приблизительно, банально - но все же. Олег был женат, он все еще связан с женщиной, которая далеко, в другой стране. Он не востребован, все еще очень непросто, и полумрак бара его скрывает, укутывает, как плащ. Прячет от других и от самого себя.

Олег знакомится с Хеном. Хен растерян, надломлен, подозрителен. Мечтает о творческой реализации. Вязнет в проблемах, несет свои травмы, раны. Темнота и музыка в баре создают и у него иллюзию растворенности в мире, в толпе, в стихии жизни. И вместе они, эти одинокие и, в общем, неплохие, скромные люди, пытаются, хотя и не совсем удачно, найти закрыть брешь в душе, уйти от одиночества. Их диалоги декларативны, формальны, их споры наполнены детским упрямством. Юношеским максимализмом. Они вроде и не просят помощи - но остро в ней нуждаются. И перекидывают - как мячик - свою беспомощность друг другу. То один более раним и беспомощен, то другой.

Гордыня и старые обиды, растерянность перед лицом большого маршрута судьбы, на котором нет указателей, нет карты, навигатора - парни несут свои ноши, спотыкаются, терзаются. Терзают друг друга. Трепетное притяжение друг к другу, волнение открытия себя. Мотив гомосексуальности ничего принципиально не меняет, - драма однополой любви по напряжению, по градусу ничем не отличается от гетеросексуальной любовной партитуры. Ведь любовь и на самом деле редко спасает. Тем более, что любовью люди называют совершенно разные комбинации чувств.

Михаил Лернер - Олег немного ленив, накрепко ранен своей предыдущей историей, прямолинеен. Хотя иногда так глубоко прячет факты, что потом и факт становится тенью, почти фантомом. Он хочет вырваться на свет - но опасается. Устал и оробел. Или - таким был всегда? Хен - Надав Портнянский.

Читайте также

Хрупкий, эмоциональный. Неудачник, который в мечтах видит себя Барышниковым или Фонтэйн. Его танец - стон. Его реплики - боль. Момент, когда он дует на горячее молоко, перед тем¸ как дать его Олегу, исполнен подсознательной жажды беречь и защищать. Любить. В финале герои расстанутся, но, как они сами говорят, они уйдут каждый по своей дороге богаче и сильнее, чем были до встречи. И гибкая, змеевидная труба из блестящего материала серебром закроет маленький эпизод из океана ежевечерних событий в недрах большого города…

"Небо и земля" - спектакль интимный и негромкий. О том, что у многих на сердце и в душе. Об ожогах. О боязни действия. Об инфантилизме, которому немного критически сочувствуешь. О той единственной жизни, которую никому не дано повторить. Последний раз сверкнула из мрака сусальная сталь. Мы вышли из зала. Спектакль отзвучал. Он не станет явлением в пестрой театральной жизни нашей драматично живущей страны. Но и для зрителей, и для самих участников он останется важным пунктом, светом. Горячим молоком добра и тепла. Чем-то, что вносит в мир отсвет счастья. А счастье есть - в дружбе, в поэзии, в тепле дома, в возможности увидеть спектакль. Искренний и смелый.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке