Как обезьяна среди обезьян
Фото: 66 канал ТВ
Как обезьяна среди обезьян

Из беседы с Михаэлем Лайтманом

Ведущий: Мы продолжаем говорить о воспитании детей в семье.

И в фокусе нашего сегодняшнего обсуждения - установка рамок, границ для ребенка. Как правильно прочертить все эти рамки, которыми мы ограничиваем наших детей, чтобы сохранить их здоровье и обеспечить наилучшие условия для их роста и развития?

М. Лайтман: Это большая проблема, потому что границы - это совсем не то, чего ему хочется. Это некое условие, которое ставят перед ним и которое он должен соблюдать против своего желания.

В то же время, нам нужно, чтобы ребенок принял эти границы не из страха, не под давлением, а в результате понимания и согласия со своей стороны.

Так как же мы можем привести его к такому решению, чтобы он сам принял на себя то ограничение, которое мы хотим установить для него? Как достичь такого фантастического результата?

Ведущий: Мечта!

М. Лайтман: Это может произойти, если ограничения приходят к ребенку не в виде "полицейского" давления со стороны родителей, а в виде примера со стороны его окружения. Нет ничего другого - либо дома заставляют детей, как солдат в армии, либо решают вопрос с помощью окружения. Пример или требования окружения вынуждают человека, против окружения никто не может устоять - ни ребенок, ни взрослый.

Ведущий: Тогда вопрос: где вообще мы можем взять такое окружение, которое установит ребенку желательные для нас рамки?

М. Лайтман: В этом и состоит трудная задача родителей. Но для меня когда-то вопрос отхода ко сну моего двенадцатилетнего сына решился очень просто. Я отдал его в секцию карате. По договоренности со мной тренер сказал ему: "Ты должен в девять часов вечера ложиться спать". И для моего сына это было святым.

Всегда желательно, чтобы требование исходило не от родителя, а от того, кого ребенок видит как человека очень сильного, важного и который и сам так поступает. И тогда ребенок будет выполнять поставленное условие без всякой внутренней борьбы.

Ведущий: А как быть с младшими детьми? Ребенку двух-трех лет тоже необходимы ограничения. Он должен знать, когда есть, когда спать, сколько времени можно смотреть телепередачи.

М. Лайтман: Для вашего ребенка пример для подражания - не столько родители и вообще взрослые, сколько дети чуть постарше. Это может быть старший брат или сосед немного постарше, чем он. Им он завидует, их видит большими, сильными и важными. Это надо использовать.

Ведущий: А семью можно использовать в качестве такого окружения?

М. Лайтман: В семье это более проблематично. Если получится, - пожалуйста. Но самый сильный фактор - это товарищи. Потому что каждый человек находится под влиянием окружения.

Ребенок берет пример или со сверстников, или с детей чуть постарше. Он всегда завидует кому-то старше себя на год, на два, на три, не больше. Он не может брать пример с детей старше него на пять лет. Для него это уже совершенно другой мир. А детей младше себя он презирает, и это естественно: природой специально устроено так, что ребенок старается подражать кому-то чуть постарше, иначе он бы не вырос.

Поэтому задача родителей - привести своего ребенка под влияние общества таких детей. Но надо позаботиться о том, чтобы это было благоприятное окружение.

Ведущий: А дома я никак не могу это организовать?

М. Лайтман: Организуйте, пожалуйста, пригласите детей, угостите их чем-то. Нет другого шанса. Родителей он слушать не будет, разве что будет выполнять их требования при отсутствии выбора, но сопротивляться будет изо всех сил.

Ведущий: Очень непросто.

М. Лайтман: Но так мы устроены, это в нашей природе.

Ведущий: Это объясняет многое. Такое впечатление, что наше общество разрушает все границы. Пока это не относится к маленьким детям, но по мере взросления, приближаясь к подростковому возрасту, дети начинают игнорировать все ограничения.

М. Лайтман: Потому что мы не заботимся о хорошем окружении для них.

Кроме того, мы не хотим признавать, что в них есть злое начало, с которым нужно работать. То есть, окружение должно быть таким, чтобы оно способно было бороться со злым началом, преобразовывая его в доброе.

Воспитание - это очень большое искусство. Если бы мы умели воспитывать детей, мы бы изменили мир. Если не в нашем, уже потерянном поколении, то по крайней мере, возможно, в следующем. Это - мировая, центральная проблема. Или мы изменим, улучшим мир с помощью воспитания, или будем продолжать скатываться, пока неизвестно, куда.

Ведущий: У меня такой вопрос. Одна их функций родителей - установить рамки, внутри которых ребенок может расти, как цветок в теплице…

М. Лайтман: Ребенок - не цветок в теплице. Он растет, как обезьяна среди обезьян.

Ведущий: Что значит, как обезьяна? Например, переходить дорогу одному можно? Нельзя! Нужно поставить рамки. Кто их поставит? Я отец, значит, это я должен позаботиться о том, чтобы он знал, что переходить дорогу одному нельзя. Правильно?

М. Лайтман: Правильно. Но что значит "установить рамки"?

Ведущий: Объясните, пожалуйста.

М. Лайтман: Человек, переходя дорогу, не смотрит на светофор. Он смотрит, есть ли машины. Если нет, - он бежит. Что может заставить его переходить дорогу только на зеленый свет?

Мы всегда стоим против нашего злого начала, против наших желаний, и только внешние силы могут остановить нас, дать нам пример и заставить нас соблюдать законы общества. Существует общественное мнение. И если общество уважает эти законы, то и я буду их уважать. А если нет, то я буду делать все, что захочу.

Вот я и говорю: злое начало ребенка разрушает все границы! Он будет делать то, что захочет. Да мы и сами - тоже. И уважать законы общества мы будем только тогда, когда общественное мнение будет их уважать.

Тогда, выполняя закон, я буду чувствовать себя хорошо, а не выполняя, - плохо. Только тогда я перестану перебегать дорогу на красный свет.

Ведущий: Я понял, что существуют физические ограничения и социальные.

А как тогда добиться, например, того, чтобы ребенок вовремя ложился спать?

М. Лайтман: Если идти спать в 9 часов вечера - общественная граница, то я буду ее соблюдать, потому что все так делают. Я иду спать вместе со всеми, потому что мне промыли мозги. А если это физическая граница, - что меня может заставить? Мне хочется сейчас посмотреть интересный фильм или поговорить по телефону с друзьями.

Ведущий: Так, значит, если Вы - мой ребенок, я должен Вас обязать.

М. Лайтман: А я не слушаю тебя, папа.

Ведущий: Что значит - не слушаете?

М. Лайтман: А вот не слушаю, и все.

Ведущий: Значит, когда Вы были маленьким, я не установил Вам границы.

М. Лайтман: Не в этом дело, я расту и начинаю все больше и больше пренебрегать тобой, папа. Это природа! Дети постепенно отдаляются от родителей и, наконец, совсем оставляют дом.

И что, ты будешь давить на меня, побьешь меня? Так я обращусь в полицию. Сегодня, знаешь…

Ведущий: Подождите, Вы меня запутали. Вы говорите о подростке, а я о маленьком ребенке. Он не хочет идти спать, хочет играть. Я же должен сказать ему: "Стоп! Пора спать". Я установил границы, и я их соблюдаю.

М. Лайтман: Он возненавидит отца.

Ведущий: Как же без рамок?

М. Лайтман: Но почему это не сделать правильно?

Ведущий: А как правильно?

М. Лайтман: Я думаю, здесь поможет только пример. Очевидно, надо несколько раз лечь где-то рядом, чтобы он увидел, что Вы тоже собираетесь заснуть. Может быть, вместе с ним спеть колыбельную песенку. Со временем он привыкнет засыпать сам.

Посмотрите на животных, как они берут своих детенышей на охоту - всё только из примера!

Ведущий: Я понял, Вы стараетесь не быть "плохим полицейским". То есть, надо, чтобы он чувствовал, что я на его стороне, но жизнь обязывает.

М. Лайтман: Верно. И тогда в установке границ изредка - только если нет выбора! - Вы рекомендуете ему не делать так или эдак. Тогда он Вас услышит. Потому что он знает, что обычно Вы его друг.

Ведущий: То есть, сначала я приобрел его доверие…

М. Лайтман: Но я не злоупотребляю этим доверием. Только в крайних случаях. Чаще я каким-то хитрым образом нахожу "причину": что-то сломалось, что-то не работает, кто-то не согласен. Сам я стараюсь не быть для него негативным фактором.

Ведущий: Я пытаюсь понять, почему так важно, чтобы ребенок не знал, что это я его ограничиваю?

М. Лайтман: Я хочу, чтобы он любил меня. Дети, которые говорят "мама плохая", не любят маму. Этот маленький кусочек эгоизма считает, что родители существуют для того, чтобы его обслуживать. И это естественно - ведь так устроено в наших Высших, духовных корнях.

Ведущий: То есть, родители должны быть добрыми? Они всегда должны говорить "да"?

М. Лайтман: Они просто должны быть умными родителями. Умный родитель подстраивает ребенку такие ситуации, которые помогут ему научиться правильно себя вести. Быть родителями - непростая наука.

Ведущий: Я хочу привести такой пример. Я учу детей не открывать дверь чужим. А если пришел я, нужно спросить: "Кто там?", посмотреть в глазок и только после этого открыть. Такая инструкция по безопасности.

Прихожу домой. Дверь открывается слишком быстро, я вижу, что инструкция нарушена. Спрашиваю: "В глазок смотрели?" "Нет". "Почему?" "Мы узнали твой голос".

Я выхожу и заставляю их все повторить, выполнив всю инструкцию. Я считаю, что моей обязанностью было это сделать для их же пользы. Так хорошо я сделал или плохо?

М. Лайтман: В этом случае нормально. Но почему?

Ведущий: Объясните Вы. Я уже боюсь ошибиться.

М. Лайтман: Есть вещи, которые сильнее нас. Например, стихийные бедствия, война и пр. Грабители - это тоже не зависящий от Вас внешний фактор, угрожающий детям. Вы не просто диктуете им какое-то условие, которое сами устанавливаете, а объясняете, что есть в городе нехорошие случаи и Вы хотите их защитить.

Ничего нельзя делать напрямую против их эгоизма, иначе они возненавидят нас. Кроме исключительных случаев, мы не устанавливаем границы сами, чтобы дети не чувствовали в нас надсмотрщиков или полицейских. Мы только даем им возможность учиться с помощью разных внешних источников, от которых и приходят к ним ограничения. А мы говорим им: "Ты видишь, я вместе с тобой, но ничего не поделаешь, нужно поступать так".

Подготовила Светлана Волчек

Конец поколения рабов

counter
Comments system Cackle
Загрузка...