Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
N/A+25

Салат

А
А

Чума на оба ваши дома

Сегодняшний коронавирус - сущая мелочь по сравнению с пандемией, пережитой Европой и Азией в XIV веке​.

02.03.2020
Источник: Fitzroy
GettyImages undefined

В интернет сегодня приходится заходить окружными путями. Бочком-бочком. Так, чтоб проскользнуть незаметно для материалов о коронавирусе, которые, кажется, внимательно следят за передвижениями читателя по сети и каждого зазевавшегося цепляют и заставляют их, как минимум, просматривать. Нагоняя тоску и панику. Даже те новости, которые содержат призывы не паниковать, не беспокоиться и поверить в то, что COVID-19 будет менее смертоносен, чем тривиальный грипп и уж тем более чем Эбола и коровье бешенство, все равно нагнетают. Увеличивают беспокойство и частоту сердцебиения.

"Это пока далеко, действительно, не страшнее насморка, а как коснется непосредственно меня любимого… Нет, уж, как известно, самым надежным средством от нежелательной беременности является отсутствие секса. Стало быть, самым радикальным методом уберечься от инфекции будет карантин".

Как у Джованни Боккаччо, помните? Повстречались в церкви на молебне десять человек (трое благородных юношей и семь добродетельных девушек), по собственной инициативе самозаточились на загородной вилле и принялись рассказывать друг другу истории в ожидании, пока напавшая на Европу бубонная чума не исчезнет сама по себе. Лекарств тогда, по сравнению с нашим временем, считай, не было, интернета тоже, и потому герои "Декамерона" так и не узнали, что вирус выкосил треть населения континента - но по крайней мере, сами живы остались.

Оптимистичные 25 миллионов смертей​

Черная чума (она же - бубонная чума или "черная смерть") - самая опустошительная пандемия в истории человечества. Свирепствовала в Евразии в XIV веке и достигла пика между 1347 и 1353 годами. Точное количество погибших установить невозможно, но, как утверждает профессор Микробиологии университета Наварры Игнасио Лопес-Гоньи, только в Европе умерло 25 миллионов человек (то есть около трети всех европейцев того времени). Большинство ученых согласны с Лопесом, называя при этом приведенную им цифру "очень оптимистичной".

"Чума на оба ваши дома" (европейский и азиатский) уменьшила население Старого Света с 475 миллионов человек до 350–375 миллионов. Жертвой "черной смерти" стал каждый четвертый обитатель Европы, Азии и Африки (южнее Сахары эпидемия, правда, не проникла). Только через два столетия человечество сумело восстановить свою численность.

Господствующая ныне теория о происхождении чумы объясняет, что это была вспышка, вызванная штаммом бактерии Yersinia pestis, переносчиками которой являлись блохи, жившие в волосяном покрове животных, главным образом, мышей и крыс. Обычно термин "чума" используется как синоним слова "черная смерть". Название происходит от латинского "pestis", то есть "болезнь" или "эпидемия", но не от имени патогена.

Согласно современным знаниям, первые случаи бубонной чумы были зарегистрированы в Гоби, по-видимому, в 1331–1334 годах. Затем эпидемия пробралась в Китай, накрыла почти всю Юго-Восточную Азию, а позднее достигла Европы (а конкретно - Италии), перемещаясь по торговым путям. Путешествовала она, разумеется, в организмах людей и животных.

Каким-то районам сильно повезло по причине редкой заселенности - передавать заразу было физически невозможно. Кому-то удача просто улыбнулась по прихоти судьбы - некоторые регионы с достаточной (по тем временам) плотностью населения болезнь обошла стороной или едва затронула. Какие-то территории прямо-таки выкосила - во Флоренции, например, где жили герои "Декамерона", выжила только пятая часть ее обитателей. Из стотысячного населения тогдашнего Парижа умерло пятьдесят тысяч. На нынешней территории Германии каждый десятый житель погиб от черной чумы. Гамбург, Кельн и Бремен были городами с самой высокой смертностью, потеряв до 60% своих жителей. Такой же урон понес Лондон. В Восточной Германии, по причинам до сих пор точно не определенным, потерь населения было намного меньше.

Не щадя ни принцев, ни нищих​

Пик заболеваемости в Европе пришелся на 1346–1347 годы (официально считается датой окончания эпидемии 1353 год). Любой человек мог стать жертвой болезни, о происхождении которой не было известно ничего, и потому не было найдено панацеи. Бактерия не различала ни чинов, ни званий: и королям, и нищим безопасность не была гарантирована в равной степени. Болезнь проявлялась в виде язвочек в области паха, подмышек или шеи, возникавших в результате воспаления каких-либо узелков лимфатической системы, сопровождающегося нагноениями и высокой температурой. Врачам потребовалось несколько столетий, чтобы понять: заражение приходило к людям от крыс (носителей блох с бактериями), а вероятным мостом между Азией и Европой послужил торговый город Кафа (Феодосия), расположенный на Крымском полуострове.

В первый год пандемии жители Кафы подхватили болезнь от монголов, которые осаждали город и, как говорят, забрасывали за его стены катапультами трупы погибших воинов. До того момента Европа равнодушно внимала слухам о страшной эпидемии, которая "вроде бы возникла в Китае" и распространилась по всей Средней Азии, а оттуда пришла в Малую Азию, Индию, Персию, Месопотамию, Сирию и Египет.

Из Кафы чума быстро добралась до Генуи (спасибо генуэзским купцам, чьей колонией и была нынешняя Феодосия - они весьма активно челночили на этом маршруте) и обрушилась на Италию со всей имевшейся у заразы мощью. С Апеннинского "сапога" бациллы беспрепятственно проследовали и в другие страны континентальной Европы.

К январю 1347 года чума уже проникла во Францию через Марсель, а вскоре и в Испанию. В 1349 году болезнь расползлась по Пикардии, Фландрии и Нидерландам, пересекла Ла-Манш, обустроилась в Англии и двинулась, не встречая препятствий, в Шотландию и Ирландию. А также в Норвегию, куда с Британских островов прибыл корабль-призрак с грузом шерсти, чей экипаж к финальной точке путешествия - Бергену - состоял из одних мертвецов. Впрочем, скандинавским странам повезло. Из-за низкой плотности населения и экстремальных природных условий (вот, когда мороз во благо!) смертоносная блоха вымерла раньше, чем распространилась.

Из крупных городов чума передавалась пригородам и близлежащим деревням, которые, в свою очередь, передавали эстафету населению провинций. Страх перед болезнью и невозможность излечения от нее (за редким исключением) спровоцировал панику и коллективную истерию. Люди предпочитали рассказывать друг другу об ужасах и потерях, не слишком веря в случаи чудесного исцеления.

Аньоло ди Тура, летописец из Сиены, рассказывает в своих текстах об этой панике: "отец бросает сына, жена - мужа, брат - брата, потому что эта чума, казалось, передавалась и дыханием, и взглядом. Так умирали. И нельзя было найти никого, кто хоронил бы мертвых ни по дружбе, ни за деньги… И я, Аньоло ди Тура, похоронил своих пятерых детей собственными руками, и было много таких, кто поступал так же, как я".

По оценке норвежского ученого, доктора исторических наук Оле Йоргена Бенедиктова, смертность в некоторых регионах Европы достигала 60%. На Пиренейском полуострове чума была особенно жестока: здешнее население сократилось на 65%. От нее умер король Кастилии (Испания тогда еще не была единым государством) Альфонсо XI. Его сосед Педро Арагонский всего за шесть месяцев потерял жену Леонору, дочь и племянницу. Император Византии Иоанн VI Кантакузин потерял сына. Во Флоренции великий итальянский историк Джованни Виллани умер в возрасте 68 лет за рабочим столом, когда писал: "…в ходе этой эпидемии скончались…". Фраза так и осталась незавершенной.

Чума возвращалась в Европу потом еще не раз (историки насчитывают 16 волн, длившихся по году-два), но таких масштабов, как описываемая пандемия (вторая в мировой истории и первая - в европейской), она больше не достигала, несмотря на то, что лекарств от "черной смерти" тогда так и не было создано. Хотя и вспышка 1649 года в Севилье и эпидемия в Лондоне в том же столетии были очень опасными и последствия после себя оставили разрушительные. Когда произошел Великий лондонский пожар 1666 года, город все еще страдал от сокрушительных последствий эпидемии, в результате которой погибло более пятой части его населения. Даже король и высшие городские власти покинули Лондон.

Как ни парадоксально, именно Великий лондонский пожар смог справиться с "черной смертью". Поскольку беднейшее население, жившее в пригородах в антисанитарных условиях, к тому времени уже покинуло свои дома, уйдя в деревни, тушить массовое возгорание было некому. Победа над чумой таким радикальным способом обошлась дорого, но она все же состоялась. Хотя и была, как оказалось позднее, временной - болезнь бродила по Европе еще почти четыреста лет, то затаиваясь, то вспыхивая. Механизм передачи инфекции, как и собственно ее переносчика-распространителя - блоху Xenopsylla cheopis - "вычислил" в 1898 году французский врач и биолог Поль-Луи Симон. Отдельные случаи заболевания регистрировались и в ХХ веке. Но благодаря трудам Симона медикам сегодня удается справиться с болезнью без особых сложностей, если, конечно, больной не затягивает с обращением к врачу.

Уровень смертности сегодняшней бубонной чумы составляет (после открытия антибиотиков) 11%. От количества больных - не от общей массы населения. Это выше, чем процент смертности от COVID-19, но… паники по этому поводу нет. Про Эболу, свиной и птичий грипп человечество уже забыло. Пожалуй, мы имеем дело с эффектом привыкания к опасности - как на фронте, когда солдаты перестают обращать внимание на свистящие вокруг пули: от своей не уйдешь, а на другие реагировать некогда, надо боевую задачу выполнять. Наступит привыкание и к угрозе "уханьской пневмонии" - как только будет подтверждено наличие лекарства, действительно побеждающего коронавирус.

Владимир Добрынин

Читайте также